iPhone вышел на рынок еще в 2007 году, так почему же Apple до сих пор платит налоги как в 1990 году?

Авторы Bloomberg разбираются в тонкостях европейского и американского налогообложения, позволяющего Apple, фактически, не платить налоги.

Maxforce является командой Европейского Союза, которая приказала Ирландии получить миллиарды евро налоговой задолженности от корпорации Apple Inc., напугала ирландское правительство и стимулировала изменения в международном налоговом праве. Если вы думаете, что они свое название Maxforce получила в результате максимальных усилий к расследованию предполагаемых финансовых махинаций, то это не так. Ее просто возглавляет парень по имени Макс.

Официальный представитель Европейской комиссии дал прозвище Целевой группе по практике налоговой планировки в честь ее руководителя, Макса Лиенемейера, долговязого, уравновешенного немецкого адвоката, который работал над планами по укреплению проблемных банков во время долгового кризиса в Европе. С момента запуска в 2013 году, команда Maxforce просмотрела налоговый статус сотен компаний по всей Европе, включая сделку Starbucks Corp. в Нидерландах, соглашение Fiat Chrysler Automobiles NV в Люксембурге и самое крупное дело – история Apple в Ирландии (Ageyenko.ua уже касался этих тем в своих статьях).

Команда Лиенемейера из 15 международных гражданских сотрудников проводила трехлетнее расследование, которое простиралось от коридоров Европейской Комиссии, исполнительного органа ЕС, до Министерства финансов Ирландии и штаб-квартиры Apple в Купертино, Калифорния. Многое из этого описано здесь впервые, и эта статья содержит хронику растущего конфликта между Европой и США, а также изменение в подходе ЕС к налоговым делам транснациональных корпораций.

Команда Maxforce пришла к выводу, что Ирландия позволила Apple создать организации без определенного гражданства, что фактически позволило им решать, как много или как мало платить налогов. Исследователи говорят, что компания направляла прибыль из десятков стран в два ирландских подразделения. В системе, которую по меньшей мере одобрили ирландские власти, доходы были разделены, и большая часть направлялась в «главный офис» без сотрудников и конкретного местоположения, следовательно, не облагалась налогами или прибылью от продаж за пределами Ирландии. Тем временем, США не облагало подразделения, потому что они находились в Ирландии.

«Я не могу понять, почему налоговое обязательство принадлежит Ирландии», – ирландский министр финансов, Майкл Нунан.

В августе ЕС заявило, что Ирландия нарушила европейский закон, заключив очень выгодную сделку с Apple. И приказало стране выставить счет производителю iPhone на рекордные 13 миллиардов евро (13,9 миллиардов долларов) налоговой задолженности, включая проценты с 2003 по 2014 годы. Комиссия ссылается на один из примеров: в 2011 году подразделение под названием Apple Sales International получило прибыль в почти 16 миллиардов евро от продаж за пределами США. Но только 50 миллионов евро были подвержены налогообложению в Ирландии, оставив 15,95 миллиардов евро без обложения налогом, по словам Комиссии.

Хотя ЕС говорит, что его целью является «обеспечение равноправного отношения к компаниям» по всей Европе, Apple утверждает, что Комиссия намеренно нацелилась на них. В заявлении от 8 декабря Apple говорит, что ЕС «меняет правила задним числом и предпочитает игнорировать десятилетия использования ирландского законодательства», а его следователи не улавливают разницы между европейской и американской налоговыми системами.

Компания Apple, у которой 6 000 сотрудников в Ирландии, говорит, что ее ирландские подразделения заплатили материнской компании лицензионный сбор за использование интеллектуальной собственности в своих продуктах. По словам Apple, у ирландских компаний нет собственной интеллектуальной собственности, поэтому они не должны платить налоги за нее в Ирландии, но подразделения столкнутся с американскими налоговыми счетами, когда будут возвращать доходы в США. Apple рассчитывает выплатить около 26% прибыли налоговой за последний финансовый год, и выделила около 32 миллиардов долларов, чтобы покрыть налоги, с которыми она столкнется за границей, когда будет возвращать прибыль в США. «В этом случае речь идет не о том, сколько налогов платит Apple, а о том, где выплачиваются наши налоги, - говорят в компании. – Мы платим налоги на все, что зарабатываем».

9 ноября Ирландия обжаловала решение Комиссии в Главном суде ЕС в Люксембурге, оспаривая то, что предоставила Apple особые условия. Ирландский министр финансов Майкл Нунан заявил, что он «кардинально не согласен» с решением, и Ирландия строго придерживается налогового законодательства. Правительство говорит, что у Ирландии нет права взимать налоги с прибыли компаний-нерезидентов, которая поступила в результате ее деятельности за пределами страны.

Ирландский министр финансов Майкл Нунан.
Ирландский министр финансов Майкл Нунан. (Источник: https://www.bloomberg.com)

«Присмотритесь к небольшой надписи на iPhone, - говорит Нунан после того, как ЕС обнародовало решение в августе. – Там написано, что продукт был разработан в Калифорнии и изготовлен в Китае. Это означает, что прибыль была начислена не в Ирландии, поэтому я не понимаю, почему налоговое обязательство принадлежит Ирландии».

Ожидается, что в ближайшие недели ЕС опубликует детали расследования команды Maxforce. В то же самое время Apple скорее всего подаст собственную жалобу в суд ЕС. Хотя Apple придется заплатить налоги в течение нескольких недель, деньги будут находиться в третейском хранении, и потребуются годы, чтобы решить этот вопрос.

Эта статья основана на интервью с десятками чиновников из ЕС, Ирландии и Apple, хотя многие не пожелали открыто обсуждать конфиденциальные вопросы налогообложения. Представитель команды Maxforce отказал в интервью с Максом Лиенемейером. Ирландский офис комиссии налогового управления (эквивалент Американской внутренней налоговой службы) ответил, что не может прокомментировать конкретные компании.

«Непоследовательность и неоднозначность», - Тим Кук о расследовании ЕС.

Лиенемейер начал собирать команду Maxforce поздней весной 2013 года с полномочиями для тщательного мониторинга налоговой политики Европы в поисках каких-либо преференций для корпораций. Предоставление прямых субсидий или налоговых льгот конкретной компании является незаконным в ЕС, чтобы предотвратить поощрение национальных лидеров правительством. Его первый наёмный работник – человек, который будет наблюдать и проверять Apple – Хелена Маликова из Словакии, которая работала в Цюрихе в компании Credit Suisse Group AG. Также он быстро нанял Камилу Каукиль, польского финансового аналитика из KPMG, и Саскию Хендрикс, бывшего советника по налоговой политике в правительстве Нидерландов.

Они сразу начали с проверки комитета Сената США в сфере налоговых стратегий американских транснациональных компаний. Постоянный подкомитет Сената по расследованиям заявил, что компания Apple перевела десятки миллиардов долларов прибыли в ирландские дочерние компании без указания юрисдикции, где заплатила выгодную налоговую ставку менее чем 2%.

21 мая 2013 года в 9:30 утра сенаторы собрались в комнате №106 в здании имени Дирксена. Среди представленных доказательств в тот день было письмо за 2004 год от Тома Коннора, чиновника из налогового управления Ирландии, в компанию Ernst & Young, консультанта Apple по налоговым вопросам. Вопрос Коннора: «Подразделение технологической компании не подало налоговой декларации. Оно еще действует?». Компания E&Y ответила спустя два дня, что подразделение является холдинговой компанией-нерезидентом без реальных продаж: «Там нечего возвращать с налоговой точки зрения корпорации», - написала E&Y. Вещественные доказательства Сената не включали ответ Коннора, если он и существовал.

Здание Сената США имени Дирксена в Вашингтоне.
Здание Сената США имени Дирксена в Вашингтоне. (Источник: https://www.bloomberg.com)

Во время слушаний республиканец от Аризоны Джон Маккейн жестоко раскритиковал Apple как «одного из крупнейших налоговых неплательщиков в Америке». Демократ от Мичигана Карл Левин глянул поверх очков на кончике носа и сказал, что компания Apple использует «оффшорные налоговые стратегии с целью неуплаты налогов, что ясно как день». Тем не менее, в переполненной комнате принципиально важным было высказывание Левина о том, что согласно законодательству США, небольшая группа могла бы заставить Apple платить больше налогов. Главный исполнительный директор компании Apple Тим Кук страстно защищал действия компании, заявляя сенаторам: «Мы не имеем никакого отношения к финансовым уловкам!».

Разоблачения Сената удивили команду Maxforce, которая располагалась в многоэтажном здании Madou Tower, построенном в 1960-х в захудалом районе Брюсселя Сен-Жосс. Спустя три недели после слушания Сената команда Лиенемейера запросила в Ирландии детальную информацию по налоговой ситуации Apple. Вскоре ирландские налоговые органы направили своего представителя с портфелем, полным кипой скреплённых бумаг. Ирландцы могли просто отправить материалы по почте, но они были осторожны касательно обмена информации о налогоплательщиках в ЕС, и придерживались основных правил во избежание утечки информации: никогда не отправлять подобные документы в электронном виде.

В то время, как ирландское правительство проявляло уверенность в публичных заявлениях, утверждая, что Apple не получала никаких уступок, за кулисами возрастало напряжение. В течение лета 2013 года Министерство финансов заверило министров в правительстве, что расследование ЕС ни к чему не приведет согласно мнению людей, знакомых с обсуждением. Но в этих заверениях уже не было той уверенности, как раньше. Было ощущение, что Apple выработал свою ирландскую налоговую позицию в совсем другой эпохе, и никто не помнит деталей переговоров, которые проходили годами ранее.

В 1980 году четырехлетняя компания – только недавно был выпущен настольный компьютер Apple III – создала несколько ирландских филиалов с такими разными функциями как производство или продажа согласно отчету Сената. Согласно ирландскому законодательству, принятому в начале 1950-х годов и призванному укрепить угасающую послевоенную экономику, так называемая «экспортная компания Apple» не платит налогов на зарубежные продажи товаров, произведенных в Ирландии.

Madou Tower в Брюсселе.
Madou Tower в Брюсселе. (Источник: https://www.bloomberg.com)

Чтобы соответствовать европейским правилам, Ирландия в итоге прекратила нулевую налоговую политику в 1990-х. После этого Apple и Ирландия договорились, что прибыль ирландского подразделения, упомянутого в письме Тома Коннора, будет ограничена с помощью сложной формулы, которая в 1990-м году привела бы к налогооблагаемой прибыли от 30 до 40 миллионов долларов.

Налоговый консультант Apple «признался, что не было никаких научных оснований» для этих цифр, но суммы были «такой величины, что он надеялся на их рассмотрение в качестве добросовестного предложения» в соответствии с примечаниями встречи 1990 года с ирландскими властями, на которые ссылается ЕС. Баланс не изменился, даже когда Apple начала собирать большую часть своей продукции в Азии.

Ирландия и Apple начали вносить изменения несколько месяцев после того, как Maxforce начал присматриваться к их налоговым отношениям. В октябре 2013 года министр финансов Нунан заявил, что он закроет лазейку, которая позволяла холдинговым компаниям без определенного гражданства работать за пределами Ирландии. ЕС заявил, что Apple изменил структуру своих ирландских подразделений в 2015 году, чтобы по заявлению компании соответствовать переменам в ирландском законодательстве.

По мере того, как Maxforce начал расследование в 2014 году, ирландский премьер-министр Энда Кенни договаривался с потенциальными инвесторами в Калифорнии. На мероприятии в Сан-Франциско, целью которого было продвижение ирландских предпринимателей, губернатор Джерри Браун пошутил над тем, что он считал Apple «компанией из Калифорнии», но согласно налоговой декларации «они на самом деле ирландская компания». Новостные видео показывают, как ирландские чиновники с каменным лицом смотрят на губернатора, когда он шутил.

Обеспечение соблюдения правил ЕС касательно налогов является вопросом «справедливости», - европейский комиссар по вопросам конкуренции Маргрете Вестагер.

Чем глубже команда Лиенемейера продвигалась в этом вопросе, тем больше были опасения Apple. В январе 2016 года генеральный директор Тим Кук встретился с Маргрете Вестагер, европейским комиссаром по вопросам конкуренции и, в конечном счете, боссом Лиенемейера, на 10-ом этаже здания Berlaymont, институциональной штаб-квартиры Европейской комиссии в Брюсселе.

Маргрете Вестагер, европейский комиссар по вопросам конкуренции.
Маргрете Вестагер, европейский комиссар по вопросам конкуренции. (Источник: https://www.bloomberg.com)

Вестагер, дочь двух лютеранских пасторов, обладает репутацией беспристрастного, но жесткого человека, сокращая пособия по безработице и отстаивая новые строгие правила для банков во время работы в качестве министра финансов Дании. И хотя она признала, что ее команда имела небольшой опыт работы с налоговыми решениями, в ноябрьском интервью журналу France’s Society она сказала: «Мы учимся на практике». По словам Вестагер, соблюдение правил ЕС в вопросах налогообложения является «вопросом справедливости».

На встрече с Куком она выспрашивала его о налогах Apple, оплачиваемых в разных юрисдикциях по всему миру. Она сказала руководителям Apple, что «кто-то должен обложить вас налогом», согласно лицу, присутствующему на заседании. В последующем письме от 25 января, полученном агентством Bloomberg, Тим Кук поблагодарил Вестагер за «честный и конструктивный обмен мнениями», и подтвердил, что доходы Apple являются «предметом отложенного налогообложения в США до того, как эти доходы туда вернутся».

Дальнейшая переписка стала более острой. 14 марта Кук написал Ветстагер, что у него «возникли опасения по поводу справедливости этих разбирательств». Комиссия не смогла в полной мере объяснить на основе чего исследуется компания Apple, и подход органа был охарактеризован как «несогласованный и двусмысленный», по словам Кука.

Apple утверждает, что ЕС вернулся к своему решению 2014 года, признавая, что два ирландских дочерних филиала не являлись техническими резидентами в Ирландии, и поэтому несут ответственность только за налоги и прибыль, полученную из ирландских источников. Теперь, по словам Кука, казалось, что Комиссия намеревается «навязать Apple крупный налог задним числом, приписав ирландским подразделениям всю мировую прибыль компании за пределами Америки».

«Нет никакого несоответствия», - сказал представитель ЕС в заявлении от 15 декабря. Только часть прибыли дочерних предприятий облагается налогом в Ирландии согласно заявлению: «В результате налоговые правила позволили компании Apple платить значительно меньше налогов чем другим компаниям, что является незаконным в соответствии с правилами государственной помощи ЕС».

Уговоры Кука незначительно повлияли на колебания Вестагер, и в августе она позвонила Нунан, чтобы сказать ему о результатах расследования команды Maxforce: Комиссия собиралась вынести постановление против Ирландии. 29 августа во второй половине дня ирландские чиновники начали намекать журналистам, что Apple выставили счет к уплате налогов на миллиарды и «может произойти что угодно». На следующий день в полдень Вестагер заявила на переполненной пресс-конференции в Брюсселе, что комиссия приняла решение о том, что Apple должна выплатить Ирландии ее законные 13 миллиардов евро.

Несмотря на то, что это было бы эквивалентно 26 процентам национального бюджета за 2015 год, Ирландия не хотела сверхприбыли, заявив, что решение было ошибочным, поскольку страна не предоставила Apple никаких особых привилегий. Решение вызвало политический кризис, так как левые члены хрупкого меньшинства Энда Кенни в администрации увидели потенциальную золотую жилу для налогоплательщиков, которую могла содержать самая богатая компания в мире. Даже когда Нунан посещал одну за другой телевизионные студии с обещанием обжаловать решение, независимые законодатели требовали, чтобы Ирландия взяла эти деньги.

Столкнувшись с потенциальным бунтом, который мог привести к отставке правительства, Кенни и Нунан в конечном итоге согласились с требованиями пересмотреть налоговую систему страны для корпораций. Но они сказали, что будут бороться за дело, и 7 сентября ирландские законодатели в подавляющем большинстве поддержали подачу апелляции.

Представители из команды Лиенемейера и других ведомств ЕС говорят, что они собрали налоговою информацию более чем на 300 компаний, в поисках того, что, по их мнению, является благосклонным отношением со стороны правительства по всей Европе. В то время как они не ожидают таких огромных выплат, как от Apple в Ирландии, они говорят о тревожном объеме усилий, которые следует приложить Maxforce.

«Мы ориентируемся на отклонениях, когда вы смотрите на то, что находится за пределами радара», - сказал начальник Лиенемейера, 50-летняя датчанин Герт-Ян Купман, который возглавляет органы государственной помощи в ЕС, на ноябрьской конференции в Брюселле. – «Если вы платите справедливую сумму налога, тогда вам не о чем беспокоиться».