Часть вторая. «Фантастическая четверка»: самый «святой», «самый народный депутат» и другие «самые-самые».

Продолжаем разбираться в электронных декларациях наших народных депутатов. В первой части статьи мы посмотрели на отчетность «золотой пятерки» - тех депутатов, которые являются рекордсменами по финансовым и имущественным показателям, а также две самые показательные декларации – первого «триллионера» Украины Мельничука и почетной «нищей» Верховной Рады Тимошенко, у которых судя по декларации практически ничего нет, хотя все мы знаем, что на самом деле это лишь их природная скромность – зачем смущать избирателей лишними деталями своей личной жизни? Еще не так поймут…

Сегодня же мы посмотрим на противоположные примеры. Нет, они не бедны (за исключением некоторых «святых» из соответствующего раздела), но у каждого есть то, из-за чего их смело можно отнести в разряд «неблагополучных». Кто-то явно стал жертвой «зеленого змия» спустив на это миллионы, кто-то влез в многомиллионные долги из-за своей страсти к коллекционированию, а кто-то специально строит из себя бедного, чтобы мобилизовать радикальный электорат, хотя по факту вся его «неблагополучность» лишь фарс и популизм. Но обо всем по порядку.

«Самый святой»

Начнем с тех, кто реально беден. Да, в Верховной Раде есть и такие депутаты. Если сравнивать с рядовыми украинцами, то любой пенсионер и бюджетник только порадовался бы их «бедности», но спортивный принцип требует показать не только самых богатых депутатов, но и самых бедных. Этим мы и займемся в категории «святых».

Признаемся честно, это очень сложная категория – святость ведь термометром или линейкой не измеришь. Помимо канонического смысла у этого слова есть и другая характеристика – соблюдение всех правил и норм морали, не пить, никого не бить, не прелюбодействовать, бедным помогать, не врать, в конце концов, в декларации. По последнему пункту вообще проверить кого-либо очень сложно – куда уж нам, если вся огромная армия правоохранительных органов с сотнями тысяч сотрудников тут бессильна. Однако кое-что нам по силам. Например – посмотреть, как изменилась ситуация у тех, кто шел на выборы от имени «бедноты» и как представители простых украинцев, сирых и убогих. Нет, Олега Ляшко тут не будет – о нем чуть позже. Зато будут разнообразные активисты и комбаты, которых в качестве «знамени» провели в ВРУ разные политические силы, прикрывая ими свои закрытые партийные списки.

Поскольку с Майдана активисты шли под знаменами «народного выбора» как «святые» - то есть как представители самых низов украинского общества, - то очень интересно, кто же из них оказался самым предприимчивым и заработал на депутатстве больше всех.

О комбате Сергее Мельничуке (это который «триллионер»), мы уже писали, потому посмотрим на другую крайность. Самым показательно бедным является народный депутат от «Народного фронта» Михаил Гаврилюк, активист, более известный широкой общественности просто как «Козак Гарилюк». Вся страна просто рыдала, когда по ТВ показывали, как он в своей старой потрепанной одежде на камеру копал огород в Запорожской области… Напомним, он в политику попал голым и босым (буквально – тому есть видео-свидетельство), и, согласно декларации, таким остался и поныне. Даже зарплату депутатскую не указал – в декларации просто нет графы «доходы». Точнее – она есть, но девственно пуста. Ни зарплаты, ни подарков – ничего нет. На какие деньги он живет и за чей счет не так давно ездил с новой женой на отдых в Европу не совсем ясно. Действительно «святой» - наверное, Гаврилюк и питается только духовной пищей, на мирскую снедь ведь денег нет…

Впрочем, есть в декларации кое-какие цифры. Так, в один счастливый (или несчастный – как посмотреть) день, 28 ноября 2007 года он купил в Черновцах квартиру в 32 «квадрата» стоимостью 217 150 грн, и в тот же день влез в долги, ссудив у кого-то 11 тыс. долларов (по данным СМИ – у тестя). Это видимо был самый судьбоносный день в жизни депутата, потому как все события, внесенные в декларацию, приходятся именно на 28 ноября.

Пару лет назад, в самый разгар предвыборной кампании, СМИ активно показывали «козака» за работой на огороде, в селе, «коло хаты», однако в декларации нет недвижимости в селе или каких-либо земельных участков. Вероятно, став депутатом он от этой недвижимости избавился вместе с бывшей супругой.

Немного дальше (в сравнении с более опытными депутатами) от Гаврилюка зашли его коллеги по Майдану Дмитрий Ярош и Андрей Билецкий. У них задекларирована зарплата и жилье (у Яроша две квартиры в Днепре по 46 и 53 кв.м, а у Билецкого – одна в Киеве на 80 кв.м). Лидер «Азова» задекларировал 5000 долларов сбережений, что довольно скромно с учетом миллионов экс-регионалов или членов БПП, а Ярош – два автомобиля бюджетных марок Skoda Octavia и Opel Astra. Ярош также задекларировал торговую марку «Правый сектор», так что с каждой визитки (да-да, той самой «визитки Яроша») с этим брендом ему должны поступать какие-то роялти.

К бедным комбатам-активистам можно отнести и Юрия Березу, который, судя по декларации, находится на иждивении у жены. Так, он насобирал лишь 6322 грн, в то время как его супруга – почти 3 тысячи долларов. Впрочем, мы не знаем какой у жены характер – может она силой заставляет комбата-депутата отдавать в семейный бюджет всю получку? Дело семейное, как говорится. Хотя с каких денег он финансировал свою предвыборную кампанию – это вопрос остается открытым.

Чуть лучше ситуация у «узницы Кремля» Надежды Савченко – она задекларировала в 2015 году 15 тыс. грн зарплаты сестры Веры, 19,6 тыс. грн пенсии матери Марии Ивановны. Лично она получила «приз» от Украинского католического университета на сумму 205 тыс. грн и 201 тыс. грн гонораров с продажи книги. Речь, вероятно, о книге «Сильне ім’я Надія», которая также есть в декларации – авторские права на неё Надежда оценила в 30 тыс. грн.

Помимо этого в декларации указана фирма S.T.Group Ltd., которой владеет сестра депутата Вера. Сама Надежда владеет небольшими сбережениями в виде ценных бумаг – 140 акций с номинальной стоимостью в 7 грн Универмага «Украина». Столько же акций в собственности у Веры, но гораздо больше акций этого же заведения у Марии Савченко – 3150 штук с номинальной стоимостью 158 грн (вот кто семейный казначей). У Веры есть два автомобиля: Skoda Fabia 2007 года выпуска и Lifan 320-й модели 2011 года выпуска. Надежда владеет третью частью квартиры на 72 кв.м в Киеве (получается, одной комнатой), в то время как Мария Савченко владеет в Житомирской области домом на 54 кв.м и участком на 1,5 тыс. кв.м. То есть у Надежды декларация выходит более чем скромная, если учесть что почти вся собственность указана на её родственников.

На их фоне сильнее всего выделяются активистка Анна Гопко, а также комбаты Семен Семенченко, Павел Кишкарь и Андрей Тетерук. До триллиона Мельничука им далеко, но состояние тоже неплохое. У Анны Гопко, например, 10 квартир – по 5 в Киеве и Львове, которыми она владеет вместе с мужем, и капитал в размере 195 тыс. грн и 145 тыс. долл. Сама Анна владеет автомобилем Honda Civik, а муж инвестиционными сертификатами на 22 тыс. грн. Также муж задекларировал более 1 млн грн зарплаты и 51% компании «Зернопродукт – 1». Есть ли у мужа сбережения, Анна Гопко не знает (как писали СМИ, он категорически отказался признаваться, что лежит в его сейфе).

У Павла Кишкаря задекларировано 80 тыс грн сбережений, три автомобиля (одна из машин куплена в лизинг), две квартиры – в Киеве (37 кв.м.) и Таиланде (42 кв.м), а также офис на 35 «квадратов». Андрей Тетерук может похвастаться сбережениями на 185 тыс. грн и 11,5 тыс. долл, двумя квартирами в Виннице и арендованным домом в Вышгороде. В собственности у него также два «Форда» - Kuga и Fusion. Побольше, чем у Савченко, но вполне в пределах среднего украинца.

Семен Семенченко задекларировал сбережений на 20 тыс грн и 25,5 тыс долл (плюс 17,5 тыс долл у жены), дом в Амвросиевке (Донецкая область) и арендованную киевскую квартиру на 32 кв.м. Сам комбат автомобиля не имеет, зато у жены есть бус Nissan NV200. Примечательно, что чета Семенченко имеет немалый долг, который перекрывает все доходы – суммарно 130 тыс. грн.

Ну а кто же наш «самый святой»? Савченко или может Гаврилюк? Нет, это, конечно же, Владимир Парасюк, который как источник своих «подарков» указал «Святого Николая». Ну согласитесь, если у тебя в приятелях сам святой, который ежегодно приносит подарки, то ни в чем в жизни уже нуждаться не будешь. А самое главное, всегда будет надежное «алиби» для подарков и капитала – это не взятки, это от Святого Николая. Мол, я ни сном ни духом – ночью кто-то положил под подушку айпад последней версии или новенькие часы, что ж теперь, адресат не доступен – обратно не отнесешь! А теперь, важно чтобы в НАБУ также искренне верили в Святого Николая, как это делает Парасюк.

Согласно е-декларации народного депутата Владимира Парасюка, он имеет сбережения на сумму 1293 грн и 11 тыс. долл. Указаны два дома и два земельных участка во Львовской области (только один дом на 95 кв.м записан на самого депутата, остальное – на родню; второй дом, к примеру, на «бабу Марию»).

Депутат вообще охотно берет всевозможные презенты. Это те самые «часы от Святого Николая» стоимостью 7999 грн, а также айфон и айпод по 22 и 17,3 тыс. грн соответственно. Кроме того, в собственности депутата Skoda SuperB 2011 года. Помимо ставших уже классическими цифр депутатской з/п на 75,5 тыс. грн в год, выплаты на осуществление депутатских полномочий в размере 80,5 тыс. грн и компенсаций за жилье на 165 тыс. грн (он же «святой» - ему можно брать помощь и в казне, а не только у Святого Николая), собственности лично у Владимира Парасюка больше нет.

Зато есть собственность у его родственников, которые описаны довольно подробно, что, на самом деле, делает честь депутату – источника дохода нет, но доход, все-таки, указан. Так, одна только мать Оксана Парасюк заработала 990 тыс. грн занимаясь предпринимательской деятельностью. Еще 65 тыс. грн заработал на отчуждении имущества отец «слуги народа» – Зиновий Алексеевич. Помимо этого депутат указал пенсии и другие выплаты прочих родственников.

Коллекция любой ценой

Как оказалось, едва ли не все депутаты что-то коллекционируют – от самоваров и вина до оружия и святых мощей. Некоторые пошли дальше, и стали коллекционировать не только предметы старины, но и целые церкви и культурно-исторические комплексы. Некоторые так увлеклись, что влезли в огромные долги, но об этом далее.

Так, говоря о культурно-исторических комплексах, мы не можем пропустить Ольгу Богомолец. Она делала ставку во время предвыборной кампании на свою едва ли не святость, а сейчас задекларировала самый натуральный замок в Радомышле Житомирской области. Много ли врачей могут позволить себе приобрести и содержать целый замок? Это без учета 7 квартир, 3 домов и 6 земельных участков, и еще нескольких «нежилых строений», а также двух квартир, которые еще только строятся. Да, нельзя забыть о правах на 120 песен в народном стиле (тоже ведь коллекция), трех десятков картин, коллекции икон и целого ряда специфических торговых марок, с угрожающими названиями, как «День меланомы» например (меланома – кожное раковое заболевание). Но это уже относится скорее к сфере благотворительности, что более чем похвально, хотя расходы на благотворительность в декларации не учтены. Как видим, врачам коллекционирование тоже не чуждо.

В этом же плане можно вспомнить «радикала» Андрея Лозового, у которого задекларированы не просто коллекция икон, но и крест-энколпион XIII века со святыми мощами. Впрочем, старинных икон у него тоже достаточно – 72 штуки. Самая старая из них датируется XVI веком. В то же время, Анатолий Матвиенко из БПП пошел дальше Лозового (что иконы – иконы есть у всех) – вместо того, чтобы скупать иконы по-отдельности, он выстроил себе целый Храм Успения Пресвятой Богородицы в Винницкой области.

Поясним в чем тут «соль»: меценаты выделяют средства безвозмездно на строительство церквей или на их содержание, это должна быть чистая благотворительность – в своей собственности они храмов не имеют, а священники не являются их наемными работниками. Однако у Матвиенко храм непосредственно в собственности – это уже не благотворительность, а его актив, частная недвижимость.

Иконы и картины коллекционируют многие депутаты – 95 единиц задекларировал Олесь Довгий, 332 предмета антиквариата и икон показал Игорь Тарута, около 200 единиц показал в системе Александр Вилкул, столько же – Вадим Новинский и т.д. Всех перечислять очень долго. На самом деле, найти самого крупного коллекционера очень непросто именно ввиду ассортимента – практически каждый нардеп хоть что-то да собирает (в крайнем случае – денежные купюры, как Мельничук, или дома как братья Дубневичи). Но мы его нашли.

Мало кто в депутатском корпусе может составить конкуренцию Александру Фельдману по части коллекционирования. Внефракционный депутат считается одним из богатейших людей Харькова и Украины, а политика для него, скорее, хобби (числится среди ярых прогульщиков ВР) и дополнительный рычаг для лоббирования своих коммерческих интересов. Для этого бизнесменом, например, создана партия «Наш Край», которая на внеочередных выборах на подконтрольном Украине Донбассе вышла в лидеры.

Но мы сейчас не о политике, а о коллекциях и той цене, которую депутаты готовы за свою страсть к собирательству уплатить. Александр Фельдман известен за рубежом не столько как предприниматель или владелец рынка «Барабашово» и концернка «АВЭК», сколько как крупный меценат-музейщик. Круг его благотворительных интересов на самом деле очень широк: от футбола (ФК «Гелиос») до частного зоопарка «Фельдман Экопарк». Но особенно активен он по части музеев и галерей, всевозможных выставок.

Важный момент – вход в его заведения всегда бесплатный. Причем в отличие от многих других депутатов, которые вынуждены прятать свои богатейшие закрома, Фельдман их осознанно демонстрирует. И не просто демонстрирует, а создает качественно новые по украинским меркам требования к музеям в принципе – не только частным. Поскольку музеи это тоже рынок, то он поднял в Харькове планку довольно высоко, что заставляет «подтягиваться» к этому уровню и его конкурентов. Это относится к настройке охранных систем, климата (очень важно для картин и антиквариата) и т.д. То есть он занимается музейным делом на серьезном профессиональном уровне, что его выделяет на общем депутатском фоне.

Коллекция у депутата действительно богатейшая: картины, холодное и огнестрельное оружие, вина, ром, ритуальные маски, почтовые открытки, скульптуры, трубки для курения, перстни и разнообразные ювелирные украшения, книги, окаменелости и многое другое – все перечислить просто невозможно. Достаточно сказать, что для демонстрации основной части этого богатства Фельдман построил галерею и два музея в центре Харькова, а также открыл доступ в Feldman Family Museum. То есть фактически разрешил экскурсию по своему дому.

Важно, что многое из этого учтено и в декларации, хотя и без указания стоимости. Впрочем, трудно оценить стоимость «коллекции ювелирных изделий, предметов быта и культа Европы и Ближнего Востока V – XIV столетий» или «коллекции ножей для открывания писем». Эти вещи бесценны, а таких пунктов в декларации депутата сотни, так что это действительно богатства, которые вполне могут поспорить с сокровищами Али-Бабы (Фельдман, кстати, большой поклонник Азии, так что сравнение более чем уместно).

Помимо музейной коллекции предприниматель-депутат указал в декларации много других конкретных данных. К примеру, у него есть три музея, он бенефициар 54-х компаний, но при этом у него нет своего автомобиля – все машины записаны на жену или сына. Сын, кстати, владеет целым автопарком: мотоцикл Harley Davidson V-Rod (2009), Mercedes-Benz S 550L 4Matic (2008), Mercedes-Benz 315 Sprinter (2008), Range Rover (2015). Помимо этого у него дом под Харьковом на 1,5 тыс кв м, 10 земельных участков на 141 тыс кв м суммарно, и квартира в Киеве на 265 кв м. Есть еще один недострой на 1,5 тыс кв м.

На банковских счетах у него 530 тыс грн, 19 тыс долл и 1,5 тыс евро, а также 2 млн 350 тыс долларов наличными. Плюс у жены и сына на руках – 500 тыс и 300 тыс долл соответственно. К этому можно добавить скромную на фоне таких цифр депутатскую зарплату в размере 58 759 грн (меньше, чем у других – видимо из-за прогулов) и еще 74 450 грн. из казны ему выдали на выполнение депутатских полномочий. Что интересно, долгов у декларанта едва ли не больше, чем доходов: кредит на 25 млн в «Диамантбанке», почти на 27 млн в «Ощадбанке», на 736 тыс в банке «Национальный кредит», почти на 370 тыс в «ПриватБанке». Помимо этого он активно берет в долг у частных лиц: 10 млн грн у отца, еще столько же у Руслана Шапиро и прочих. В общей сложности долг составил почти 70 млн грн.

Среди прочих благодетелей предпринимателя выделим одного – 23 миллиона Александр Фельдман одолжил у бывшего прокурора Харьковской области Василия Синчука, который ныне назначен «прокурором аннексированного Крыма». Добавим, что по данным СМИ, Синчук еще и кум другого народного депутата и также харьковского предпринимателя Владимира Мисика. Интересно было бы узнать оклад областного прокурора без области – Крым ведь фактически вне юрисдикции украинской Фемиды, пока не вернется в состав Украины. Очевидно, деньги там немалые – не каждый прокурор в любой стране мира сможет вот так просто ссудить олигарху почти 24 миллиона гривен.

Такие огромные долги требуют и немалых средств на выплаты – согласно декларации, на обслуживание долгов Фельдман потратил почти 30 млн грн. Это за один 2015 год. Очевидно, дела у предпринимателя идут не лучшим образом т.к. он активно занимается рекапитализацией – берет новые кредиты для покрытия старых долгов. Однако не только для этого – 39 909 416 грн. он вложил, например, в покупку ценных бумаг. Следовательно, Фельдман активно реорганизует свой бизнес.

Как видим, успех в коллекционировании не всегда тождественен успеху в бизнесе – бизнесмен понес большие потери после закрытия границы с Россией, ведь именно оттуда шел основной поток платежеспособных покупателей на рынок «Барабашово», а также более крупные партнеры по бизнесу. Теперь же Фельдману приходится искать новые направления для бизнеса, а заодно и развивать свои политические проекты для поддержки парламентского лобби. На фоне этого коллекционирование становится для него очень дорогим удовольствием.

In vino veritas

«In vino veritas, in aqua sanitas» - «Истина в вине, а здоровье – в воде». Это всем известный латинский афоризм. Некоторые воспринимают его очень буквально, вкладывая свои капиталы в целые реки вина. Правда, хорошее вино меряют не литрами, а бутылками. И хранят их в специальных винных погребках, а то испортится не ровен час – старое вино способно превращаться в уксус. Продолжая тему коллекционеров нельзя не обойти стороной ликероводочную тему. Тем более, что чрезмерная любовь к вину это еще и некая харьковская «фишка». Достаточно сказать, что наибольшие коллекции вин у министра МВД Арсена Авакова и его давнего оппонента Михаила Добкина.

Впрочем, Аваков ныне не депутат, потому мы в нашем рейтинге сосредоточимся исключительно на Михаиле Марковиче. Да и посоперничать с представителем Харькова в ВРУ сможет не каждый – два подвала, где хранится по меньшей мере 1780 бутылок элитного вина и других горячительных напитков не смог превзойти никто, хотя многие пытались (у того же Андрея Лозового, к примеру, тоже коллекция вин – он успел сделать коллекции буквально всего, но нигде не преуспел, оставшись в тени более богатых или более честных декларантов).

Декларация Михаила Добкина не то чтобы бедная, но и по депутатским меркам не самая богатая. Зарплата, деньги на депутатские полномочия и компенсация на проживание в Киеве – всё как у всех. Но это лишь на первый взгляд. Например, у харьковчанина Добкина жилья в Киеве вроде бы нет, потому он живет в отеле за государственный счет, что логично. Однако при ближайшем анализе становится ясно, что жить ему в столице есть где – у жены в Киеве две квартиры. Неужто супруга не пускает благоверного даже на порог и тот вынужден побираться в Казначействе?

Хотя с финансами у Михаила Марковича, судя по всему, дела обстоят не лучшим образом, иначе зачем бы отец давал ему «подарок» в размере 10 млн грн, а потом он обращался бы в «ПриватБанк» за двумя кредитами на общую сумму в 4,5 млн грн? Примечательно, что, согласно декларации, у Добкина осталось только 3 миллиона кредитных средств – остальные потратил. Еще у него есть наличка на 12 млн грн, 570 тыс. долл и 300 тыс. евро. Если столько наличных, зачем брать кредиты? Плюс к этому всему стоит добавить стипендию Почетного гражданина Харькова в размере 76 280 грн, которую оппозиционер не тратит, а скрупулезно складывает в банковскую ячейку. Еще 500 тыс. долл и 550 тыс. евро в соседней ячейке хранит Алла Добкина.

Интересно, что дом и участок в Харькове, которые, как считается, принадлежат чете Добкиных, на самом деле являются собственностью «третьих лиц» - депутат с женой лишь арендуют их. Речь об участке на 1137 кв.м и доме (или двух идентичных домах, указанных почему-то одновременно в собственности у жены и мужа). Интересно, что оба дома оснащены абсолютно одинаковыми винными погребами площадью 195,4 кв.м. Как видим, у большинства украинцев квартиры меньше, чем винный погребок у Добкина и его жены.

Если же это не ошибка, и погребов на самом деле два – по своему у жены и мужа, то объемы винных запасов действительно впечатляют. Справедливости ради отметим, что 1780 бутылок «вина, коньяков, виски и других алкогольных напитков» где-попало не разместишь – для этого надо очень много места, а в доме его может и не хватить. Тем более что размещать надо не только это, но и коллекцию антиквариата, часов, старинного и охотничьего оружия – в декларации сотни единиц этого имущества, хотя до других депутатов-коллекционеров ему конечно далековато. Впрочем, пальму первенства за коллекцию алкоголя он все же заслужил.

Из примечательного у самого винолюбивого депутата и его жены можно назвать 6 автомобилей (три из них почему-то одинаковые Toyota Land Cruiser; какая-то странная приверженность дубликатам – три одинаковых авто, два идентичных дома с двумя похожими винными погребами), катер, «теремок» (это такое плавсредство у жены депутата), прицеп для катера и пр. Не менее интересен и такой актив Аллы Добкиной как компания «Тонис-центр» (ей принадлежит 100 акций номинальной стоимостью 171 тыс. грн). Речь о харьковском медиа-активе «7 канал».

«Самый народный»

Если мы спросим читателей «кто задекларировал вилы как ценный актив», то наверняка от большинства услышим имя Олега Ляшко. И они будут правы – «самый народный депутат» это, несомненно, лидер «Радикальной партии», который на этом поприще не имеет себе конкурентов, хотя нишу уже пытаются «отрабатывать» и другие его коллеги. Среди них, например, депутат Сергей Каплин со своей «Партией простых людей».

Кстати, если бы мы выбирали действительно самого бедного депутата (без учета активистов), то им, несомненно, оказался бы Каплин, который показал только зарплату и скромный автомобиль марки KIA 2007 года. Он даже вынужден был взять помощь от государства в размере 156 тыс грн на компенсацию аренды жилья, но даже эта помощь оказалась меньше, чем у других депутатов. Вряд ли простой украинец может взять такую помощь у государства. Так что не так уж просто этот лидер «Партии простых людей. Однако сейчас не о нем, а о «самом народном».

Декларация Олега Ляшко интересна от начала и до конца. Уже в «шапке» документа он указал не только имя сожительницы, чтобы пресечь всевозможные инсинуации в адрес его ориентации (да, мы сейчас не о политической ориентации), но и дочери. Зовут задекларированную даму сердца Росита Сайранен. а дочь – Горбенко Владислава Витальевна. Именно так, «Витальевна», а не «Олеговна». Прямо как у детей четы Кличко, но мы вновь отвлеклись.

«Радикал» задекларировал по итогам прошлого года 79,5 тыс грн зарплаты, почти 2 миллиона гривен от «отчуждения недвижимого имущества» через фирму «АСФА ЛАЙН», а также 2 млн 245 тыс грн с продажи движимого имущества от некой Вероники Вьюн. Еще 80,5 тыс грн он получил на осуществление депутатской деятельности. То есть суммарный доход политика составил порядка 4,5 млн грн.

Помимо этого, на счетах у депутата 2 млн грн., а также 740 тысяч долларов, 90 тысяч евро и 890 тысяч гривен наличными. Росита Сайранен хранит наличкой 200 тысяч долларов, 40 тысяч евро и 760 тысяч гривен. У Ляшко в собственности две киевские квартиры по 367,2 и 95,5 кв м., а также офис площадью 182,8 кв.м со стоянкой на 23,6 кв.м. В Козине Киевской области он арендует дом площадью 215,9 кв.м, а также земельные участки по 450 и 142,3 кв. м. Это при том, что у него в собственности в другом селе из Киевской области – Княжичах – есть еще 6 земельных участков общей площадью в 210 кв. м.

«Самый народный депутат» имеет два авто – Mercedes-Benz S 500L 4MATIK 2006 года выпуска и Toyota Land Cruiser 2004 года. Росита Сайранен владеет Mazda CX-5 2014 года выпуска. Другое движимое имущество: две коллекции монет (одна – выпущенные НБУ, а вторая – зарубежные, но иностранных, правда, всего 5 штук), четверо часов – Breguet, Vacheron Constantin, Ulysse Nardin и Audemars Piguet, прочая ювелирка неизвестной стоимости, мебель и тренажеры. Корпоративные права Олег Валерьевич имеет только в виде доли 33,33% или 6300 грн в денежном выражении в ЗАО «Редакция газеты «Политика».

В категории движимого имущества особо отметим «вилы крестьянские». У них в графе «производитель» указано «украинские», а в «торговой марке» - «крестьянские». Это чтобы никто не усомнился в их происхождении (повторим, чтобы точно все поняли – они украинские и крестьянские). Стоимость вил, увы, не указана, как и дата приобретения, зато отмечено, что они на 100% в собственности Олега Ляшко – самым ценным депутат не делится даже с сожительницей.

Добавим, что это уже вторая декларация депутата за 2015 год. На сайте ВРУ весной он указывал, что заработал 4,169 млн грн доходов из которых зарплата составила всего 79,5 тыс. грн. Больше всего дохода Ляшко получил от «отчуждения имущества (движимого и недвижимого)» – 4 090 275 грн. Интересно, что в 2014 году он задекларировал только 1 млн 14 тысяч гривен (декларация доступна на сайте ВРУ). Тогда зарплата составила 174 285,6 грн, а еще 840 тысяч поступило с того же «отчуждения имущества». Как депутату многих созывов, не бизнесмену, удается продавать из года в год имущество на миллионы, зарабатывая все больше и больше, ничего при этом не покупая? Удивительно, не правда ли? Зато в декларации есть вилы – главный элемент (точнее инструмент) его политической программы. Именно потому мы признали его почетным «самым народным депутатом».

Интересно, что уже на второй день после подачи декларации Олег Ляшко решил сменить позицию, и не отбирать у «супостатов и паразитов» (он так о других депутатах, конечно же, не о себе) кровно заработанные, а объявить «амнистию капитала». Мол, если задекларировал миллионы, то разбираться, откуда эти деньги уже не стоит – сразу ведь видно, что человек честный. Если ранее «Радикальная партия» была противником «нулевой декларации», то после скандала с е-декларациями решила перейти в число ярых сторонников легализации теневых доходов.

Как все это можно оценить?

Руслан Бортник, исполнительный директор Украинского Института анализа и менеджмента политики.

  • Р.Б.: – О декларировании впервые начали говорить еще лет десять назад. С тех пор постоянно пытались этот процесс саботировать. Сначала эту необходимость власти игнорировали, потом конкретные планы пытались поломать, сделать технически невозможным реализацию идеи. В последнее время мы также видели попытки чиновников и депутатов сломать систему путем законодательных «диверсий» и через техническую дискредитацию. Была даже попытка взлома. Когда все это не удалось, попытались дискредитировать в информационном поле – начиная с постоянной критики самой системы и заканчивая декларацией Мельничука с 1 трлн гривен наличными.

    Но все-таки система запущена и работает, хотя сегодня заинтересованные лица пытаются «завалить» систему путем декорирования – переключения внимания общественности на другие вопросы, а также путем получения полного контроля над реестром. Например, мы видим, что Генеральная прокуратура пытается «перетянуть на себя» полномочия по трактовке результатов декларирования, заявляя, что она уже заводит дела, призывает всех жаловаться ей, а не в НАБУ. А по закону, напомню, она не имеет никакого отношения к вопросам декларирования. Декларации проверяет НАЗК, а следственные действия осуществляет НАБУ – и никак иначе. Но прокуратура все равно пытается перехватить контроль над этим процессом, пытается сместить фокус общественного мнения в сторону от реальных проблем.

    Нам как общественности стоит обратить пристальное внимание не на то, что чиновники задекларировали, а на то, что они скрыли. Действительно, то, что мы видим в декларациях это от силы 10% их реальных состояний. Мы сегодня обсуждаем украшения работы Фаберже, храмы, мощи в коллекциях депутатов, но всем этим просто пытаются отвлечь наше внимание от самого главного. И им это во многом удается. Поэтому могу сказать, что мы пока только на начальном этапе выведения чиновников «на чистую воду».

    Украина только начала реализацию технологии электронного декларирования, но уже сегодня ясно, что даже нынешняя урезанная система привела к дискредитации депутатского корпуса и чиновников, которые, продемонстрировав свой «финансовый эксгибиционизм», оказались абсолютно циничны в отношении общества. Ни один политик Европы не осмелился бы такое декларировать, даже если бы имел. Поэтому произошла также дискредитация Украины за рубежом. Там эти декларации вызвали шок. Больше всего наших партнеров поразили излишества и моральная ограниченность отечественных чиновников.

    Но вот будут ли политические и юридические последствия этого скандала – это целиком и полностью зависит сегодня от Национального агентства по предотвращению коррупции. Оно сегодня анализирует эти декларации, и должно сделать вывод, насколько реальная жизнь чиновников соответствует поданным декларациям. Только после вердикта этого органа мы сможем окончательно сказать, эта система работает или она провалилась, как в свое время провалилась реформа национальной полиции (мы уже это видим).

    Среди прочих депутатских деклараций есть две показательные – Юлии Тимошенко и Сергея Мельничука, хотя я бы скорее сравнивал её с премьером Владимиром Гройсманом ввиду её политической карьеры. На этом примере мы видим проявление извечной борьбы в Украине циников с популистами. Одни всегда показывают, что они «церковные мыши», хотя все прекрасно понимают, насколько они богатые люди, а другие цинично и на показ выставляют ранее награбленное, зная, что им ничего за это не будет. Это Сцилла и Харибда украинской политики. Украинский народ, к сожалению, всегда выбирает между циниками и популистами. И те и другие, на самом деле, обманывают народ, декорируя реальные стороны своей жизни.

    Историю с триллионом Мельничука стоит рассматривать отдельно т всех остальных. Это была попытка дискредитировать систему электронного декларирования в целом. Более того, это была попытка прикрыть информационно декларацию президента, которая была подана одной из последних. По сравнению с триллионом Мельничука все богатства Петра Порошенко уходят на второй план, и люди обсуждают декларацию комбата, а не президентскую. Теперь уполномоченный орган должен доказать этот обман, а сам Мельничук должен быть наказан, как и все остальные нарушители закона. Это тоже тест для Нацагенства, результаты которого мы скоро должны увидеть.

Что это было?

Подведем итоги всему выше сказанному. Пора подвести промежуточные выводы этой истории, потому как итоговые мы все равно не сможем сделать без реакции правоохранительных органов. Сейчас «мяч» на их поле. Кстати, а что грозит депутатам за обман в декларациях? Законодательство о предотвращении коррупции предусматривает особый порядок для проведения расследования в части предоставления субъектом декларирования заведомо недостоверных сведений в декларации и признаков незаконного обогащения. Государственным органом, уполномоченным проверять декларации, определено Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции (НАПК или по-украински НАЗК). Теми же депутатами на этот орган возложена функция осуществлять «логический и арифметический контроль в порядке, определенном самим НАЗК». То есть он сейчас работает фактически автономно.

НАЗК проводит проверку:

  • достоверности задекларированных сведений. Информацию о недостоверных данных в Реестре НАЗК может получать от физических и юридических лиц, из СМИ (!) и других источников;

  • точности оценки задекларированных активов. Все указанные коллекции антиквариата, вина, оружия, икон, все замки, дачи и церкви вместе с автомобилями и «теремками» должны быть оценены экспертами, а значит перед НАЗК открывается просто необъятный фронт работы т.к. масштабы задекларированного имущества просто потрясают;

  • на наличие конфликта интересов;

  • на наличие признаков незаконного обогащения.

Если НАЗК находит нарушения, то фиксирует их в своем заключении, которое поступает в НАБУ (а потом и в ГБР, если его все-таки запустят). Там следователи непосредственно занимаются расследованием и уголовным преследованием нарушителей. Очень важный момент – без заключения НАЗК никакие (!) следственные действия проводиться не могут. То есть достаточно заблокировать каким-либо образом НАЗК, и все эти декларации окажутся лишь увлекательным чтением. Самое главное, за нарушения в декларации чиновник должен понести штраф в размере 100 – 250 минимальных зарплат.

Отметим, что сейчас Генпрокуратура начала активно «расследовать» данные из деклараций. Сообщалось даже о намерении завести уголовные дела. Это очень важный момент т.к. суд такое дело обязательно закроет без заключения НАЗК, а повторно за одно правонарушение судить нельзя. То есть достаточно прокуратуре завести на всех дела, довести их до априори провального суда, и тогда все миллиарды из деклараций будут полностью легализованы. А тем временем в самом НАЗК заявляют о жестком недофинансировании (по крайней мере, об этом писали в СМИ). Следовательно, ждать в ближайшее время столь необходимых заключений по декларациям не стоит.

Так что же это было – очередная профанация или первый реальный шаг к очищению отечественного политикума от коррупции? Узнаем, надеемся, уже в ближайшее время. Важно понять, что конечный итог всей этой эпопеи с е-декларациями зависит не от политиков, а от всех нас – простых украинцев, потому как именно мы принимаем решение на выборах, отдать свой голос за старых опытных проходимцев или потратить чуть больше времени на поиск новых людей. Не попробуешь – не узнаешь, будет лучше или как сейчас. Наша задача теперь, как минимум, не забыть об этом уже завтра, а как максимум – не дать забыть о декларациях самим властям, которые ежедневно пытаются спустить все это дело «на тормозах», делая хорошую мину при плохой игре. Неужели опыт «Панамского скандала» и целой серии скандалов поменьше нас ничему не научил? Если так, то мы вполне достойны тех, кто нами правит.