Интервью со Станиславом Игнатьевым, со-основателем Харьковского Энергетического кластера и проректором ХНУРЭ о привлекательности Украины в контексте развития альтернативной энергетики.

Харьковский Энергетический кластер представляет собой площадку для сотрудничества компаний, ВУЗов, а также общественных организаций в сфере использования альтернативных источников энергии. Беседа с его организатором позволит понять перспективы привлекательность Харьковского региона и Украины в целом в этом отношении. Тем более, что «зеленые технологии» являются одним из ключевых трендов современности.

Например, Саудовская Аравия, один из ключевых в мире нефтедобытчиков, официально заявила о намерении «сойти с нефтяной иглы», и перейти на получение экологически чистой солнечной энергии. Благо у них под боком раскаленная солнцем пустыня, способная вырабатывать огромное количество электроэнергии просто из ничего. В Украине тем временем есть частный монополист в виде компании ДТЭК (подразделение System Capital Management Рената Ахметова), а также жесткое госрегулирование профильной нацкомиссии. Нужны ли нам «зеленые технологии», и что стране может предложить Харьковский энергетический кластер?

  • А:

    Мы знаем, что вы проводили исследование на тему перспектив Харьковской области в сфере использования альтернативных источников энергии. Могли бы вы вкратце рассказать нашим читателям об этом?

  • С.И.: У нас было два больших немецких проекта. Первый – при поддержке Бундестага на тему исследования ветроэнергетического потенциала. В Восточной Украине было построено 25 мачт, высотой от 100 до 150 м, на которых были установлены приборы для изменения скорости, направления ветра. Каждые 4 сек приходила информация с GSM-модемов об этих параметрах. В Красногоровке Полтавской области до сих пор стоят эти приборы, показания еще приходят, но допуск на вышку мы не получаем из-за АТО.
(Источник: http://vetrogenerator.com.ua/)
  • С.И.:Вторым было исследование при поддержке Deutsches Biomasseforschungszentrum (Немецкого центра исследования биомасс). Мы выясняли потенциал биомасс Харьковской области по каждому фермерскому хозяйству. В регионе солнечной радиации (прямого и рассеянного света) больше чем в Германии, а эта страна сегодня является лидером в Европе по площадям инсталляций солнечных батарей. Около 20% энергии, которую потребляет Германия, вырабатывается за счет фотовольтаики (раздел науки на стыке физики, фотохимии и электрохимии, изучающий процесс возникновения тока в различных материалах под действием падающего на него света, – прим. ред.).
(Источник: http://facebook.com/)
  • С.И.:Фотовольтаику можно использовать для частных домовладений и производства. Это выгоднее, чем получать энергию с угольных электростанций, поскольку сегодня в Украине есть проблема с поставками топлива. Фотовольтаика может полностью заменить уголь, но нужен финансовый инструмент, чтобы снизить первоочередные расходы на покупку модулей, потому что они достаточно дорогие.

    Однако, если мы подключим их к сети и получим «зеленый тариф», то у них срок окупаемости составляет 4,5-7 лет, при возможности эксплуатации более 20 лет. Используя фотовольтаику мы получаем порядка 20% годовых чистого дохода. И через 5, в худшем случае - 7 лет, если установка стоит в месте с высокой запыленностью, при необходимости постоянного омывания, оборудование полностью окупится.

    Например, в Кегичевском районе, где солнечной радиации больше, а осадков меньше, срок сокращается до 4 лет, из-за более чистого воздуха. Мы нашли другой земельный участок с немецкими коллегами, где хотели инсталлировать солнечную электростанцию мощностью 20,5 мВт в Харьковской области, а потом посмотрели розу ветров от Змиевской ТЭС, и мы поняли, что угольная пыль будет как раз оседать на этой территории. Поэтому потребуются большие затраты на омывание, да и солнечная радиация будет не прямая, а рассеянная. Поэтому от такого участка решили отказаться.

    Что касается биомасс, то Харьковская область способна стать одним из лидеров в сфере производства с/х-продукции в Украине. Регион может стать настоящим «Клондайком» по использованию биомассы для выработки энергии. У меня очень много знакомых фермером. Например, один говорит: «Я вот кукурузу убрал, потом полностью скосил остатки. Складировал их, ведь мало ли, вдруг потом продам на изготовление пеллет (топливных гранул, – прим. ред.)».
(Источник: http://www.viktrans.com.ua/)
  • С.И.:Мы проработали в рамках исследования Deutsches Biomasseforschungszentrum даже логистические маршруты. Оценили, где нужно устанавливать котельные – возле школы, акушерского пункта. По Харьковской области просчитали зависимость от качества дорожного покрытия, вычислили максимальные треки для поставки биомасс. Это важно, ведь чем дольше ее везти, тем выше стоимость энергоносителя.

    Допустим, в Нидерландах нормальная практика, если вокруг электростанции есть пространство диаметром в 150 км, то это рентабельно. У нас есть проект «Энергоэффективное село» (пос. Веселое, Харьковского р-н), в котором мы смогли уменьшить дистанцию поставки биомасс в котельную до 1,5 км. Стоимость топливных брикетов уменьшилась на 72-75%. Тут логистика занимает очень важную роль.
  • А:

    А какой потенциал у ветра?

  • С.И.: Северные районы Харьковской области подвержены влиянию оси Воейкова. Это климатическое явление, суть которого в том, что в Сибири возле Алеутки (бухта на о-ве Уруп Сахалинской обл.) формируется большая масса очень тяжелого холодного воздуха. Она стекает по разным осям через Украину. Ось холодного и быстрого воздуха доходит до Италии в морозные периоды. Зимой во время заморозков, это сопровождается сильным ветром, и мы наблюдаем действие оси Воейкова воочию. Потоки входят в Харьковскую область со стороны Купянска, потом идут через центр – Кегичевку, и выходят над Зачепиловкой. Это зона высокого ветро-энергетического потенциала.

    В Кегичевке находится одна из самых больших радиовышек в Украине, высотой 180 м. Мы на нее поставили оборудование для измерения скорости и направления ветра. На промышленных высотах (100-150 м), скорость потоков достигает в среднем 7,5 м/с. А ветрогенератор ставить рентабельно если больше 5 м/с. Мы спроектировали электростанцию, получили первое финансирование, даже залили 2 фундамента, но началось АТО и немецкие партнеры уехали.

    Поэтому потенциал области достаточно высокий. Если мы будем строить ветрогенераторы по оси, то, по нашим расчетам, мы сможем получить порядка 480-520 мВт электроэнергии. Если выйти на экономическую рентабельность, т.е. в течение 3 лет построить около 100 машин, то это будет больше, чем вырабатывает Змиевская тепловая электростанция. Она поставляет энергию для Харьковской, Полтавской и части Днепропетровской обл. За счет ветрогенерации мы может обеспечивать не только наш регион, но и три области вокруг.
(Источник: http://korrespondent.net/)
  • С.И.:Тут первый вопрос в том, какая компания будет обслуживать эти проекты, и второй – необходимы дешевые европейские деньги для инвестиций. С имеющимися финансовыми ресурсами сейчас в Украине, мы не сможем обеспечить проект. Если мы найдем инструмент подключения дешевых инвестиций с низкой процентной ставкой – до 5% годовых, то сможем запустить проект уже в ближайшее время.

    Другой вопрос в том, позволит ли нам политически северный сосед реализовать подобный проект. Ведь было много статей на тему добычи сланцевого газа, являющегося газом уплотненных песчаников. Много журналистов и политтехнологов говорили о том, что конфликт в Славянске был связан именно с добычей газа. Ведь восток Украины получит энергетическую независимость. Наша страна имеет высокий потенциал по запасам уплотненных песчаников. Если бы эти проекты начали развивать, то мы очень быстро отрезались бы от газопроводной системы России и сами стали бы крупным импортером. Большие компании не хотят сюда вкладываться, потому что есть риск обострения политической ситуации, и получится так, как с ветрогенерационными установками на Донбассе.
  • А:

    А что вы можете сказать на счет потенциала установки систем отопления на основе энергии недр земли?

  • С.И.: Для частных домовладений тепловые насосы являются достаточно дорогими. В проекте «Энергоэффективное село» мы установили насос на крыше акушерской платы. Оборудование нам подарила немецкая компания. Украинская фирма сделала монтаж оборудования. Такие проекты окупаются очень быстро. На глубинах от 20 м мы имеем постоянную температуру +20°С. Нагревая теплоноситель мы получаем экономию не менее 10°С. По законам физики, чем теплее носитель, тем меньше энергии необходимо на его нагрев.
(Источник: http://www.proektant.ua/)
  • С.И.:Такие проекты очень выгодны, особенно если домовладение находится на берегу озера, пруда. Установка таких систем в воду удешевляет использование геотермальной энергии, а также позволяет экономить на теплоносителях. В таких технологиях очень много скептиков, однако, для небольших объектов они хорошо работают.

    У нас был проект офиса в ХНУ им В.Н. Каразина, где мы установили тепловой насос. Оборудование бывает не только типа «земля-воздух», но и «воздух-воздух». Такое же оборудование мы поставили в купянской школе в кабинете экологии и географии. За счет того, что приемник воздуха устанавливается на стене с южной экспозицией, которая даже в зимний период, особенно если есть сильные морозы, нагревается прилично, и оттуда забирает теплый воздух, мы экономим достаточно много энергии. Разница заметна, особенно если забирать тепло со стены с северной экспозицией.

    Такие системы достаточно эффективно работают. На офисе были фотовольтаические мощности (3 солнечные батареи), расположенные на кровле и тепловой насос в конференц-зале. Зал мы полностью отапливали в зимний период за счет автономной системы. Таким проектам нужны средства для первоочередного вложения. Но потом, все это дает экономический эффект.
  • А:

    Вы говорили о том, что тепловой оборудование для «Энергоэффективного села» вам подарили, а вот наши харьковские и украинские фирмы могут производить подобную технику?

  • С.И.: Для этой цели мы и создали кластер, чтобы подстегнуть предприятия быть не только дилерами западного оборудования, но и сотрудничать с университетами и научными институтами, создавая свою технику.

    В качестве примера можно вспомнить Польшу, где большое количество ГЭС, порядка 800 шт. На станциях стоят достаточно старые турбины. Если бы в Харькове «Турбоатом» или дочернее предприятие производили компактную и дешевую турбину, то они получили бы колоссальный заказ. Наше оборудование может быть дешевле китайского за счет более низкой оплаты труда и близости к Польше.
  • А:

    А местная власть заинтересована в развитии альтернативной энергетики?

  • С.И.: Местная власть заинтересована, но не всегда готова работать. Например, мы приходим с проектом, а нам говорят: «Ок, делайте». Имеется ввиду, что мы вам не будем мешать, а вы делайте. Это справедливо для местных громад по области. В Харькове неплохо работает централизованная система энергообеспечания, а вот в малых громадах нужно идти по пути децентрализации. Здесь возникают проблемные моменты, что органы местного самоуправления должны быть самомотивированы для развития подобных проектов.
  • А:

    Есть ли на местном уровне законодательные механизмы компенсации инвестиций в подобные проекты?

  • С.И.: Есть проекты на уровне местных нормативно-правовых актов. В нашем регионе это «Стратегия развития г. Харькова до 2020 г». Для частных домовладений присутствует механизм компенсации кредитной ставки банкам, если производится закупка оборудования, работающего на альтернативных источниках энергии. Такие программы функционируют в области достаточно активно.
(Источник: http://www.sq.com.ua/)
  • А:

    Давайте затронем тему Киотского протокола и Парижской системы, существуют ли механизмы продажи квот по загрязнению воздуха?

  • С.И.: На сегодняшний день Киотский протокол – это механизм, который эффективно работает. Буквально два месяца назад прошла Парижская экологическая конференция. На ней большинство стран участников ООН подписали «Меморандум о внедрении положений экологической конференции». Второй этап переговоров проходит в Марракеше. Этот финансовый инструмент будет более эффективным, нежели Киотский протокол, сутью которого была лишь продажа квот.

    Меморандум конференции предлагает более эффективный инструмент, связанный с банковским реинвестированием. Он предполагает выпуск муниципалитетами «зеленых сертификатов». Допустим, местная власть за счет своих административных мер добивается уменьшения выбросов СО2 на 20%. Эта величина монетизируется за счет выпуска сертификатов на указанную сумму. Банки покупают эти облигации, инвестируя в муниципалитеты. Местная власть распределяет средства в предприятия коммунальные либо коммерческие, направляющие свои проекты на уменьшение уровня выброса вредных газов. А банки взамен получают квоты, которые могут перепродать в Китай, Индию, являющиеся значительными загрязнителями, или любую другую страну. Для банковской сферы это огромный стимул, т.к. эти сертификаты дают высокую доходность.
  • А:

    В завершение дайте напутствие начинающим предпринимателям, которые хотят «апгрейдить» свое дело за счет источников альтернативной энергии.

  • С.И.: Нужно брать и делать. В первую очередь стоит провести энергетический аудит. Сертификат, позволяющий это делать, есть и у меня. Нужно понимать, где тратится большое количество средств на энергообеспечение. Даже простая визуальная оценка производственных или офисных помещений, даст представление о том, куда больше тратится. Это могут быть окна либо двери. Часто производства тратят много энергии через кровлю. Не обязательно покупать дорогой котел, работающий на биомассе, чтобы понизить стоимость производства энергии. Можно просто уменьшить потребление за счет модернизации помещения.