Интервью с основательницей Kachorovska atelier о семейном бизнесе по-украински, сложностях производства обуви и возможностях, которые открыл перед представителями легкой промышленности последний экономический кризис в стране.

С Алиной Очеретяной мы познакомились несколько недель назад на бизнес-форуме для молодых предпринимателей. Она вместе с другими молодыми бизнесменами выступала на одной из секций форума и запомнилась интересным рассказом о собственном обувном ателье, получившим название в честь ее девичьей фамилии. Энтузиазм и энергия, исходившие от Алины, говорили о том, что она до глубины души любит свое дело.

Организовать интервью нам удалось через пару недель. Мы специально попросили о встрече в Kachorovska atelier, чтобы собственными глазами увидеть, что представляет собой обувной бизнес. Ателье Алины Очеретяной не украшают яркие вывески, поэтому незнакомому человеку понадобится время, чтобы его найти. На полках стоят десятки пар обуви. Внешне они ничем не отличаются от экземпляров, которые красуются на витринах элитных киевских бутиков…

Бытует мнение, что украинские производители априори не могут создать качественную обувь, однако наша героиня развеяла этот стереотип. Да и вообще Алина произвела впечатление человека, который не любит шаблонов и не мыслит штампами. Говорят, что человеку проще найти сто причин что-нибудь не сделать, чем одну, чтобы довести дело до конца. Эти слова точно не касаются Алины. Она скорее найдет сто разных возможностей, чтобы реализовать идею, чем начнет искать одну причину, чтобы опустить руки.

  • А:

    Алина, для начала традиционный вопрос: с чего началась история Kachorovska atelier?

  • А.О.: Вы, наверное, и сами можете на него ответить (улыбается – прим. авт.).
  • А:

    Это был семейный бизнес.

  • А.О.: Да, так сложилось, что моя семья занималась производством обуви. Когда мне было 16 лет, я приехала учиться в Киево-Могилянскую академию, чтобы получить юридическое образование. Подруги начали спрашивать: «Ой, а что это у тебя за обувь?». Я им отвечала, что мы делаем ее сами. Это вызывало удивление. Так появлялись мои первые клиенты и заказы.

    Моя семья занимается обувным делом на протяжении десятилетий. Еще во времена СССР бабушка работала в обувном ателье, мама и дядя работали на обувной фабрике. То есть эта история длится достаточно долго, но в том виде, в котором вы видите Kachorovska atelier сейчас, наш бизнес предстал семь лет назад, когда мы с мужем начали активно заниматься этим делом.
Заниматься обувным бизнесом Алина Очеретяная начала в 16 лет. (Фото: Диана Рева для Ageyenko.ua)
Заниматься обувным бизнесом Алина Очеретяная начала в 16 лет. (Фото: Диана Рева для Ageyenko.ua)
  • А:

    Какими были инвестиции в открытие ателье в Киеве?

  • А.О.: Моя первая инвестиция была в 18 лет, когда я решила арендовать офис. Аренда обходилась в 1500 гривен в месяц. Если я не ошибаюсь, 5000 гривен пришлось потратить на ремонт. Уже когда мы с мужем открывали отдельный цех для производства, то на начальном этапе инвестировали около 10 тысяч долларов, чтобы купить столы, оборудование, машинки, материалы и прочие необходимые вещи.
  • А:

    Насколько мне известно, вы производите обувь в Житомире, а продаете в Киеве.

  • А.О.: Да, производство у нас находится в Житомире, а магазин и ателье – в столице.
  • А:

    Алина, расскажите, как происходит распределение обязанностей в вашем бизнесе. Вы, муж, мама, бабушка... Всем есть работа?

  • А.О.: Бабушка уже отошла от дел и просто готовит кушать. У нее самый вкусный борщ (улыбается – прим. авт.). А среди остальных у каждого есть свои обязанности. Мама полностью отвечает за производство. Муж занимается развитием бизнеса, дизайном, интерьером, оборудованием, логистикой и финансами. В мои обязанности входит работа с командой, дизайн новых моделей, общение с медиа и пиар.
  • А:

    Сколько времени занимает выполнение одного заказа?

  • А.О.: У нас достаточно много заказов, поэтому срок ожидания составляет 1–2 месяца. В течение последних семи лет мы постоянно работаем в таком режиме.
  • А:

    Как выглядит ваш среднестатистический клиент?

  • А.О.: У нас нет среднестатистического клиента. Нужно отходить от этих стандартных определений. Естественно, внутри компании нам интересно проводить масштабные исследования. Они помогают понять, на кого мы должны ориентироваться. Но это наш секрет.
  • А:

    Информацию о количестве заказов вы тоже предпочитаете хранить в тайне?

  • А.О.: Конечно, это коммерческая тайна. Скажу только, что нам поступает несколько сотен индивидуальных заказов в месяц. Кроме того, у нас работает магазин, где можно купить готовую обувь.
Обувь и сумки на этих полках сделаны по индивидуальному заказу. (Фото: Диана Рева для Ageyenko.ua)
Обувь и сумки на этих полках сделаны по индивидуальному заказу. (Фото: Диана Рева для Ageyenko.ua)
  • А:

    Чем отличается бренд Kachorovska от других украинских производителей обуви?

  • А.О.: Прежде всего тем, что мы – самое крупное обувное ателье в Украине. Тот сервис, который мы предлагаем, сам по себе является достаточно уникальным. Мы создали свой «голубой океан», свой собственный масс-маркет. Клиенты могут прийти в ателье и сделать индивидуальный заказ, который не будет стоить бешенных денег. Все могут себе это позволить. При этом мы используем лучшие итальянские материалы: последние колодки, трендовые каблуки и другие комплектующие. В этом и заключается наша уникальность.
  • А:

    Вы все материалы для обуви покупаете в Италии?

  • А.О.: Не все, но большую часть. К примеру, в Украине мы покупаем кожу.
  • А:

    Украинская только кожа?

  • А.О.: Да.
  • А:

    Отечественные поставщики не выходят на вас с предложениями о сотрудничестве?

  • А.О.: Да, такие предложения поступают. Правда, чаще приходится самостоятельно искать поставщиков, но в последнее время они действительно начали обращаться к нам все более активно.
  • А:

    Как много знаменитостей являются клиентами Kachorovska atelier?

  • А.О.: У нас очень большая клиентская база, поэтому сложно следить за всеми. Знаю, что у Кати Осадчей есть несколько пар нашей обуви. Ведущая шоу «Орел и решка» Регина Тодоренко (также экс-участница группы Real O – прим. авт.) накануне путешествия вокруг света заказала у нас восемь пар обуви. Она предупредила, что ей нужно выходить восемь месяцев. Регина пожелала, чтобы обувь была прочной и удобной. Все сложилось хорошо, и она осталась довольна. А мы чуть ли не в каждом выпуске передачи видели свою обувь.
Украинские знаменитости также являются клиентами ателье Kachorovska. (Фото: Диана Рева для Ageyenko.ua)
Украинские знаменитости также являются клиентами ателье Kachorovska. (Фото: Диана Рева для Ageyenko.ua)
  • А:

    Как вы считаете, что самое сложное в обувном бизнесе?

  • А.О.: Здесь все сложно. Делать обувь – это непростая работа. Существует много нюансов. Если ты хочешь, чтобы обувь была высокого качества, то работаешь с большим количеством деталей, пока все не будет выглядеть идеально. Это ежедневная работа, ты не можешь сказать, что довел процесс до автоматизма и что все работает. Поступает новая кожа, поступают новые колодки – и снова приходится работать по-новому.
  • А:

    Выходные хотя бы у вас есть?

  • А.О.: Конечно, выходные – это святое. По воскресеньям мы не работаем никогда.
  • А:

    Сколько сотрудников сейчас работают в ателье и магазине?

  • А.О.: У нас пока что один магазин и одно ателье, поэтому штат не такой уж и большой. У нас работает около десяти людей, но количество сотрудников постоянно меняется.
Сотрудникам ателье некогда скучать: через каждые 5–10 минут к ним приходят новые клиенты. (Фото: Диана Рева для Ageyenko.ua)
Сотрудникам ателье некогда скучать: через каждые 5–10 минут к ним приходят новые клиенты. (Фото: Диана Рева для Ageyenko.ua)
  • А:

    Вы как-то говорили, что очень сложно найти людей, которые могут прийти и сразу начать качественно выполнять свою работу. Ситуация с тех пор не изменилась?

  • А.О.: Нет. Мы все равно отправляем всех девушек-консультантов на стажировку, и только после этого они начинают работать в ателье. Процесс обучения занимает примерно месяц. Затем сотрудники еще в течение месяца шаг за шагом входят в курс дела.
  • А:

    Алина, давайте вернемся на несколько лет назад. С одной стороны, у нас в стране после Революции достоинства случился всплеск патриотизма. С другой – наступил экономический кризис, который сказался на потребительских настроениях украинцев. Как эти события отобразились на вашем бизнесе?

  • А.О.: Эта ситуация отобразилась на нас зеркально. Спрос вырос безумно, примерно в 5–7 раз.
  • А:

    В вашу пользу сыграла разница между стоимостью украинской и иностранной обуви?

  • А.О.: Наверное, в нашем случае это сыграло очень важную роль. У людей просто не было выбора, ведь все получали те же деньги, что и раньше, а иностранная обувь стала дороже в три раза. Когда курс евро вырос с 12 до 30 гривен, все это почувствовали. У нас цена увеличилась не в три раза, а на 25–30%.

    Если говорить честно, в 2014 году у нас тоже был непростой период. Мы принимали заказы на несколько месяцев наперед. Скачок курса произошел где-то перед Новым годом, а мы должны были выполнить заказы некоторых клиентов в марте. После новогодних праздников у нас пошла закупка материалов, фактически мы работали «в ноль». На закупки пришлось потратить в три раза больше денег, но в то же время стоимость обуви мы не могли увеличить на аналогичную сумму. Поэтому мы немного повышали стоимость предварительно оформленных заказов, чтобы компенсировать хотя бы себестоимость. Так что и у нас были трудности. Но потом резко увеличилось количество клиентов, и все стало хорошо. Поток людей был огромным.
Бренд Kachorovska стал по-настоящему известным на волне экономического патриотизма. (Фото: Диана Рева для Ageyenko.ua)
Бренд Kachorovska стал по-настоящему известным на волне экономического патриотизма. (Фото: Диана Рева для Ageyenko.ua)
  • А:

    Алина, расскажите, какой процент в конечной стоимости обуви приходится на материалы, а какой – на работу людей, которые делают обувь.

  • А.О.: Материалы всегда стоят дороже. В себестоимости нашей продукции на них закладывается в два раза больше, чем на человеческий труд. Поэтому любой скачок курса очень сильно на нас влияет. Мы много покупаем в Украине, но люди все равно приобретают исходные материалы за границей. Даже химия, которой обрабатывается украинская кожа, покупается в Италии.
  • А:

    В Италии у вас есть налаженная система поставки материалов или вы все время ищите новых поставщиков?

  • А.О.: Мы все время ищем новых партнеров, но есть и компании, с которыми мы работаем постоянно. Всегда нужно искать новых поставщиков, ведь рынок не стоит на месте, часто появляются интересные предложения.
  • А:

    Вы были первым обувным ателье в Украине?

  • А.О.: Нет, до нас было много других ателье. Просто они все работали в более дорогом сегменте. Но мы были первыми, кто показал, что можно делать обувь на заказ по справедливой цене.
  • А:

    То есть вы стали первым демократичным обувным брендом в стране?

  • А.О.: Возможно, первым демократичным или массовым ателье. Если говорить о демократичном бренде, то стоит определить, для кого мы являемся таковым. Для кого-то мы дорогой бренд, а для кого-то нет. Как раз производителей демократичной обуви в Украине хватает. Просто это другой сегмент. Мы же сочетаем индивидуальность и масс-маркет. Как ателье мы принимаем много индивидуальных заказов, а как масс-маркет делаем ограниченное количество пар обуви одной модели в разных цветах. На этом наше пересечение с массовым рынком заканчивается.
Kachorovska делает ставку на индивидуальность, поэтому все модели выходят в ограниченном количестве. (Фото: Диана Рева для Ageyenko.ua)
Kachorovska делает ставку на индивидуальность, поэтому все модели выходят в ограниченном количестве. (Фото: Диана Рева для Ageyenko.ua)
  • А:

    Что происходит на украинском обувном рынке? Насколько высока конкуренция?

  • А.О.: В нашем сегменте нет настолько большого и развитого рынка, чтобы говорить о конкуренции. У каждого ателье есть свои клиенты и свои заказы. Каждый просто работает в своей нише.
  • А:

    Я знаю, что вы в свое время присоединились к проекту Юлии Савостиной Made in Ukraine. Он помогает в популяризации и продвижении украинских брендов?

  • А.О.: Сейчас мы больше констатируем факт. А популяризации он способствовал четыре года назад. Именно тогда проект привлек к нам много клиентов. А сейчас это скорее просто возможность встретиться с клиентами и заказчиками. Конечно, приходят и новые люди, которые желают с нами познакомиться. Еще это очень хорошая площадка для новых производителей, которые получают возможность рассказать о своей продукции широкому кругу потребителей.
  • А:

    То есть вы поддерживаете отношения с другими производителями, чтобы удержаться на таком сложном рынке, как украинский?

  • А.О.: Почему же он сложный?
  • А:

    Я имею в виду экономические реалии: постоянные курсовые колебания, снижение покупательной способности...

  • А.О.: Последний большой скачок курса гривны у нас был два года назад. А к постоянным маленьким скачкам производители давно приспособились. Не нужно создавать шаблонов о сложности рынка.
  • А:

    И все же покупательная способность населения снизилась...

  • А.О.: Откуда вы это взяли? Это словно фразы с ленты в Facebook о том, что все плохо, рынок сложный, покупательная способность упала и так далее. Безусловно, есть люди, которые оказались в тяжелом положении. Но мне кажется, что если ты молодой и здоровый, то можешь работать на двух работах, и покупательная способность не снизится. Такая возможность есть почти у всех.
  • А:

    Вы ведете к тому, что кризис последних лет мало отобразился на бизнесе?

  • А.О.: На украинском бизнесе он вообще не отобразился. В легкой промышленности все производители, с которыми я общалась, отмечают, что это был только плюс для нас. Благодаря кризису мы стали конкурентоспособными.
Алина Очеретяная считает, что экономический кризис сделал украинских производителей конкурентоспособными. (Фото: Диана Рева для Ageyenko.ua)
Алина Очеретяная считает, что экономический кризис сделал украинских производителей конкурентоспособными. (Фото: Диана Рева для Ageyenko.ua)
  • А:

    Алина, насколько помогает с продажами интернет, в том числе ваш сайт и страницы в соцсетях?

  • А.О.: В нашем случае интернет всегда не просто помогал, а был двигателем торговли. Мы никогда не размещали платную рекламу. Соцсети – это наши площадки для продаж. С них люди переходят на наш сайт, а потом приходят в ателье.
  • А:

    Кто у вас отвечает за работу с клиентами в социальных сетях?

  • А.О.: Нет одного человека, каждый из нас отвечает за свою часть работы. Мы все общаемся с клиентами, поскольку у нас возникает много рабочих вопросов. Люди делают заказы не только на сайте, но и через соцсети.
  • А:

    И еще один вопрос, о котором не слишком любят говорить бизнесмены... Что вы планируете дальше?

  • А.О.: Я хочу открыть ателье в Житомире.
  • А:

    А другие города? К примеру, Харьков, Одесса, Днепр?

  • А.О.: Вот видите, у всех стандартное мышление. Все думают о больших городах. А что делать маленьким? Я, наоборот, думаю о них.
  • А:

    Вы получаете заказы из-за границы? Если да, то как часто?

  • А.О.: Да, мы получаем их регулярно. Клиенты обращаются к нам из Канады, Франции и других стран.
  • А:

    Можете рассказать о самом дорогом заказе в Kachorovska atelier?

  • А.О.: Если честно, то сразу и не припомню. У нас как-то заказывали ботфорты за 5500 гривен.
  • А:

    А самая дешевая обувь?

  • А.О.: Сейчас у нас можно купить шлепанцы и эспадрильи в районе 1300 гривен.
Похожая «сладкая парочка» от Kachorovska в среднем обойдется в 4–5 тыс. гривен. (Фото: Диана Рева для Ageyenko.ua)
Похожая «сладкая парочка» от Kachorovska в среднем обойдется в 4–5 тыс. гривен. (Фото: Диана Рева для Ageyenko.ua)
  • А:

    Кто для вас является примером лидера? Возможно, в той же индустрии моды.

  • А.О.: У меня нет конкретного примера. Но мне очень нравится то, что делает Миучча Прада. Я говорю о продуктах, имидже компании, проектах, которыми она занимается. Она очень мне импонирует.
  • А:

    Как вы проводите свободное время?

  • А.О.: С мужем и ребенком. Мы гуляем и играем. У меня маленькая дочь, которой всего год и четыре месяца, поэтому все свободное время я посвящаю ей.
  • А:

    Вы хотите, чтобы дочь продолжила семейную традицию?

  • А.О.: У меня нет такой цели. Чем она захочет, тем и будет заниматься. Но если ей это понравится, то будет классно.
  • А:

    С учетом того, что у вас девочка, это выглядит более чем вероятно.

  • А.О.: Обувь она любит. Меряет ее постоянно, хотя ей только год (улыбается – прим. авт.).
  • А:

    Какие советы вы можете дать тем, кто хочет сейчас начать обувной бизнес в Украине?

  • А.О.: Найти хороших специалистов в этой сфере, обязательно технолога и конструктора. Без этих людей очень сложно построить качественный процесс производства. Конечно, если у тебя будет достойный продукт, клиент обязательно найдется. А вот чтобы обеспечить качество этого продукта, нужно как следует поработать. Со специалистами в Украине наблюдаются проблемы, их очень тяжело найти. Поэтому необходимо либо учиться самому и потом учить других, либо, если сильно повезет, все же отыскать готовых специалистов.