Деофшоризация Украины: реальна ли она?

«Это сладкое слово — свобода!» - фильм с таким названием был снят в 1972 году в Литве «Литовской киностудией» и тогда еще советским «Мосфильмом». Суть его сводится к государственному перевороту в неназванной латиноамериканской стране, где пришедшая к власти «хунта», подконтрольная США, устраивает репрессии против демократов и коммунистов, в стране царит хаос и беззаконие. Но левые силы готовят подполье и героически борются за свободу рабочих и за свои идеалы с «прихвостнями Вашингтонского обкома». Сюжет довольно предсказуем и вполне укладывается в идеологию того времени, но в рамках этой статьи он для нас не особо важен. Гораздо важнее место и суть самой фразы в названии. Стремление к свободе свойственно людям. И финансовая свобода не является исключением.

Спустя пару недель после пика «панамского скандала», о нем немного подзабыли, но вернул её в повестку дня президент Петр Порошенко, поставивший перед фискальными органами задачу провести «деофшоризацию» страны.

«Панамагейт», конфеты и «мертвые души» налогового «рая»

Под «неназванной» страной в фильме обычно подразумевают Венесуэлу, однако очень много общего есть у фильма и с Панамой, история и экономика которой вдруг резко заинтересовала весь мир после т.н. «Панамагейта» - опубликования терабайт данных из архивов скромной юрфирмы Mossack Fonseca. «Скромной» т.к. она свою деятельность не афишировала и вообще стремилась стать как можно менее заметной. Впрочем, она была, как говорится, «широко известна в узких кругах». И круги эти охватывали крупных бизнесменов, политиков, чиновников и даже священнослужителей из десятков стран мира – все они, при посредничестве Mossack, создавали офшорные «компании-прокладки», которые очень удобно использовать для «оптимизации» налогов, тайных инвестиций или непубличных сделок.

Офшоры
Офшоры (Источник: http://www.widewallpapers.ru/)

Скандал был сродни «информационной бомбе», даже несмотря на все попытки замять это дело со стороны власть имущих. Еще бы – фигурантами скандала одних только глав государств и правительств набралось с десяток, не говоря уже о сотне более мелких политиков, чиновников и предпринимателей. Даже спортсмены и музыканты с мировым именем не побрезговали такого рода «оптимизацией» налогов. Не обошел скандал стороной и Украину. Причем фигурантами его стали не кто-то из олигархов, на которых принято списывать все самые крупные финансовые махинации. Скандал «прошелся» по президенту Петру Порошенко (которого, впрочем, тоже относят к числу олигархов), основавшему в Панаме сразу три офшорные фирмы без уставного капитала. Вслед за ним в архивах юрфирмы, охватывающих 30 лет её деятельности, всплыли имена главы НБУ Валерии Гонтаревой, лидера «Батькивщины» Юлии Тимошенко, мэра Одессы Геннадия Труханова, бизнесмена Мохаммада Захура и пр.

Имя Порошенко было связано с компаниями, которые, по его словам, нужны были для продажи корпорации «Рошен» - так она якобы будет выглядеть привлекательнее для потенциальных покупателей. Кроме того, через офшоры её контролировали по «слепому трасту» финансисты из Фонда Ротшильдов, управляющих собственностью президента пока он занимает свой пост. Гонтарева оказалась втянута в скандал не одна, а со своими российскими бизнес-партнерами. Мэр Одессы попал в «опалу» из-за того, что фигурировал в документах Fonseca как гражданин России с подмосковной пропиской. Юлия Тимошенко и пакистанско-украинский бизнесмен с британским паспортом Захур оказались связанными с небезызвестной ЕЭСУ и экс-премьером Павлом Лазаренко, недавно освободившимся из американской тюрьмы, где он отбывал срок за уклонение от налогов в далекие 90-е годы. Каждый из этих случаев заслуживает отдельной статьи, которые уже были сделаны в большом ассортименте другими СМИ – повторяться не будем. Просто обозначим сам факт того, что офшоры используются крупным бизнесом повсеместно.

Этот же вывод сделали в Европе и многих других странах, что стало началом очередного этапа борьбы с офшорами. Особенно показательным оказался случай с некой Вианкой Скотт – она владела сразу 10 361 панамской компанией. «Пикантности» добавляет тот факт, что бойкая старушка управляла всей этой бизнес-империей из могилы – она скончалась более 10 лет назад, но финансовую деятельность не прекращала…

Из-за давления общественности своих постов лишились главы правительств, министры, чиновники в Испании, Исландии и многих других странах Европы. А те, кто пока поста не лишились, стали фигурантами уголовных дел либо оказались вынуждены оправдываться, изображая негодование и бурную деятельность по борьбе с офшорами. Не стала исключением и Украина, где власти решили проверить только счета оппозиционного мэра, а все остальные оказались «вне юрисдикции» многочисленных антикоррупционных органов, которые оказались в этом случае абсолютно бесполезными. Тем не менее, тайное стало явным, а значит и борьбу надо хотя бы изобразить. В ЕС готовят новые «черные списки» из офшорных юрисдикций, а также санкции для самой Панамы, оказавшейся в центре скандала. Аналогичные списки грозятся создать и украинские парламентарии. Особенно активно за это борются «Радикальная партия» и «Самопомичь», чьи представители не фигурируют в архивах Fonseca. Да и что им остается, после того, как попытка импичмента президента и развал коалиции (а значит запуск процесса перевыборов) сорвался?

Преступление и указание

Панама еще с конца 60-х годов находится под финансовым контролем США (им интересен Панамский канал), что нисколько не мешает местным властям использовать близкую к социализму риторику. Одним из элементов такой политики является превращение страны в глобальный офшор – «финансовая свобода и равенство». Это было сделано при непосредственном влиянии западных стран, а точнее – крупного бизнеса этих стран. Однако в самих Штатах есть свои внутренние офшорные зоны, где все желающие с позволения местных властей (у каждой администрации штата есть высокая степень автономии, и Вашингтон им не указ) могут спрятаться от федеральных налоговых органов. Однако такого нет в Европе, которая и обеспечила основной приток клиентов в компании наподобие Fonseca. После развала СССР еще больший спрос возник на постсоветском пространстве, где вести бизнес публично вообще непринято. Это же актуально и для стран Азии. То есть, получается, что панамские офшоры «оплели» своими сетями весь мир. Им в этом помогли аналогичные зоны Виргинских островов и Кипра, который, однако, после похожего скандала несколько «сдулся» и перестал быть интересен таким «скромным» инвесторам.

«Американский след» в скандале с Fonseca сразу углядели в Пекине и Москве, поскольку деятельность их граждан оказалась там наиболее масштабной. В свою очередь некоторые спикеры Демократической партии США обвинили в запуске 500 тыс. документов в сеть республиканцев (в Америке в разгаре предвыборная кампания). Причем и первые, и вторые, вероятно, правы. Данные из неназваных источников были получены изданием Süddeutsche Zeitung и предоставлены Международному консорциуму журналистов-расследователей (ICIJ) и Центру по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP).

Первая, якобы, принадлежит американскому инвестбанку Goldman Sachs (эту информацию распространили в Кремле), хотя там это отрицают, и ссылаются на малоизвестный в мире швейцарский медиахолдинг, указанный как собственник газеты. Впрочем, кто является конечным акционером этого холдинга – в точности не известно. Остальные же две организации работали на американские гранты. Этот факт Вашингтон признал, но свою причастность к «панамскому делу» продолжает отрицать.

Панамский скандал
Панамский скандал (Источник: http://kosovanlegal.com/)

«Республиканский след» тут тоже очевиден – в СМИ попала информация, что россияне использовали для «отбеливания» своей репутации в США одну местную лоббистскую компанию, акционерами которой является семейство Клинтонов. А Хиллари Клинтон, как известно, фаворит в гонке за пост президента США.

При этом США действительно является «бенефициаром» основных выгод после скандала. Дело в том, что неминуемое ужесточение законодательства в Европе, Азии и Латинской Америке перекроет денежные потоки в основные офшорные зоны. Кипр уже «деофшоризован», Панама – на подходе. Остальные регионы мира тоже будут включены во всевозможные «черные» списки. И останутся только штаты-офшоры в юрисдикции США. Это Виргинские острова, зоны в Делавэре, Южной Дакоте, Колорадо, Неваде и пр.

Российские конспирологи по финансам утверждают, что за «сливом» информации стоит Financial Crimes Enforcement Network («Система борьбы с финансовыми преступлениями») или FinCEN (ФинСен). Деятельность этого ведомства направлена на борьбу с уклонением от налогов на территории США, с отмыванием денег и прочими финансовыми преступлениями. Только вот действуют они по всему миру. Негласно, конечно же. А если все остальные офшоры прикроют, то Вашингтон через ФинСен якобы получит возможность мониторить в реальном времени все крупнейшие «тайные» сделки в мире. Безусловно, такие выводы не лишены логики, но пока бездоказательны.

А вот то, что борьба с офшорами переходит на новый уровень – это неоспоримо. В особенности в Европе. После разговоров с Ангелой Меркель, Франсуа Олландом и другими западными лидерами Петр Порошенко тоже созвал рабочее совещание с представителями обновленного Кабмина, Верховной рады и фискальных органов. Глава государства поставил задачу разработать законодательные предложения для проведения деофшоризации Украины. В официальном сообщении пресс-службы указано, что президент «подчеркнул свою решительную настроенность» в этом деле.

Изменения должны коснуться как сферы регулирования бизнеса, связанного с офшорными компаниями, так и создания в Украине условий для легализации предпринимателями своих капиталов внутри страны. При этом делается упор на систему «справедливой уплаты налогов», а также «мотивации» бизнеса. Очевидно, что в дополнение к многочисленным антикоррупционным органам добавится и более жесткий контроль со стороны фискалов. Но следует учесть важный момент – работа с офшорными компаниями в Украине не запрещена. Политику грозит лишь общественное порицание.

В отношении чиновников дело сложнее (т.к. им необходимо доказать, что средства для работы с этими компаниями добыты честным путем), но тоже вполне поправимо – тот факт, что президент и остальные фигуранты скандала свои офшоры в декларациях не указали, является очень показательным. Точно также далеко не всю правду в декларациях указывают менее влиятельные чиновники и политики. Причина – нет реальных наказаний за указание ложных данных. Точнее они есть, но в виде штрафов. Суммы их для миллионеров и миллиардеров ничтожны, а вот указание публично каких-либо сомнительных компаний может привести к крайне негативным последствиям.

Порошенко. Панамский скандал
Порошенко. Панамский скандал (Источник: http://www.president.gov.ua/)

По сути, ответственность за ложную информацию могут понести только рядовые граждане, для которых штрафы далеко не так уж малы. Тем более, что такая декларация является одним из условий получения субсидии на коммунальные платежи (т.е. как всегда под угрозой оказываются только наименее защищенные слои населения). Впрочем, все, что нужно сделать для того, чтобы избежать какой-либо ответственности – просто писать в декларации правду.

Интересно, что почти одновременно с указанием президента фискалам начать интенсивную борьбу с офшорами, появилась другая новость – по удивительному совпадению именно сейчас Фискальная служба «потеряла» 3 терабайта электронных копий финансовых документов. Утраченными оказались «около 531 тыс. электронных документов, 26 тысяч данных в регистрационных карточках, 4,1 тыс. регистрационных карточек (…), 3,1 тыс. контрольных карточек и т.д.». Похоже, что борьба с офшорами (или с информацией о работе с ними) в нашей стране началась полным ходом…

Идея борьбы с офшорами для Украины не нова. Её вспоминали еще во времена правления Леонида Кучмы. Напомним, именно на его время пришлось формирование крупнейших отечественных финансово-промышленных групп и олигархата. Следующая попытка была сделана в период Виктора Ющенко. Одну из наиболее серьезных попыток ограничить отток средств в офшоры была сделана во времена «раннего» Виктора Януковича (тогда, если не ошибаюсь, эту идею продвигал Сергей Тигипко).

Уже после Майдана борьба с офшорами стала даже частью коалиционного соглашения – таково было требование европейских партнеров. Однако все эти попытки объединяет одно – то, что они были лишь «попытками». Ни одна реформа офшорного законодательства не была завершена. При этом даже если изначально такие законы выглядели вполне работоспособными, после внесенных «с голоса» правок во время голосования в Верховной раде их суть полностью извращалась. Исчезали не только способы контроля за офшорами, но и сами офшоры из списков. Будут ли и на этот раз сохранены юридические лазейки – покажет время.

Пока же кроме указания президента и ужесточения вывода средств за рубеж Нацбанком, каких-либо реальных шагов предпринято не было. Связано это, вероятно, с отвлечением внимания общественности на министерскую чехарду. Однако бизнес уже стал жаловаться на то, что изменение позиции НБУ не столько перекрыло отток средств в офшоры, сколько перекрыло внешнеэкономическую деятельность экспортеров и импортеров, а также иностранных компаний, все еще работающих в Украине. Это явно не будет способствовать улучшению инвестиционного климата Украины.

Всё, что нам остается, это надеяться, что заход в Кабмин «старых новых» чиновников и политиков под лозунгом «реформ» окажется более успешным, чем у многочисленных предшественников. Выход, вероятно, только в тотальной информатизации бизнеса, введении поголовного перехода на электронные подписи, печати и пр., а также организация проектов, аналогичных ProZorro. Впрочем, эта система полноценно еще даже не заработала – скоро увидим, какие «лазейки» были там сохранены. Но факт остается фактом – так, как было, работать с офшорами после «панамагейта», уже не получится.