Лариса Антощук, руководитель практики разрешения налоговых споров KPMG в Украине дала рекомендации украинским предпринимателям.

Заметки для работы с инвестором

Как-то Стив Джобс признался, что самым дорогим товаром в мире является идея. При ее продаже, либо бизнеса, запущенном на ее основании, возникает много вопросов – как у инвестора, так и у генератора идеи.

Как правило, серьезный инвестор уже имеет просчет эффективности бизнеса, заготовки документов и модели сотрудничества, которые максимально защищают его финансовые и временные вложения (и это не удивительно, за последние 8-10 лет около 10% стартапов переживают 2 года существования и продолжают активную деятельность, выходя на уровень прибыли).

При анализе предоставленных документов, предложенной структуры, стоит учитывать условия налогового, валютного регулирования в стране, текущие законодательные инициативы на европейском уровне – иначе, ожидаемая прибыль так и не попадет к начинающему предпринимателю, либо попадет в усеченном варианте.

Лариса Антощук. (Фото: Анны Леоненко для AGEYENKO)
Лариса Антощук. (Фото: Анны Леоненко для AGEYENKO)

Модель бизнеса и ее документальное оформление

Структурирование взаимоотношений с инвестором редко проходит на уровне «физлицо-юрлицо», но и этот вариант возможен. В его случае стороны оформляют либо трудоустройство стартапера на определенных условиях (трудовой контракт – в основном срочный) или же гражданско-правовой договор (срочный контракт под конкретный проект). В случае трудовых отношений с иностранным инвестором, начинающему предпринимателю, скорее всего, придется столкнуться с вопросом получения разрешения на работу в другой стране и всеми прелестями оформления временного жительства и миграционными нюансами. Крайне редко, отношения в этом варианте оформляются договором о совместном сотрудничестве (документ наиболее близок к форме, которую используют иностранные инвесторы).

Самым популярным структурированием отношений является все-таки создание совместного предприятия (юрлица), либо даже группы компаний (если имеется необходимость разделения бизнес-процессов и защиты активов). То есть речь идет о формате «юрлицо-юрлицо». И в этом случае включается ряд связанных вопросов – юрисдикции компании (цель – защита активов, уровень налогообложения, защита интеллектуальной собственности, либеральный валютный режим), права, регулирующего взаимоотношения сторон, раздела дивидендов от успешно реализованного проекта.

Не стоит забывать и о том, что инвестиции иногда оформляются через предоставление кредита. В таком случае на инвестора ложатся все риски (не только по окупаемости проекта, но и курсовые, валютные ограничения в виде получения индивидуальной инвестиции и т.п.).

Наверное, все стартаперы слышали, что условия договоров важно вычитывать и обсуждать (возможно, добиваться изменений) еще до подписаний. И как не банально, эта рекомендация игнорируется и позже сказывается на этапе судебного спора (подробности ниже).

О прибыли

Еще на стадии предыдущих соглашений сторонам важно определить два варианта – как расходиться и как делить прибыль (сопряжено с вопросом о том, какая компания будет ее генерировать и выступать налоговым агентом)?

Условия распределения прибыли оговариваются на этапе как до заключения договоров (примером является подписание базового term sheet), так и уже при оформлении договорных отношений (инвестиционный договор, договор о совместном сотрудничестве) или подписании уставных документов создаваемой компании (либо группы компаний).

Лариса Антощук. (Фото: Анны Леоненко для AGEYENKO)
Лариса Антощук. (Фото: Анны Леоненко для AGEYENKO)

И если раньше можно было четко просчитать потенциальные налоговые последствия для целей распределения дивидендов (и инвесторы это делали для среднесрочных и долгосрочных периодов), то сегодня мир налогового планирования меняется и уверенных просчетов рисков доначислений либо изменения ставок по налогу на прибыль, по налогу на доходы нерезидентов, доходов физических лиц, налогу на добавленную стоимость сложно.

Это связано с процессом имплементации ряда норм по борьбе с вымыванием налогооблагаемой базы и выводом прибыли в низконалоговые юрисдикции (известный еще как BEPS Action Plan). План инициирован на уровне ЕС и его отклики в украинском законодательстве можно увидеть на примере законодательства о раскрытии данных о бенефициарном собственнике, новых правилах трансфертного ценообразования, текущих инициативах по деофшоризации.

Налоговые условия деятельности компаний во многих юрисдикциях будут меняться – интернет-ритейл, скорее всего, получит новое регулирование, информации о происхождении инвестиций будут спрашивать целый ряд государственных и финансовых учреждений, и другие.

А если спорные вопросы?

Понятно, что цена серьезной инвестиции может повлечь затяжной спор между сторонами. При чем он возможен вне зависимости от того, суперприбыльным ли оказался стартап или очень убыточным.

Лариса Антощук. (Фото: Анны Леоненко для AGEYENKO)
Лариса Антощук. (Фото: Анны Леоненко для AGEYENKO)

Иностранные инвесторы настаивают на выборе судебной инстанции (как правило, это арбитражное разбирательство) в стране и в том учреждении, объективности которого доверяют. Так появляются в договорах арбитражные оговорки, либо же положения о территориальности суда (Великобритания, Швейцария, др.). Да и материальное право (на его основании толкуются положения договорных отношений между сторонами инвестиционного проекта) определяется, как правило, инвестором. И оно также очень редко украинское.

Такой подход делает процесс спора дорогостоящим «удовольствием» для идеолога бизнеса (инвестор скорее всего имеет достаточно ресурсов для сопровождения спора).

Вопросов по оформлению отношений с инвестором может быть еще очень много. И еще больше их будет уже на этапе реализации проекта. Но если идея стоит того, путь стартапа в направлении полноценного бизнеса будет интересным.