В Украине начал расти объем депозитов, но при этом НБУ продолжает массово закрывать даже вполне «здоровые» на первый взгляд банки.

Украинцы традиционно более склоны доверять своему дырявому чулку под подушкой, чем отечественным банковским учреждениям. Если уж такая необходимость становится обязательной, то они для депозитов пытаются выбирать иностранные банки или учреждения с зарубежным капиталом. Исключение – добровольно-принудительные выплаты пенсий и зарплат через определенные банки, которые выбирать самому, зачастую, нельзя (иначе пенсионеры и работники предприятий могут вообще оказаться без выплат).

Банки
Банки (Источник: http://1credit.com.ua/)

Особенно сильно украинцы разочаровались в банках в последние два года, когда коммерческие финучреждения стали массово закрываться – сами или под давлением Национального банка. И вот теперь, 12 мая, НБУ отчитался о росте количества гривневых и валютных депозитов. Это говорит о возвращении доверия украинцев к банкам или об отложенном спросе (деньги в чулке имеют свойство быстро обесцениваться)? ### «Как создать хаос за пару месяцев»: пособие от НБУ ###

Сразу после смены власти в стране Национальный банк Украины начал проводить довольно бурную деятельность, направленную на реализацию рекомендаций МВФ и других западных кредиторов. Среди них были и такие, как определение «свободного» курса гривны (гривна обвалилась с тех пор втрое) или «очищение» рынка банковских услуг. Первый из указанных советов, по сути, и стал причиной нынешнего экономического кризиса, поскольку полномасштабная война на Востоке страны началась уже после того, как курс гривны стал стремительно падать. Как только начались проблемы с курсообразованием национальной валюты, граждане стали выводить свои деньги из банков. Также банки ощутили серьезные проблемы с выплатами кредитов населением и компаниями (особенно валютными).

С этого начался банковский кризис, но его можно было если и не остановить полностью, то порядком затормозить. Однако НБУ лишь «подлил масла в огонь», начав с ликвидации «нездоровых» банковских учреждений. Особенно сильно этот процесс активизировался после назначения на должность главы ведомства Валерии Гонтаревой. Безусловно, отечественная банковская система никогда не отличалась порядком и прозрачностью, и поэтому требование кредиторов было оправданным – нужно, как минимум, знать, кому они отдают деньги своих налогоплательщиков. Но первыми в 2014 году были прикрыты близкие к предыдущей власти финучреждения, которые согласно данным самого же НБУ имели большие активы и пассивы, но все равно были признаны неплатежеспособными.

НБУ депозиты
НБУ депозиты (Источник: http://domik.ua/)

По большому счету, этот хаос в банковском секторе запустил процесс ликвидации «Брокбизнесбанка», который принадлежал неугодному власти беглому миллиардеру Сергею Курченко. В этом же ключе вспомним «Банк Надра» Дмитрия Фирташа и пр. Да, они испытывали серьезные экономические проблемы, но какие отечественные банки их не испытывали?

Однако сам факт ликвидации более-менее жизнеспособных банков с десятками тысяч вкладчиков (в всего по стране – миллионами человек), которым теперь нужно было выплачивать компенсации из госказны – это еще полбеды. Гораздо интереснее то, как происходил процесс рефинансирования банков. Причем как близких к новым властям, так и к «попередникам».

Кругооборот денег в Украине

Например, процесс признания «проблемным» принадлежащего Олегу Бахматюку «ВиЭйБи Банка» (СМИ его называют то ли спонсором ВО «Свобода», то ли партнером близких к Виктору Януковичу структур, но, впрочем, одно другого не исключает). После фактически банкротства агрохолдинга, принадлежащего предпринимателю, его банк также стал показывать признаки неплатежеспособности. Эксперты рынка относили это учреждение как раз к тем банкам, которые ликвидировать надо. Однако НБУ решил бросить едва ли не все силы на его спасение. Да, в октябре 2014 банк все-таки признали проблемным, но даже после этого он продолжал получать от Нацбанка огромные средства на рефинансирование.

Формально – для возвращения депозитов вкладчикам. Однако все выделенные государством и зарубежными кредиторами 5,5 миллиардов гривен пропали неизвестно куда уже после введения менеджеров НБУ в управление финучреждением, а деньги вкладчикам все равно оказалось должно государство. Точнее – специализированный фонд, на покрытие дефицита бюджета, из казны которого тратится огромные суммы, но покрыть нужды всех вкладчиков он все равно не в состоянии.

В этом же ключе можно вспомнить историю с ликвидацией Имэксбанка – в ноябре 2014 года он получил от НБУ 300 миллионов гривен. Спустя два месяца он был признан неплатежеспособным – деньги исчезли. Аналогичную «помощь» за неделю или две до банкротства от НБУ получили банки «Камбио», «Киевская Русь», «Демарк», «Дельта» Златобанк и т.д. Кроме того, имущество после ликвидации часто продавалось самим же собственникам банков по бросовым ценам. В общей сложности на «поддержку» уже фактически лопнувших банков Нацбанк прямо или опосредованно потратил 20 – 25 миллиардов долларов (некоторые называют даже цифру в 30 миллиардов), которые, конечно же, пропали безвозвратно. Безусловно, эти учреждения находились под надзором, а не под управлением НБУ, поэтому нельзя утверждать, что у руководства Регулятора был злой умысел. Но вот рефинансирование банков, в которых уже находилась временная комиссия НБУ – это уже совсем другой вопрос.

Депозиты
Депозиты (Источник: http://www.youareherestories.com/)

Но куда утекали средства вкладчиков и государства? Ответить на этот вопрос, на самом деле, непросто. Из открытых источников известно лишь несколько «адресатов» - это зарубежные финучреждения, такие как East-West Bank, Meinl Bank и т.д. Особенно интересно финучреждение с характерным названием Bank FRICK. Все они зарегистрированы за рубежом, их конечные бенефициары неизвестны, и узнать детали таких денежных переводов проблематично. А переводы значительные. «Дельта», «Киевская Русь», Пивденкомбанк, «Таврика», «Энергобанк» и другие «неплатежеспособные» банки прямо перед ликвидацией успевали перечислять огромные суммы – объем выведенных средств только на эти три зарубежных банка оценивают в 700 млн – 1 млрд долларов. Наибольший «вклад» СМИ приписывают «Дельта банку» - 400 миллионов долларов.

Отследить эти переводы непросто еще и потому, что суммы переводились не одним платежом, а несколькими малыми. Причем через счета нескольких посреднических и офшорных структур. Легко ли отследить украинскому Национальному банку схему, где участвует, например, 4-5 различных финучреждений в зарубежной юрисдикции по всему миру, да еще, если сумма разбита на десятки отдельных независимых переводов – каждый со своим путем? Безусловно, это непросто. Но, в то же время, не так уж и сложно, если знать где искать. А если уж СМИ написали о фирмах-прокладках, то контролирующие органы должны о них знать и подавно, иначе, зачем они нужны?

Тонкости подсчетов

Интересно, что НБУ настолько вошел в раж, что ликвидировал таким путем уже несколько десятков банков. Еще около пяти десятков (!) находится под управлением украинского центробанка и ФГВФЛ. Эта ситуация, на самом деле, просто удивительна: 50 банков до начала процесса ликвидации имели общую сумму активов более 200 миллиардов гривен, но при этом сейчас сумма ликвидационной массы по ним не достигает даже 40 миллиардов. То есть под управлением ФГВФЛ банки чудесным образом превращаются в «пустышки», которые не только не могут вернуть средства вкладчикам, но еще и продать практически ничего ценного не могут. Скорости исчезновения денег в столь огромных масштабах могут позавидовать даже бывалые фокусники-иллюзионисты.

Так, некоторые банки под управлением временных управленцев потеряли до 98% своих активов. А их имущество уходит «с молотка» буквально за бесценок. Почему так? Потому продавать такое имущество, как оказалось, у нас в стране некому. Нет, желающих много (даже слишком – более двух десятков только официально оформивших заявки), но на тендерах почти всегда выигрывает почему-то одна компания – ГП «СЕТАМ». С одной стороны – власти за максимальную прозрачность всех процедур. С другой – на имущество ликвидируемых банков есть едва ли не монопольное право у этого «СЕТАМА». Причем, согласно данным СМИ, именно Арсений Яценюк настоял на управлении всем подобным имуществом через эту структуру. А у структуры уже второй год даже руководства нет – только неизвестные чиновники с приставкой «исполняющие обязанности».

Очень интересна и схема продажи такого имущества. Считается, что сначала конфискованное имущество должно быть направлено на аукцион, а уже после этого надо объявить всем желающим о торгах. Сейчас же сначала ищут потенциальных покупателей (иногда – одного), а затем ему же объявляют о торгах. Можно ли рассчитывать на то, что в таких условиях действительно будет получена максимальная стоимость за это имущество? Маловероятно т.к. тут не работает не схема традиционного аукциона, ни схема редукциона (снижение цен при госзакупках).

Маловероятно, что Совет директоров МВФ, давая украинским чиновникам указание расчистить «авгиевы конюшни» отечественного банковского сектора, мог ожидать подобный исход «банковской реформы». Зарубежные банковские эксперты допускают, что к концу года может остаться процентов 40% от первоначального количества украинских банков.

Впрочем, это все демагогия. Каждым отдельным случаем должны заниматься специалисты и профильные службы, а не случайные люди со стороны – всей подноготной этого процесса мы все равно не сейчас знаем и, скорее всего, не узнаем уже никогда. Нас же больше интересует несколько иной вопрос – можно ли такую банковскую систему считать надежной и нести в украинские банки свои деньги?

Минутка оптимизма

Национальный банк Украины 12 мая распространил информацию, согласно которой объем депозитов населения в апреле начал медленно расти. Так, количество гривневых депозитов в отечественных банках выросло в прошлом месяце на 2% (до 387,956 млрд грн), а валютных – на 1,7% (13,820 млрд долл).

Мошенническтво в банках
Мошенническтво в банках (Источник: http://www.yourarticlelibrary.com/)

Одновременно с этим сокращаются остатки по гривневым кредитам – на 0,7% (до 427,118 млрд грн). А вот по валютным кредитам остатки немного выросли – на 0,1% (до 22,306 млрд долл).

Все это можно оценить как индикатор возврата клиентов в выжившие банки. Особенно после мартовского сокращения на 1-2%. Тем не менее, связан он не с улучшением имиджа украинских банков у населения, а с необходимостью – есть огромный отложенный спрос на подобные услуги. Люди боялись идти в банки, когда гривна продолжала свое безудержное пике вниз, однако последние в 2015 году Нацбанк несколько отошел от концепции «свободного» курсообразования, и административными методами «придавил» валютный рынок, затормозив, таким образом, обвал национальной валюты.

Население выждало несколько месяцев, и начало вновь проявлять интерес к банкам, поскольку в условиях современной экономики без них, фактически, невозможно вести полноценную коммерческую деятельность. Это позволило украинским банкам нарастить портфель депозитов по итогам 2015 года на 6,2% - до 388,7 млрд грн. Но валютные все равно продолжили сокращаться, потому что (в прошлом году их объем снизился на 32,1%) вкладчики пытались забрать свои кровные до того, как НБУ введет свои ограничения на получение валютные средств. Потом, когда ситуация с курсом гривны несколько успокоилась, население часть этих изъятых средств вернуло.

Как видим, доверие к украинским банкам у населения все еще невелико, но обходиться без них совершенно просто невозможно – таковы нормы современной жизни. Это касается не только депозитов – весь мир переходит на системы электронных платежей, и Украина не исключение – хоть и с опозданием, но общие тенденции доходят и до нас. Следовательно, говорить о возрождении банковского сектора пока преждевременно.