Уоррен Баффет превратил самую худшую инвестицию в его карьере в одно из самых выгодных предприятий всех времен.

Inc. Magazine использует интересное решение для налаживания контакта с читателями и повышения интерактивности своих публикаций – платформу социальной сети Quora. Читатели просто пишут туда вопросы, а квалифицированные специалисты на эти вопросы отвечают. Все на тему бизнеса, конечно же. И вот, не так давно туда написали вопрос «Какой самый искусный и умный маневр вы когда-либо видели в бизнесе?». И вот что из этого вышло.

Ответ от Амори Фернандеса, аналитика из компании Citigroup, на сайте Quora:

Один из самых искусных маневров, который я когда-либо видел в бизнесе, это два почти синхронных решения, принятых Уорреном Баффетом.

Первое решение

Пожалуйста, обратите внимание на следующую таблицу:

Чистая стоимость активов Уоррена Баффета
Чистая стоимость активов Уоррена Баффета

В этой таблице я хочу подчеркнуть следующее: а) Баффет начал зарабатывать деньги с раннего детства, и б) он обладал уникальной способностью капитализации своей чистой стоимости активов. Другими словами, он не был обычным человеком, и надо признать, что он знал о своем таланте, и был чрезвычайно уверен в своих силах.

В 1969 году, в возрасте 39 лет, для Баффета наступили его лучшие годы в качестве инвестора. Он стал своего рода местной знаменитостью, его чистая стоимость активов колебалась в пределах 25 миллионов долларов, а большинство его инвестиционных партнеров были более чем довольны. Кроме того, он не пострадал, когда фондовый рынок переживал наибольшее повышение цен с 1920 года.

В разгар всего этого Баффету было непросто оставаться верным своему порядку и следовать все еще развивающейся инвестиционной методологии, как и находить возможности для того, чтобы деньги инвесторов работали разумным образом; он считал, что акции в основном переоценены.

Питер Линч, успешный бывший менеджер совместного фонда Fidelity’s Magellan Fund, описал то, что произошло дальше:

«То, что делает его [Баффета] величайшим инвестором всех времен, заключается в том, что в течение определенного периода, когда он полагал, что акции были сильно завышены, он продал все, и вернул все деньги своим партнерам со значительной прибылью. Добровольное возвращение денег, когда другие с радостью будут платить за дальнейшее управление их финансами, по моему опыту, является уникальным событием в истории финансов».

Баффет поделился с партнерами своими мыслями в письме от октября 1967 года:

«Мои личные интересы требуют менее навязчивого подхода к превосходным инвестиционным результатам по сравнению с тем, когда я был моложе и стройнее… В нынешних условиях я занимаю другую позицию. Тем не менее, я отдаю себе отчет. Я не откажусь от предыдущего подхода, логику которого я понимаю (хотя я считаю, что ее трудно применить). Даже если это может означать отказ от большой и, вероятно, легкой прибыли. Это надо чтобы взамен принять подход, который не до конца понимаю, не практиковал успешно, и который, возможно, может привести к существенной потере капитала».

Несколько лет позже, в 1973-1974 годах, рынок с тенденцией к снижению курсов ознаменовал собой один из худших спадов фондового рынка в двадцатом веке, и Баффет, который сделал шаг назад, занял выгодное положение, чтобы воспользоваться этой возможностью.

Промышленный индекс Доу-Джонса с июля по ноябрь 1974 года
Промышленный индекс Доу-Джонса с июля по ноябрь 1974 года

Второе решение

Уоррен Баффет начал скупать акции компании Berkshire Hathaway 12 декабря 1962 года по цене 7,5 доллара за штуку. Его первоначальным намерением было сбросить их для относительно быстрой прибыли, но он поменял свое решение после возникновения некоторых проблем с президентом компании, Сибури Стэнтоном, и в итоге купил достаточно акций Berkshire, чтобы управлять компанией. Инвестирование Баффета в Berkshire Hathaway теряло в цене, и, возможно, было самой худшей инвестицией в его карьере.

Позже он объяснит: «Итак, я купил собственный сигаретный окурок и пытался выкурить его. Вы идете по улице и видите окурок, но он промокший, отвратительный и имеет отталкивающий вид, но он бесплатен… и в нем еще может хватить на одну затяжку. В Berkshire не было больше никаких затяжек. Поэтому все, что у вас было, это промокший сигаретный окурок во рту. Таким был Berkshire Hathaway в 1965 году. Я вложил много денег в окурок. Было бы лучше, если бы я никогда не слышал о Berkshire Hathaway».

Почему?

  • Компания Berkshire Hathaway была недооценена по несправедливым причинам. Девять лет она терпела убытки, и было закрыто более десятка текстильных фабрик в течение предыдущего десятилетия.

  • Текстильный бизнес в США в то время не приносил выгоды и шел под откос, в значительной степени из-за иностранной конкуренции, которая выжимала прибыли до точки невозврата.

  • Финансовое положение Berkshire не предвещало ничего хорошего.

Что последовало дальше?

Вот краткий обзор тактики, которую использовал Баффет для трансформации Berkshire Hathaway:

  • Своп. Он выпустил свопы облигаций, ценные долговые бумаги, под 7,5% в обмен на акции. Это позволило ему избавиться от акционеров Berkshire, которые придерживались безопасного дохода, удерживая тех, кто был заинтересован в росте. Меньшее количество акций, находившихся в обороте, дало ему еще более жесткий контроль над Berkshire.

  • Рациональность. Он воздержался от модернизации оборудования Berkshire Hathaway для лучшего конкурирования в ненадежной отрасли, потому что распределение капитала было бы равносильно самоубийству, выбрасывая полноценные деньги после сомнительных.

  • Распределение капитала. Вот где Баффет наткнулся на совсем иную бизнес-модель. Он выяснил, что имеет больше смысла взять любую прибыль из Berkshire, провального бизнеса, чьи последние текстильные производства были в конечном итоге закрыты в 1985 году, и использовать эти фонды для покупки других акций или целых предприятий с более светлым будущим. И он понял, что может сделать то же самое с другими предприятиями, которые приобрел, тем самым создавая для себя, а позже и для Чарли Мангера, вице-президента Berkshire, роли распределителей капитала, которые могли бы добавить существенную ценность капиталу Berkshire благодаря направлению средств на более выгодные инвестиции.

  • Страхование и налоги. Почувствовав возможность, которая перекликалась с ее сильными сторонами, компания Berkshire сделала страхование основным аспектом деятельности. Одним из главных преимуществ этого было то, что оно позволяло Berkshire использовать свободный резерв страховых взносов, которые еще предстоит выплатить в качестве страхового случая, чтобы профинансировать их некоторые инвестиции. Фактически это стало формой кредитного плеча, легального способа использования денег других людей, по сути бесплатного, чтобы инвестировать в своих интересах.

Что касается налогов. Поскольку обычно были существенные налоговые льготы при покупке бизнеса с безотлагательной оплатой по сравнению с покупкой обыкновенных акций того же бизнеса, Berkshire была сосредоточена на покупке целого ряда предприятий, которые отвечают ее критериям, а это позволяет сократить налоги путем принятия долгосрочного инвестиционного периода, который приносит благоприятный долгосрочный налог на прирост капитала, не говоря уже о снижении комиссии.

  • Методология. Инвестиционный тезис Уоррена Баффета и Чарли Мангера для Berkshire Hathaway можно обобщить следующим образом: они ищут предприятия, которые просты и понятны, с прочными конкурентными преимуществами, которыми управляют способные и надежные люди, и которые продаются по разумной цене. Что касается корпоративного управления, Berkshire является символом проакционерной публичной компании. Она фокусируется на увеличении внутренней стоимости своих акций с почти незначительным уменьшением доходов акционеров при выпуске новых, и рассматривает прибыль на акционерный капитал с небольшим количеством или без долгов в качестве лучшего способа измерения собственной деятельности и другого управления для упрощенного маневрирования прибылью на акцию.

Кроме того, компания Berkshire сильно децентрализована, что означает их редкое участие в ежедневных операциях предприятий, которыми они владеют. Вместо этого они сфокусировались на покупке предприятий, управляемых менеджерами мирового класса, которые продолжат вести бизнес и после покупки. Создавая, таким образом, две основные задачи для Уоррена и Чарли:

а) Эффективное распределение капитала;

б) Сохранение менеджеров в только что приобретенных предприятиях, большинство из которых финансово независимы, мотивированы приходить на работу каждый день и выполнять задачи в меру своих способностей.

Благодаря достигнутым результатам производительности Berkshire, большим суммам наличных, которые поступают каждый год (большинство из них связано со страхованием), и целостности ведения бизнеса, компания является одним из немногих предприятий в мире, которые во время кризиса могут предложить крупное финансирование с подкрепленной репутацией компаниям, соответствующим критериям инвестирования. Вспомните Goldman Sachs во время субстандартного ипотечного кризиса. Это своего рода крупное финансирование, которое восстанавливает доверие на финансовых рынках как результат репутации и достигнутых результатов предприятия, осуществляющего инвестирование.

И, напоследок, следствием репутационной составляющей и некоторых вышеупомянутых мер корпоративного управления было то, что Berkshire часто востребована хорошо управляемыми предприятиями, которые заботятся о своем бизнесе и могут быть хорошим дополнением к функциональной среде компании. Договор купли-продажи дает владельцам частного бизнеса некоторую ликвидность, при этом сохраняет миноритарную долю в бизнесе в большинстве случаев, и позволяет им продолжать вести бизнес, которым они увлечены раньше, за исключением того, что они должны направить прибыль сверх капитальных расходов и других императивных потребностей обратно в корпоративный офис Berkshire.

Для того, чтобы увидеть вещи в истинном свете, инвестиция в размере 1000 долларов, сделанная в 1962 году под 15% годовых, приносит около 1,3 миллиона на сегодняшний день. Такая же инвестиция в Berkshire Hathaway приносила бы около 23 миллионов долларов.

Итак, Уоррен Баффет, человек, который с раннего детства демонстрировал особую способность к накоплению богатства, смог управлять своим эго вплоть до того, что на пике успеха принял одно спорное решение. Его основные соперники считают это решение легендарным. Этот момент в биографии Баффета вполне можно считать признаком его сильного характера и рациональности, которые впоследствии помогли ему стать главным автором одной из величайших бизнес-операций в современной истории. В результате он смог превратить свою худшую инвестицию в карьере в одно из самых прибыльных предприятий всех времен.