Интервью с актером и директором театра «Прекрасные цветы» и ректором Школы актерского мастерства «TЕСТО» о фанк-футуризме, театральных стартапах, о том, как театр выживает в условиях экономического кризиса и есть ли будущее у малых проектов.

Когда дверь в помещение закрылась, резко потух свет, и все зрители притихли, оказавшись в кромешной темноте. Только некоторые смельчаки осмеливались подсвечивать себе руки мобильными телефонами. Раздавалось только сопение соседей по ряду, хруст шоколадки спереди и тихий шепот из задних рядов: «Ты не забыл купить шампанское и мандарины к Новому году?». В абсолютной тишине и темноте шепот прозвучал очень громко и вскоре уже весь зрительский зал знал о том, что, нет, он не забыл, и, да, её маму поздравил.

Спустя пару минут непроглядную тьму, наконец, разрезали два луча мощных сценических прожектора, которые осветили ярко-красный бархатный занавес. Его цвет никого не удивил, ведь спектакль не зря называется «Красный» - чего-то подобного все и ожидали. Но вместо открытия занавеса, намеренно хрипловатый голос начал объявлять актеров, после чего поперхнулся, дойдя до имени режиссера. Вдруг за занавесом послышались выстрелы, крики, шум суеты, и вновь все затихло. И вот, заиграла музыка, занавес расступился, появились актеры, двигающиеся в замедленном темпе. Движения были плавными и отточенными, что создавало удачную иллюзию замедленного показа кино. Ну что же, действо, ради которого собрался полный зрительский зал началось…

Сразу скажем, что в конце актерам аплодировали стоя пару минут. Но что стоит за всем этим? Как вообще живут сегодня актеры – может они просто выживают? Может ли театр быть прибыльным в современной Украине и есть ли шансы у малых коллективов зарабатывать на жизнь своим ремеслом, а не «халтурами» в рекламе или на детских утренниках? Обо всем этом мы решили поговорить с актером, со-основателем и директором театра «Прекрасные цветы» Игорем Ключником, который называет этот проект не иначе как театральным стартапом.

Анастасия Незмутинова для Ageyenko.ua
Анастасия Незмутинова для Ageyenko.ua
  • А:

    Игорь, расскажите кратко о себе.

  • И.К.: Я актер и один из основателей театра «Прекрасные цветы». Это негосударственный профессиональный театр. Ему уже в наступающем 2017 году исполняется 6 лет. В репертуаре театра сейчас 6 спектаклей. Кроме того я один из создателей Школы актерского мастерства «TЕСТО». Я актер с опытом работы и в государственных академических и в негосударственных театрах, участник многих фестивалей и конкурсов. Но в первую очередь я актер, а директор театра и ректор школы только потом.
  • А:

    Расскажите подробнее о своем театре: как он создавался, как с тех пор изменился?

  • И.К.: Как я уже сказал, театр создавался почти 6 лет назад, и с тех пор у нас проходит по одной премьере в год. Сейчас получается уже 6 спектаклей, которые идут регулярно. Изначально нас было трое, а сейчас нас шестеро. Вместе со мной его создавали Денис Чмелев и Артем Вусик, с которыми мы сегодня играли на сцене.

    Началось это все с капустников на сцене Дома Актера и отдельных выступлений. Потом мы начали работать в бессловесном жанре, потому что он нам очень нравился, «заводил» нас. Когда мы уже начали выступать, то поняли, что нет смысла присоединяться к чему-то уже существующему, а надо создать свой жанр – синтез старых и современных форм. Свой жанр мы назвали фанк-футуризм.
Анастасия Незмутинова для Ageyenko.ua
Анастасия Незмутинова для Ageyenko.ua
  • И.К.: Название «Прекрасные цветы» пришло как-то само. В то время были популярны заковыристые варианты, как «Парадокс», «Арлекин» и т.д. Мы решили пойти от обратного: придумать такое название, которое бы удивляло. При этом мы изначально шли от энергии радости, баловства, выдумки, абсурда. Потом мы уже начали искать в своем названии какие-то скрытые смыслы. Так, нас пригласили на одну передачу, где тема была флористика. Там мы услышали, что каждый цветок что-то символизирует. Теперь мы говорим, что каждый цветок способен передавать эмоции без слов, также, как это делаем в своем театре мы.

    На данный момент мы продолжаем двигать нашу эстетику в массы. Первым спектаклем в этом жанре стал "Крыса". Экстравагантное название соответствует тому зрелищу, которое для современного украинского зрителя выглядит непривычно, ново. Во время работы над вторым спектаклем - "Жир" - к нам присоединились Сергей и Снежана Бабкины, уже довольно известные актеры. Сергей также известный музыкант. Уйдя из предыдущего театра, они присоединились к нам. Они тоже давно хотели поработать в экспериментальном бессловесном жанре, они "заболели" этой идеей, как и мы.
Анастасия Незмутинова для Ageyenko.ua
Анастасия Незмутинова для Ageyenko.ua
  • И.К.: После этого к нам присоединилась Ксюша Черкашина, и был создан спектакль "Красный". Затем были созданы спектакли «Дракула» и «SEX 2005». Мы пробуем работать как в камерном, так и в более крупном масштабе. Например, недавно состоялась премьера спектакля «365», который создавался совместно с Харьковским академическим театром оперы и балета (ХНАТОБ. – Прим.ред.). В этом проекте уже задействован целый оркестр, был приглашен скрипач из Австрии, актерский состав был расширен до 9 человек.

    Уникальность нашего театра еще и в том, что почти все спектакли созданы по нашей собственной драматургии. Все они придуманы и срежиссированы нами. Причем главного режиссера в театре вообще нет. Это как оркестр без дирижера, и это тоже наша уникальность. Ставка делается на творческую кооперацию.

    Как видите, мы избрали для себя совершенно иной путь, нежели другие театры. С такой эстетикой найти нашего зрителя, достучаться до него было достаточно сложно, потому что украинский зритель уже инфицирован массовым потреблением. Представьте реакцию человека, когда ему в ответ на вопрос "а что это за спектакль?" говорят, что это театр «Прекрасные цветы» (это уже вызывает удивление), спектакль называется "Крыса" (второй шок для зрителя), а потом ему говорят, что это пьеса без слов (тут многие отказываются от идеи посетить наше представление). Все это поначалу сбивало людей, и они говорили: "Нет, дайте мне лучше билет на пьесу «Мужики на грани нервного срыва» - там все понятнее". Это наше первое направление деятельности.

    Второе - перформансы. Для нашего города это тоже был определенный эксперимент, потому что почти никто из негосударственных театров, не говоря уже о государственных, не делал перформансы на достаточно высоком уровне. Перформанс во многом построен на импровизациях, что требует определенного мастерства. И именно наш театр начал знакомить харьковского зрителя с масштабными перформансами, объясняя, чем такой формат отличается от других жанров.

    Третье наше направление – гастрольное. Мы над этим работаем уже на протяжении пяти лет. За это время наш гастрольный менеджер разослал порядка десяти тысяч писем по самым разным странам. И только сейчас начинают приходить ответы. Мы играем без слов, потому наш язык международный - его понимают везде.

    Сейчас нам предложений приходит очень много, но главная проблема тут в том, что большинство фестивалей не оплачивает проезд и проживание, а на это приходится львиная доля всех расходов. Перелет – главная статья расходов – к сожалению, почти всегда остается за самим театром. Никто - ни меценаты, ни городская власть, к которой мы обращались - не помогли нам с оплатой билетов. Поэтому мы вынуждены перебирать – ездить только туда, где принимающая сторона готова взять на себя хотя бы часть расходов.
Анастасия Незмутинова для Ageyenko.ua
Анастасия Незмутинова для Ageyenko.ua
  • И.К.: Был бы у нас меценат, мы могли бы хоть каждый месяц выступать в разных странах – от Австралии до Америки. Заявок приходит очень много, не только из Европы или СНГ. Есть приглашения из Новой Зеландии, например. Это зависит не только от страны или континента, но и от уровня фестиваля. Нас и на Авиньонский фестиваль уже приглашали (пока в неофициальную программу, но это тоже показатель).

    На данный момент самая дальняя точка, где мы побывали это Коста-Рика. Но в основном ездим, конечно, по Европе и СНГ. Из последних поездок – это Германия и Польша. До этого был Азербайджан. Кстати, в Коста-Рике был огромный международный фестиваль, где мы были единственные и вообще первые представители Украины в Латинской Америке. А вот на участие в Театральной олимпиаде в Индии, где были представлены 22 страны мира, нам не хватило средств. Но мы не теряем надежды на поддержку, продолжаем стучаться в двери, пытаемся писать в различные фонды, подаемся на гранты и другие подобные организации.
  • А:

    Мы плавно переходим к теме непосредственно заработков украинских театров. Есть ли у них какая-то универсальная бизнес-модель?

  • И.К.: Построение такой модели для нашего театрального стартапа - это еще одно направление нашей деятельности. У меня был опыт работы и в рекламе, и в фото- и видеопродакшене. То есть уже было знакомство с маркетингом, были свои наработки в этом плане. Поэтому с самого начала функционирования театра мы искали новые средства продвижения и монетизации театра, построения полноценного театрального менеджмента.
Анастасия Незмутинова для Ageyenko.ua
Анастасия Незмутинова для Ageyenko.ua
  • И.К.: Дело в том, что у нас в Харькове нет театральных менеджеров, профессиональных. Я имею в виду людей не просто с опытом управления театрами, а с профильным образованием, с подтвержденной квалификацией. Сейчас многие уже знают, как работать на проектной основе, знают о контрактах, но еще 5 лет назад этого не было, и нам приходилось выстраивать всю эту систему практически с нуля. Это был своеобразный "привет" из "совка", который до сих пор сохраняется в государственных театрах. Я не хочу особо сетовать на государственные учреждения, но признаемся честно - они этим грешат.

    Нашу бизнес-стратегию я сейчас раскрыть не могу, но кое-что расскажу. Мы, например, придумали совершенно новые маркетинговые инструменты, которые украинскими театрами до нас не использовались. Так, мы одними из первых в Харькове стали снимать видео-трейлеры для театральных постановок, и размещать их в Интернете. И не просто размещать - мы начали самостоятельно разрабатывать более интерактивные вещи.

    Вот посмотрим на наше самое первое приглашение на спектакль «Крыса». Оно состоит из видеозаписи и трех гиперссылок, которые ведут к описаниям каждого из персонажей спектакля на You Tube канале. Человек может нажать на любую из них, узнать об этих персонажах и даже задать им вопрос, заставить их сделать какое-то действие. Это интерактивный формат. Вся эта история состоит из порядка 60 видео, связанных между собой. Получается система, подобная разветвленному дереву, где порой доходит до абсурда, когда этого персонажа можно куда-телепортировать, погладить утюгом, подкупить, покормить или напоить. Все по-разному, зависит от сюжета - детектив это или романтическая история. И все это сводится к тому, что этот персонаж приглашает на нашу премьеру. Это только один из таких инновационных инструментов, которые мы используем в своем театре.

    Одними из первых в театральной среде мы начали полноценно использовать социальные сети.
  • А:

    Сколько "съедают" маркетинговые расходы вашего бюджета?

  • И.К.: Примерно 10%. Весь дизайн делает наш партнер - рекламное агентство Arriba. У нас есть свой стиль, своя особая красота, за которую мы боремся, отстаиваем именно наше видение картинки современного театра.

    Но не нужно думать, что чего-то придуманного один раз достаточно. Мы живем в динамичном мире, потому делаем редизайн ежегодно, предлагаем каждый раз нечто новое, пытаемся показать себя совершенно по-другому.
Анастасия Незмутинова для Ageyenko.ua
Анастасия Незмутинова для Ageyenko.ua
  • А:

    10% на маркетинг это не много в сравнении с другими частными театрами. Как вам удается сэкономить?

  • И.К.: Мы пытаемся со всеми работать на партнерских началах, а не просто заказывать какую-то услугу. В каждом случае, конечно, по-разному, но полноценное партнерство, кооперация, создают заинтересованность в качественном конечном результате как у нас, так и у партнеров. С кем-то это дружеские отношения, с кем-то бартерные. Безусловно, в последние годы мы перешли максимально на формат денежного сотрудничества, но хорошие отношения стараемся поддерживать со всеми, пытаемся просчитывать выгоду для всех.

    Когда только запускаешь стартап, то с финансами очень туго, приходится изворачиваться, но мы уже перешли на новый этап. У нас ведь только актерского состава 6 человек, а есть еще костюмеры, звукорежиссер, композитор, маркетинговый отдел, отдел SMM и т.д. Театр это на самом деле огромный организм.
  • А:

    А кто вам пишет сценарии? Да, они без слов и в этом плане с ними работать проще, но, как говорят, в Украине большая проблема со сценаристами.

  • И.К.: То, что мы играем без слов, это с только одной стороны хорошо, но с другой – передать все те эмоции и смыслы так намного сложнее. Это двоякий вопрос. Мы сами пишем свои сценарии.
Анастасия Незмутинова для Ageyenko.ua
Анастасия Незмутинова для Ageyenko.ua
  • А:

    Сколько сегодня зарабатывают актеры в Украине?

  • И.К.: Еще одной нашей задачей было сделать так, чтобы в театры модно было ходить, и чтобы актеры могли полноценно зарабатывать. Особенно это актуально сейчас, когда мы вынуждены конкурировать с кинотеатрами, предоставляющими массовое зрелище. Потому мы решили сделать театр не массового потребления, а для ценителей. Но мы пошли дальше. Сегодня, если человек попадает на наши представления, то он становится постоянным нашим зрителем. Мы всегда с интересом считаем, сколько людей уходит с наших спектаклей. Могу сказать, что таких сейчас немного. Пустых мест обычно практически нет.

    Это позволяет нам выполнить вторую задачу. Мы хотели сделать театр прибыльным бизнесом, и нам это удалось. Когда мы начинали работать 6 лет назад, то в негосударственных театрах могли платить по 50 грн за спектакль, а сами спектакли проходят по 4-5 раз в месяц. Вот такая нехитрая арифметика. В академических театрах зарплата колебалась от 1,5 до 2,5 тысяч в месяц, что тоже немного. Сейчас ситуация в целом, на самом деле, не сильно изменилась. И если ты актер, то хочешь-не хочешь, но должен где-то искать подработку.

    Мы в определенный момент поняли, что так дальше продолжаться не может, что нужно либо менять сферу, либо делать полноценный прибыльный театр. Мы решили заняться своим любимым делом, на которое готовы были тратить все свое время, силы и ресурсы, чтобы добиться своей цели. Через какое-то время это начало давать свои плоды.
Анастасия Незмутинова для Ageyenko.ua
Анастасия Незмутинова для Ageyenko.ua
  • И.К.: Сейчас мы вышли на уровень, когда средняя зарплата актера за спектакль составляет где-то 2,5 тыс. грн. Даем мы обычно от 5 до 7 спектаклей в месяц. Оплата также зависит от места, где мы играем, сколько людей задействовано на сцене, сколько зрителей пришло и т.д. Если это гастроли, то сюда входит еще стоимость перелета и другие расходы. Цифры не могут быть точными, но примерный уровень я указал. Слава Богу (стучит три раза по деревянному столу. – Прим.ред.), у нас уже есть свои зрители, это постоянное аншлаговое количество людей.
  • А:

    Вы говорили, что сконцентрировались на театре, но вы также ректор школы актерского мастерства – расскажите о ней. Это самостоятельный ваш бизнес или просто «довесок» к «Прекрасным цветам»?

  • И.К.: Этот проект родился около двух лет назад. Пока мы учились в университете и потом, когда уже начинали работать сами, периодически участвовали в различных фестивалях, тренингах, мастер-классах, в каких-то международных проектах. У нас накопился определенный набор знаний и навыков. К сожалению, не всегда понимаешь, куда можно этот «багаж» пристроить, чтобы он был полезен и другим. К тому же у каждого из нас есть свои самостоятельные проекты – у того же Сергея Бабкина своя группа 5Nizza, другие музыкальные проекты. И это, на самом деле, нормально. А я решил свои знания и силы вложить в создание такой школы, чтобы поделиться ими с другими людьми.

    Начиналась школа «ТЕСТО» как небольшой курс, но за два года выросла просто в геометрической прогрессии, став целым учебным центром. Мы выпустили уже 163 выпускника – для негосударственной актерской студии это очень много. Мы с командой школы и учениками создали порядка 10 перформансов, на которых побывало более 5 тысяч зрителей только в Харькове (не каждый театр может этим похвастаться). Более того, для тех, кто захотел развиваться дальше, мы создали уже второй курс, и третий.

    Также мы создали отдельное направление «TЕСТО kids» - школа актерского мастерства для детей, которая ушла уже в свой «полет». Помимо этого мы проводим свои точечные интенсивы как в Харькове, так и за его пределами – в Киеве, Львове, а также в Азербайджане, Германии и т.д. Кроме того, мы проводим выездные летние интенсивы на берегу моря, а скоро отправимся в первый зимний интенсив в горах.
Анастасия Незмутинова для Ageyenko.ua
Анастасия Незмутинова для Ageyenko.ua
  • И.К.: Сейчас школа становится в каком-то смысле даже культовой, поэтому период «довеска» к основному моему делу она уже переросла. На самом деле, её концепт уникален для Украины – таких школ больше нет. Даже в странах СНГ подобных больше нет (по крайней мере, не было, когда мы изучали этот рынок), не говоря уже о нашей стране. Наша метода во многом экспериментальна, и никто такого больше не предлагает.

    Например, финалом практической части курса является не спектакль, а перформанс. Причем курс длится всего 2,5 месяца. На это время людям дается 80 часов на освоение практической и теоретической части актерского ремесла. Важный момент – приглашенные лекторы. К нам приходят разные видные культурные деятели, актеры, музыканты.

    Но мы сразу говорим, что актеров не выпускаем. Мы не обещаем «красных дорожек» или ролей в блокбастерах – мы даем возможность реализовать себя творчески, как-то «поколбаситься» в совершенно другой среде - актерской. Потом выступить на перформансе.
  • А:

    Сколько стоит ваш курс?

  • И.К.: Первый курс у нас стоит 7 200 грн. Это за 2,5 месяца. Сейчас выпускается одновременно по четыре курса взрослых и плюс пятый – детский. А начиналось все где-то с 2 500 грн два года назад, и тогда был один курс. То есть можно оценить, как стремительно мы развиваемся и насколько успешна сейчас школа – прошло ведь всего два года. Сейчас мы набираем только на первый курс по 20 человек (у нас два первых курса – это 40 человек суммарно). Но и расходы на самом деле значительные – у нас много приглашённых специалистов, иногородних или даже иностранцев, а им нужно оплатить как минимум проезд.
  • А:

    В связи с ограничением показа на нашем ТВ российских фильмов и сериалов, у нас образовался некий культурный вакуум. Его украинские каналы пытаются заполнить своим контентом, а Нацсовет предлагает перейти на зарубежное кино. Тем не менее, эта ситуация дала толчок к развитию украинского кинопродакшена. Вы готовите своих выпускников только к театру или их можно будет увидеть и в украинском кино?

  • И.К.: Да, это одно из наших направлений работы. Нам часто звонят режиссеры, которые хотят поработать с не актерами – причем с уже подготовленными. Многим этот формат очень интересен. Мы создаем свою базу достаточно квалифицированных непрофессионалов, в будущем, возможно, создадим целое профильное агентство, по работе с такими людьми. Это хороший кадровый резерв, ведь это сейчас они непрофессионалы, но если есть талант, то мы поможем ему раскрыться.

    К сожалению, в Харькове сейчас проводится очень мало кастингов. До нас доезжают только после Киева, Львова, других городов. То есть, ездить по Украине с кастингами начинают, только если в Киеве кого-то не нашли. Потому в украинских сериалах всегда одни лица, и очень короткая «скамейка запасных».
  • А:

    Многие режиссеры жалуются, что в Украине просто нет актеров достаточно высокого уровня, потому они вынуждены приглашать российских. Вы с этим согласны? У нас все действительно настолько плохо? Если, например, Харьковский горсовет возьмет на вооружение мировую практику, и начнет освобождать от налогов или каких-то сборов тех, кто снимает кино в Харькове, то в городе просто не найдется достаточно квалифицированных актеров?

  • И.К.: Я думаю, что актеры найдутся. У меня достаточно большой опыт поездок не только за рубеж, но и по Украине, и могу сказать, что Харьков сейчас вполне оправдывает свое неофициальное звание «Первой столицы» - в нашем случае культурной, т.к. у нас более разнообразна культурная жизнь, чем в большинстве городов Украины. У нас больше актеров и других работников театра, которые и в кинопроизводстве нашли бы себе применение. Я говорю не о государственных, а о неформальных объединениях, каких-то андеграундных театрах. Да, они не на виду, но их много. У нас их просто огромное количество! Например, приезжая во Львов просто удивляешься, там же очень мало всего происходит...
Анастасия Незмутинова для Ageyenko.ua
Анастасия Незмутинова для Ageyenko.ua
  • А:

    То есть, вы сторонник довольно популярной в Харькове идеи, что тут всего больше и оно лучше, чем в столице Галичины, но Львов просто более разрекламированный?

  • И.К.: Да, так и есть. Пока я не съездил во Львов, по прочтении прессы, Интернета, у меня складывалось впечатление, что едва ли не все культурное движение страны идет там, в Галичине. Я, как и большинство украинцев, считал, что во Львове сосредоточена вся культурная тусовка страны. Но в последние годы я уже несколько раз был во Львове, находился там довольно долго. Да, там есть хорошие (даже очень хорошие!) команды, актеры, но на общем украинском фоне они не так уж выделяются. В Харькове театров и актеров определенно больше. Сравнить их театральную индустрию и харьковскую просто нельзя – это небо и земля…
  • А:

    Получается, что каждый город вынужден рекламировать и продвигать себя сам, но а как же государство? Какой должна быть господдержка? У нас уже который год идет дискуссия о том, в каком формате работать – в уже привычной советской системе, или внедрять западную грантовую. Получается ни то, ни сё, а страдают от этого театры.

  • И.К.: Мне бы хотелось вообще всю эту историю пересмотреть. Тут оправдан мой подход к своему же театру – проанализировать ситуацию, отрезать то, что не нужно и уже не работает, но сконцентрироваться на поддержке того, что выглядит перспективным.

    Может быть, стоит посмотреть работающие эффективные форматы, как в той же Европе. Нам сейчас ближе проектная работа, то, как работают там. В частности – польская модель. Украинская система уже порядком устарела – я за перемены, но за перемены продуманные. На самом деле, вариантов много, и у нас достаточно умных людей, которые вполне смогут придумать рабочую, адаптированную под наши реалии систему. Надо лишь дать им шанс. Мы сами пытаемся внедрять новые форматы как в нашем театре, так и в школе.
  • А:

    Какие-то смежные направления деятельности вы рассматриваете? Может те же комиксы – они ведь, на самом деле, ближе к театру и кино, чем к литературе, потому что комикс это лишь один из способов визуализации сценария. Тем более что вы, как сами говорили, уже имеете партнерские отношения с дизайнерами и художниками.

  • И.К.: Да, мы интересовались комиксами. Даже наш первый спектакль «Крыса» описан как «абсурд, комедия, детектив и комикс». Наша идея такова, что стоит пойти от обратного – т.к. мы делаем спектакль уже на сцене, а только потом создаем драматургию, то все это можно записать. И получится тот же комикс. Мы собирались программку к спектаклю делать в виде комикса. Мы даже встречались с художниками-комиксистами, которые есть и у нас в Харькове, и в других городах. Были договоренности с парнем из Луганска, например, но из-за всей этой истории на Востоке страны, из-за войны, нам пришлось отказаться от этой идеи. Нам просто не хватило времени. Эти же элементы мы используем в наших интерактивных видео.
Анастасия Незмутинова для Ageyenko.ua
Анастасия Незмутинова для Ageyenko.ua
  • А:

    В завершение наш традиционный вопрос – напутствие для тех, кто хотел бы пойти в вашу сферу, как актер и как представитель бизнеса, возможно как меценат. С чего им следует начинать? Что их ждет?

  • И.К.: Да, в эту сферу идти нужно. Только закончив институт, ты понимаешь, что это за профессия. Перед тобой встает вопрос: «Готов ли ты остаться в ней?». Может это не всегда просто, но этим делом нужно заниматься, отдаваться ему, тогда будет результат. Идя на первый курс, ты живешь мечтами о съемках в «крутом» кино с каким-нибудь Брюсом Уиллисом, а по окончанию вуза сталкиваешься с суровой реальностью. После пяти лет обучения ты понимаешь, что никаких «красных дорожек» перед тобой тут не будет. Особенно если речь идет об украинской провинции, о Харькове. В столицах – Киеве или Москве – возможностей больше, но это все равно не Голливуд.

    Однако это не повод бросать профессию. Надо просто понять, что возможности следует создавать самому. Посмотрите на тот путь, который мы выбрали для себя. Мы выбрали путь театрального стартапа. Мы, как театр, показываем пример молодым актерам, как следует развиваться в нашей стране. У нас даже режиссера нет, которые обычно и собирают вокруг себя актеров, какой-то капитал. Как у нас все запустилось? Просто звезды так сошлись – три парня собрались, и решили организовать театр. Мы смогли не просто выжить, а создать полноценный самостоятельно огромный организм театра, который живет и здравствует. Он уже функционирует как хорошо смазанный двигатель.

    Потому начинающим актерам я бы сказал, что успех придет, если полностью отдаваться этой работе. Но только полностью! Надо просто идти, и с кем-то создавать новые проекты. Если бы мы уже имели большой опыт работы в других театрах (особенно государственных), то у нас вряд ли получилось бы то, что вышло сейчас. Тому, что мы делаем сегодня, нас никто не учил – мы работаем на свой страх и риск. В этом и новизна. Нужно развивать кооперацию – каждый член нашего театра привнес что-то свое, получился интересный синтез.

    Что касается бизнеса и меценатов, то при правильном подходе к делу, они вполне могут рассчитывать на какие-то дивиденды с нашего и других подобных театральных стартапов. Мы малый негосударственный театр, но мы уже можем сказать, что наш театр прибыльный, что мы сами на себя зарабатываем. Первоначальные инвестиции сейчас возвращаются ощутимыми дивидендами. Вкладывая на старте свои силы, сегодня мы получаем отдачу в денежном эквиваленте. Наши актеры получают вполне достойные деньги, это намного выше среднего (по крайней мере, как для Харькова).
Анастасия Незмутинова для Ageyenko.ua
Анастасия Незмутинова для Ageyenko.ua
  • И.К.: Мы можем себя полноценно реализовать, занимаясь любимым делом. Почему так не может поступить предприниматель, который любит театр? Это фактически венчурное инвестирование, рисков много, потому сказать однозначно – вкладывать деньги или нет, я не могу, это очень спорный вопрос. Но если отдаваться этому делу, если разработать стратегию и оригинальную идею, то успех непременно придет.

    Проблема Украины в том, что у нас совершенно не развит театральный менеджмент. Никто не готов вкладывать в местные постановки. Если на что и тратят деньги, то в какие-то привозы – зарубежные постановки, которые уже оправдали себя, вкладывают в уже сложившиеся звезды, не пытаясь искать новые таланты.

    Из коммерчески успешных проектов могу назвать киевский театр «Дах». Это не зарубежный пример, а наш – украинский. Почему не попробовать пойти по их пути? Да, в него было вложено немало, но я уверен, что инвесторы свои дивиденды получили. «Дах» уже переродился в музыкальные проекты и перестал быть просто театром.

    Как видите, положительные примеры есть – надо придумать интересный концепт, в который вложить средства и свою душу, и тогда будет отдача.