Итоги круглого стола Инвестиционные возможности 2016/2017 гг..

В Харькове прошел круглый стол, который организаторы посвятили вопросам привлечения инвестиций в Украину и решению проблемы «харьковского тупика» - ситуации, когда местный бизнес лишился российского рынка, и сейчас пытается найти для себя новые рынки сбыта.

В конференц-зале ХНУРЭ собрался с десяток экспертов и предпринимателей, которые приняли участие в обсуждении повестки дня. Кроме того, посредством онлайн-связи в дискуссии приняли участие представители польского инвестиционного бизнеса. Среди участников мероприятия оказался и корреспондент AGEYENKO. Модератором мероприятия и единственным выступающим был представитель киевской инвестиционной компании ICOM Capital Юрий Костоглодов.

Мы собрали главные тезисы из выступлений и комментариев участников круглого стола.

Managing Partner ICOM Capital (Киев) Юрий Костоглодов

Юрий Костоглодов. Фото: Юлия Дудник для AGEYENKO.
Юрий Костоглодов. Фото: Юлия Дудник для AGEYENKO.

- Мы весной провели Третий международный бизнес-форум, а в октябре планируем провести «Инвестиционный салон». Весной этого года в социальных сетях возник мем «харьковский тупик», который был предметом дискуссии на нашем форуме. Этот регион попал в очень непростую экономическую ситуацию, но сначала посмотрим, что демонстрируют нам макропоказатели, непосредственно влияющие на инвестиционный климат.

Сухой факт – за последние годы Украина потеряла около четверти ВВП. Другой факт – мы вновь стали сильно зависеть от экспорта. Сейчас более 50% валового продукта приходится на него.

Теперь о Харьковском регионе. Последние несколько лет мы очень слабо и плохо развивались. За последние 12 лет региональный продукт вырос всего на 20% (в ценах 2003 года). То есть средний прирост составил 1,6% в год, что является очень низким показателем. Такие темпы роста могут позволить себе только развитые страны, у которых очень большая база сравнения. Для регионов развивающихся стран приемлемым считается рост на уровне 5-6% в год.

Еще один момент – у региона очень своеобразная структура производительных сил. Например, около трети всего регионального продукта относится к сфере оптовой торговли. Это результат влияния географического положения, которое несколько лет назад было преимуществом, а сейчас привело к «тупику» - Харьковская область буквально окружена территорией России. Мы находились на пересечении транспортных путей с Востока на Юг и с Севера на Восток, что и спровоцировало формирование такой структуры производительных сил. Когда северное и восточное направление оказались перекрыты, получилась ситуация, которую можно охарактеризовать как «тупик».

Такой показатель сферы торговли для регионального продукта – очень высокий показатель. Для сравнения – по Украине он занимает 14%. Харьков – это индустриальный центр, но вклад крупных предприятий в региональный ВВП вдвое меньше, чем в среднем по Украине. Это еще одна местная диспропорция.

Четвертая диспропорция. Географическое расположение и распределение производственных сил сформировало необычную ситуацию с точки зрения размеров работающих предприятий. Доля микропредприятий (количество сотрудников до 10 человек) в Харькове значительно выше, чем в среднем по Украине. Это легко объяснимо, потому что в статистике очень большой удельный вес имеют компании, занятые в торговле.

С другой стороны – у нас очень большой перекос по средним предприятиям. Их значительно меньше, чем в среднем по стране.

Это приводит к тому, что на фоне доминирования коммерческой деятельности, видна очень низкая эффективность всех остальных отраслей. Харьковский регион, традиционно, индустриальный. В промышленности тут более 50% занимает перерабатывающая промышленность. Добывающую промышленность и энергетику пока выведем за скобки т.к. это очень специфичные сферы.

Если посмотреть на то, как развивались харьковские компании последние 12 лет, то можно увидеть, что они разделились на две группы – аутсайдеры и более преуспевающие. К первой относится машиностроение, которое 12 лет пребывало приблизительно на одном уровне, но после закрытия российского рынка отрасль просто пошла вниз.

Лидером же является отрасль производства продуктов питания. По удельному весу эта сфера является для Харьковского региона наиболее существенной и значимой. Также после спада 2013-14 годов начинает восстанавливаться сельское хозяйство, в то время как остальные отрасли промышленности идут в противоположном направлении. Тем не менее, эффективность, как растениеводства, так и животноводства, очень и очень низкая. То есть аграрный комплекс держится на экстенсивных факторах развития. Это банальная ситуация, характерная для многих регионов.

В экспорте есть еще одна диспропорция. Если в ВВП Украины доля экспорта составляет 52%, то в региональном продукте Харьковской области – 40%. Мы попали сейчас в логистическую ловушку. Это, что касается экспорта товаров.

По экспорту услуг – здесь очень хорошо виден тренд на замещение региона СНГ другими странами мира. С 2012 года экспорт услуг в постсоветские страны постоянно падает, в то время как в другие регионы мира постоянно набирает обороты. 56% сферы услуг занимают IT и телеком. С точки зрения структуры это много, но в абсолютных цифрах это очень мало – удельный вес всей сферы услуг в общем экспорте у нас незначительный – всего 16%.

Весь экспорт у нас делится на четыре большие группы – продукция сельского хозяйства, продукция машиностроения и продукция пищевой промышленности. Они представлены практически в равных пропорциях в 25-30%. Четвертая группа – все остальное. Они у нас на уровне статистической погрешности, но именно там скрывается большой экспортный потенциал.

Для сравнения то, как функционирует бизнес в ЕС. Там почти миллион единиц субъектов внешнеэкономической деятельности. Из них 760 тысяч это малый и средний бизнес, которые дают почти треть всего экспорта из ЕС. Я не смог найти аналогичную статистику по Украине, но по косвенным признакам могу сказать, что экспорт для малого и среднего бизнеса это скорее исключение, чем правило. А должно быть наоборот.

После макроэкономических показателей можем перейти к блоку инвестиций. В Харьковскую область с 1994 года было инвестировано 1,6 миллиарда долларов прямых иностранных инвестиций (ПИИ). Тут учтены инвестиции в корпоративные права и долговые обязательства. По Украине это всего пара процентов, но гораздо более показательны другие цифры. ПИИ нужно оценивать исходя из того, какая сумма приходится на душу населения. В среднем по стране это 1000 долларов на душ населенияу. В Харьковской области это 613 долларов. Для сравнения: у Львовской области 490 долларов, а у Днепропетровской – 2188 долларов.

Но тут нужно учесть, что в высоком показателе Днепропетровской области учтена продажа Криворожстали за 5 миллиардов долларов, а в показателе Харьковской области 60% занимают средства с продажи «УкрСибБанка». То есть, если вычесть эту продажу, то в харьковском регионе уровень инвестиций будет приближаться к отметке в 200 долларов на душу населения. Иначе говоря – инвесторы нас не любят.

Что из всего этого следует? У Харькова за годы независимости сложилась специфичная система производственных сил, которая сегодня стала, своего рода, гирей на шее нашей экономики. Машиностроение уже стало «дохлой лошадью». Если за 20 лет эта отрасль не смогла найти для себя рынки, то вряд ли что-то радикальное может получиться сегодня.

У Харькова близкие к нулю ежегодные темпы экономического развития с 1994 года. Этот регион не смог воспользоваться экономическим подъемом средины нулевых годов. Еще одна большая проблема – у нас очень низкая производительность труда.

Но это не говорит, что нет драйверов роста. Есть несколько внешних факторов, которые с силой неизбежности продавливают рынки. И от нас, как от бизнеса, будет зависеть, сможем ли мы этими трендами воспользоваться. Если предприятие при благоприятных возможностях не смогло решить свои инвестиционные задачи, то это ответственность и вина самого предприятия. Я, как представитель инвесторов, рассматриваю всю эту систему как горизонтальную схему, на которой видны те, кому нужны инвестиции, и те, у кого есть капитал – инвестиционными фондами. Лично у меня есть опыт привлечения 26 миллионов долларов инвестиций – это мое портфолио.

Инвестиции
Инвестиции

У нас есть четыре глобальных тренда, к которым может подключиться Украина и Харьков в том числе. Первый – это Четвертая индустриальная революция, спрос на хай-тек и IT. Этот рынок открыт, но, к сожалению, мы на нем имеем практически нулевую активность. Этот рынок на 90% глобальный, поэтому очень важно то, как бизнес сам сможет привлечь для себя инвестиции.

Следующий фактор – перемещение производства из Азии в Европу. Это в первую очередь связано с повышением стоимости рабочей силы в Китае. Харьков как раз мог бы этим трендом воспользоваться, но я не знаю ни одного такого примера. Это тоже относится к тем задачам, которые должно решать само предприятие, выходя на контакт с крупными компаниями, такими как Siemens или Philips с предложением стать субконтрактором.

Остальные два фактора – это уже привычный тренд роста спроса на продовольствие в мире (здесь, кстати, появился новый серьезный аспект, который показывает просто огромные темпы роста при объеме рынка в 60 млрд долл – спрос на органическую продукцию, лекарственные травы, ароматические масла и пр.) и возобновляемая энергетика. Второе нам может быть интересно с точки зрения размещения здесь оборудования.

Это те четыре тренда роста, которые мы сегодня имеем. Драйвером может послужить еще более радикальная переориентация на экспорт. В Харькове этот показатель ниже на 12% чем по стране, что было видно по приводимой ранее статистике.

Если говорить о российском рынке, то тут нисходящий тренд начался еще в 2010 году. С точки зрения здравого смысла любой предприниматель, который видит, что у него из года в год падают продажи, должен принимать решение о переориентации на новые рынки. Эти решения нужно было принимать даже не в 2015 году, а еще в 2012-м, например.

Есть еще один элемент, который может обеспечить нам либо прорыв, либо скатывание дальше вниз. Это малый и средний бизнес. Это тот сегмент, который может в довольно пеструю картину структуры экспорта внести серьезные изменения. Харьков действительно имеет огромные возможности именно в этом разрезе – легкая промышленность, FMCG (товары повседневного спроса. – Ред.) и пр. У нас производится практически все при адекватном качестве.

Проблема в том, что малый и средний бизнес не умеет и в значительной степени не хочет ничего делать. Пример с нашего форума – у нас было 56 предпринимателей, но те несколько наших слушателей из Донецкой области были в 10 раз активнее, чем харьковчане.

Еще один вопрос – проблема инвестиций. Их мало и за них надо бороться, но бизнес этого делать не желает. Тут активность харьковского бизнеса тоже близка к нулю. Однако это проблема самого бизнеса – каждой отдельной компании. Не может ни горсовет, ни обладминистрация заниматься инвестиционной деятельностью вместо самих предпринимателей. Это все миф и квазидеятельность. Они могут только создавать условия.

На сегодняшний день (для не IT-компаний) есть только один действенный инструмент привлечения инвестиций в свою компанию. Он сводится к следующему. Первое – стать экспортером и резидентом ЕС. Второе – получать доступ к финансовым инструментам на Западе. Это даст возможность развить свое предприятие и получить ресурс для инвестиций непосредственно в Украине.

Нужно также понимать, что для инвестиционного бизнеса важна кондиция предприятия. Можно сказать, что в этом контексте бизнес (как структура и как экономический агент) оценивается как товар. Каждый бизнес имеет определенную стоимость и полезность для инвестора. Но компания, которая просто ведет свою коммерческую деятельность, не может в один момент стать инвестиционно привлекательной. Дело в том, что инвесторы это люди, которые работают исключительно с информационным цифровым форматом. Собственники инвестиционного фонда могут ни разу в жизни не приехать на то предприятие, в которое вложили свой капитал. Информацию они воспринимают исключительно на основании отчетности и новостей.

Фото: Юлия Дудник для AGEYENKO.
Фото: Юлия Дудник для AGEYENKO.

Инвестиционную привлекательность бизнеса как товара создает даже не то, в какой сфере работает компания или где располагается географически, а наличие правильно оформленной финансовой отчетности (это самый главный бич украинского бизнеса) и непонятная корпоративная структура.

Наши предприниматели просто не могут показать в понятной инвестору системе координат, чем они занимаются и почему в это вкладывать средства выгодно. А без четкого понимания корпоративной структуры – кто и чем владеет, инвестор деньги свои не даст. Иногда очень сложно выяснить, кто на ком стоит, но инвестору принципиально важно понимать, какие могут быть риски, связанные с аффилированнием бизнеса и его собственниками.

Суть всех инвестиций – компания продает инвестору свое будущее. Соискатель капитала получает деньги сегодня для того, чтобы отдать прибыль инвестору завтра. Чтобы заинтересовать инвестора, нужно предложить ему свою интересную стратегию развития бизнеса. Там должно быть четко показано, что будет происходить с компанией после привлечения капитала, за счет чего будет происходить рост. Стратегия – это то, с чего должен начинаться диалог с потенциальным инвестором.

У компании также должна быть очень высокая информационная активность, но нужно понимать, что в интернете нет компаний – нужно быть готовым открыть представительство за рубежом. Компания должна быть готова к выстраиванию диалога с инвестором напрямую.

Информационная подготовка – это очень большая работа. Например, при проведении IPO самая главная проблема это сбор и упорядочивание информации для инвесторов. На это уходит больше всего времени –инвестиционный меморандум обычно имеет объем до 200 страниц. В нем компания должна быть расписана буквально до молекулярного уровня.

В Харьковской области сейчас соответствуют международным критериям всего 5-6 компаний. И они уже свои инвестиции получили. Других я не знаю. Но это не значит, что их нет – не инвестор должен искать компании, а они должны выстраиваться в очередь за капиталом. Это то, что наш бизнес понять не может – украинские предприниматели ждут, что инвестор сам к ним придет и посыплется на него золотой дождик. В мире так не бывает. Спрос на деньги всегда гораздо выше, чем предложение.

Правда, в Украине ситуация в точности до наоборот – возможностей для привлечения инвестиций в мире в десятки раз больше, чем украинских компаний, которые реально могут их получить. У наших предпринимателей нет желания выходить из зоны комфорта. Это в большей степени харьковская особенность, потому что днепропетровские, одесские, запорожские и, в свое время, донецкие бизнесмены были очень активны. Например, огромные перспективы есть в сфере хай-тек, но у нас нет высокой активности, нет серьезных стартапов. Да, последние два года эта сфера начала шевелиться, но в масштабах всей страны это очень мало.

Показательно – Харьков единственный город-миллионик, где нет представительств крупных международных аудиторских компаний, которые и готовят бизнес к IPO. Потому что они здесь не видят перспектив, т.к. нет активности.

Очень важное замечание к сказанному – инвестиционным фондам по сути без разницы, в каком регионе находится компания. Им важна сама компания – её характеристики. Если найдутся хотя бы 20 подходящих для инвестирования предприятий с отчетностью в IFRS (International Financial Reporting Standards – Международные стандарты финансовой отчётности, МСФО. – Ред.), то филиалы крупных фондов откроются и в Харькове, и в других городах. Эти компании должны показать свою стратегию, свое знание рынка, систему управления и т.д. – тогда они смогут претендовать на привлечение капитала.

Фото: Юлия Дудник для AGEYENKO.
Фото: Юлия Дудник для AGEYENKO.

В завершение вернусь к тому, с чего начал – 5 октября мы проводим Инвестиционный салон. Планируется подготовить к нему 15 компаний, которые проведут road show. Для того, чтобы посмотреть эти презентации приедут 1,5-2 десятка представителей различных инвестиционных фондов.

Но на сегодняшний день, я имею 6 компаний из Днепропетровска, Ровно, Житомира, Киева и Одессы. И ни одного харьковского предприятия, хотя тут активность, казалось бы, должна быть максимальной – инвесторы лет пять не приезжали сюда на подобные мероприятия.

Глава правления Агентства изменений «Перспектива» (Харьков) Елена Решетняк

- Показатель, который говорит о низком значении экспорта при сравнении Харькова с остальной Украиной, говорит о том, что мы потеряли рынок России. Это особенно показательно для машиностроения. Если бы была возможность посмотреть в динамике показатели три года назад и сейчас, то ситуация была бы иная. Местные производители не успели научиться диверсифицировать рынки сбыта, потому что Россия близко, они просто сидели и думали, что смогут всегда поставлять туда свою продукцию. Но не сложилось.

Тем не менее, у нас, исходя из статистики, перспективы в экономике улучшаются. В 2014 году падение ВВП составило около 7%, а в 2015 – около 10%. В 2016 году у нас ВВП стабилизировался и даже немного подрос. Но все равно нельзя сидеть и ждать улучшения. Нужно самостоятельно развивать экспортные направления. Нужно также привлекать наше научное сообщество – там активность в последнее время выше, чем в сфере бизнеса. Это может создать новые возможности.

Большая проблема – отсутствие в Харькове крупных зарубежных аудиторских компаний. Это очень плохой признак. Инвесторы о нас не знают. Например, инвестор, который вложил свои деньги в сеть частных клиник в Одессе, Киеве и других городах, мне говорил: «Вы нам пока не интересны, несмотря на масштаб города».

Но все-таки ситуация меняется в лучшую сторону. Вот одна из новостей, которая может быть полезна бизнес-сообществу: в конце мая было объявлено об инициативе создания 15 региональных центров поддержки малого бизнеса со стороны ЕС. Они уже работают в двух местах, и один из таких центров должен быть открыт в июне. Они будут консультировать по поводу того, к кому обращаться за финансированием, какие есть программы. Второе – они планируют выделить около 19 миллионов евро на поддержку 50 бизнесов по всей Украине.

Это в масштабах страны, конечно, мелочь, но шанс такой у предпринимателей появляется. Вспомните прошлые годы в Польше – их бизнесмены заявлялись на все возможные конкурсы, подавали заявки в фонды, проявляли активность на всех уровнях. Польша подала таких заявок больше, чем вся остальная Европа, и в итоге «вытянула» для своих проектов капитала больше, чем все остальные страны вместе взятые.

Фото: Юлия Дудник для AGEYENKO.
Фото: Юлия Дудник для AGEYENKO.

Также в Украине создан Фонд гарантирования кредитов для малого бизнеса. Программа называется EU4Business. Запустили проект совместно Евросоюз и ЕБРР. Какое-то движение в этом плане будет и в Харькове. Тут важно наблюдать за такими новостями и проявлять активность.

Член совета директоров Progress Holding (Польша) Богдан Адамович

- Я вижу один выход для украинских компаний, которые хотят получить дешевые европейские кредиты. В Харькове должна быть живая и функционирующая польская компания, которая будет работать на экспорт. Она сможет брать оборотный капитал у польских банков. Процент годовых там всегда состоит из двух составляющих – межбанковская ставка плюс маржа. Ставка для польских компаний идет от 1,5% до 3-4% годовых. Это в первую очередь касается компаний, работающих в сфере инноваций.

Компании, работающие в сферах медицины, строительства и т.д. могут прибегать к услугам европейских фондов – там часть средств (обычно до 50%) идет как безвозвратный грант. Сейчас довольно много таких фондов.

То есть фактически вам нужно создать польскую компанию, открыть в Украине «дочку», и завести туда средства из европейских банков. Но вначале вы должны стать экспортером и резидентом ЕС.

Даже сам по себе статус экспортера в ЕС открывает доступ к европейским фондам. Эта же компания может осуществлять функцию продажи вашего товара в Европе. Не становясь резидентом, но имея статус экспортера, вы сможете получать кредиты в ЕС, но насколько они будут выгодными – это уже другой вопрос. Полный доступ к финансированию из Евросоюза дает только регистрация юридического лица в юрисдикции ЕС. Это снимает все ограничения.