Владелец сети аттракционов виртуальной реальности Deep Hi-Tech в Украине, США и ЕС о работе в Америке, перспективах технологического бизнеса в нашей стране, о «пузыре Tesla» и о том, почему в Украину не идут зарубежные инвестиции.

  • А:

    Расскажи о себе: чем занимаешься, как пришел в бизнес?

  • А.Ч.: Зовут меня Андрей Четвериков, я родился в городе Харькове в 1979 году. Биография как у многих – окончил среднюю школу, поступил в Харьковский политех на кафедру энергомашиностроения. Магистратуру там окончил с «красным» дипломом.</br>
    Параллельно с учебой работал в казино. Когда в Украину пришел спортивный клубный покер, я принимал участие в соревнованиях. На первом таком турнире я даже второе место занял. После этого я перешел на работу управляющим в покерный клуб. Параллельно самостоятельно играл в Интернете. Когда зарабатывать в Сети стал больше, чем на основной работе, то уволился, и мы с партнером открыли первую в Украине спортивную школу покера. Проводили студенческие чемпионаты и другие соревнования. Так заработали стартовый капитал.

    Когда мы решали, куда двигаться дальше, нам попались на глаза аттракционы виртуальной реальности. Первый свой аттракцион мы поставили в Харькове. Затем открыли производство, начали развивать свою развлекательную сеть – сейчас у нас самая большая в Украине сеть таких аттракционов (около двадцати). Есть пять заведений в Америке. Работаем над выходом в Европу. Еще одна точка в Крыму осталась – вывести мы его не можем оттуда. Это формально Украина, но условно – российский рынок. И ничего мы с этим сделать не можем.

    У меня несколько направлений бизнеса – по всем из них есть генеральные директора. Я занимаюсь по большей части финансовыми вопросами. В аттракционах виртуальной реальности я сооснователь компании, совладелец. В основном мы с моими партнерами Сергеем Колесником и Юрием Захарченко участвуем вместе во всех проектах, а их у нас много.
(Фото: Анастасии Незмутиновой для AGEYENKO.)
(Фото: Анастасии Незмутиновой для AGEYENKO.)
  • А:

    Расскажи подробнее о структуре своего бизнеса – в каких сферах у тебя интересы, какие есть компании?

  • А.Ч.: У меня где-то пять компаний. Все в сфере развлечений. Мой основной бизнес – компания Deep Hi-Tech. Это аттракционы виртуальной реальности. В моих глазах это пока маленькая компания. Несмотря на работу в течение 6 лет мы делаем только первые шажки, чтобы выйти на какой-то более высокий уровень. Штат у нас около 100 человек, но планируем расширяться и развиваться дальше.

    Наши филиалы разбросаны по всей стране. Устанавливаются аттракционы в основном по торговым центрам – моллам. В Харькове у нас штаб, который занимается оперативным управлением и контролем всей бизнес-структуры, техническими вопросами, а также развитием проекта. Тут есть генеральный директор, а в каждом филиале есть старший администратор. Еще один генеральный директор у американской компании. В перспективе мы планируем такую структуру и в Европе. Помимо этого у нас есть своя 3D-студия, где мы создаем контент для видео-аттракционов. Есть свое производство.

    У нас получилась разветвленная сеть представительств на двух континентах, а центром её является харьковский офис.
  • А:

    Как ты начинал?

  • А.Ч.: Для начала своего дела главное иметь желание. Когда у меня еще ничего не было (в финансовом плане), то, общаясь со знакомыми, я им говорил: «Ты веришь, что у тебя через 3-4 года будет машина?». Даже те, кто чувствовал себя гораздо увереннее в плане доходов, все равно говорили, что это недостижимо. Но я свято верил, что смогу заработать и купить себе автомобиль.

    Не менее важно для бизнесмена – умение масштабно мыслить, быть уверенным в своих силах и в том, что ты непременно достигнешь своих целей. И самое важное – не бояться, не ждать идеальной ситуации. Если ты видишь, что есть хоть какая-то возможность, нужно просто брать, и начинать свое дело. Лучше сделать и ошибиться, чем потом всю жизнь сожалеть об упущенном моменте.

    Когда мы начинали, у нас вообще не было никакого опыта. Мы даже опасались, что как только мы откроемся, к нам сразу придут какие-то рэкетиры, заявят: «Мы будем вашей крышей» и т.д. На самом деле такого не было и в помине. Но бывало и другое – мы думали, что покрасим стены в ТРЦ серым однотонным цветом, и деньги потекут рекой. Это тоже оказалось ошибочным. Только в процессе открытия первой точки мы учились бизнесу на практике. Мы свои знания и опыт добывали уже, можно сказать, «в бою». Да, мы шли в неизвестность, но это не пугало. Просто нужно больше с теми людьми, которые уже достигли большего, могут поделиться своим опытом. И вообще предпринимателю надо больше общаться.

    Самое главное – не останавливаться в развитии, читать много литературы, посещать тренинги – заниматься самообразованием. У меня был сделан основной акцент именно на это. Саморазвитие – это непрерывный процесс, который, надеюсь, никогда не закончится, потому что предела совершенству не бывает.
(Фото: Анастасии Незмутиновой для AGEYENKO.)
(Фото: Анастасии Незмутиновой для AGEYENKO.)
  • А:

    Какой объем инвестиций был в твой первый аттракцион и насколько это выгодно сегодня – есть ли смысл этим заниматься?

  • А.Ч.: Самые золотые времена для аттракционов 7D уже прошли, но они модернизируются, и в будущем они тоже будут присутствовать на рынке развлечений. Мы начинали с 50 тысяч долларов инвестиций. В эту сумму входит стоимость оборудования, адаптация, ремонт, первоначальные затраты операционные, арендная плата и т.д. Первое оборудование купили за рубежом – с этим проблем не было. Потом поняли, что там ничего сложного нет. Сделали свое в Харькове, но немного модернизированное.

    Сейчас разработали свое уже принципиально новое оборудование, аналогов которому нет в мире. Оно адаптировано под шлем виртуальной реальности Oculus. Если в первом нашем оборудовании мы еще подсматривали за другими разработчиками, хотя делали все сами, то здесь полностью наша разработка – от идеи до производства. Полный цикл производства находится в Харькове – у нас есть свой небольшой цех.

    На данный момент объемы производства небольшие, потому что мы вот только закончили его разработку, «обкатали». Планируем развивать франшизу и наращивать объемы производства и продаж собственного оборудования. Основной акцент по новым разработкам делаем на продажу в Европу.
  • А:

    Какова примерная доходность твоего бизнеса?

  • А.Ч.: В 7D-аттракционах “золотые времена” уже позади. Туда новым предпринимателям уже, наверное, идти не стоит, потому что время упущено и технологии стремительно развиваются. И 7D аттракционом украинцев уже не удивишь. Безусловно, мы это предвидели, и создали новый аттракцион, который продолжает развитие этого направления, добавляет инновации и новые разработки.

    По новым аттракционам – доходность зависит от места, но я могу смело назвать такой «коридор»: 1-3 года окупаемости одного комплекта оборудования. То есть доходность на вложенные деньги равняется 30%-100% в год для украинского рынка.

    В Америке доходность ниже. Если заходить на этот рынок с 1-2 аттракционами, то это нужно рассматривать как «семейный бизнес», потому как даже одним аттракционом надо кому-то управлять, а зарплата у управляющего немаленькая. Если купить его своему ребенку или жене, то он будет иметь доход выше с него, чем с работы где-либо в другом месте. По такой схеме работы там за 1,5-2 года можно вытянуть окупаемость. Если нанимать управляющего, то там может растянуться процесс возвращения инвестиций года на 3-4.

    Желательно делать сеть из 5-7 объектов с одним управляющим. Тогда его зарплата будет нагрузкой на несколько объектов. Если грамотно подойти к работе с этой сетью, то там тоже вполне реально выйти на окупаемость в 1-3 года, как и в Украине. Для Штатов это очень хороший показатель.
(Фото: Анастасии Незмутиновой для AGEYENKO.)
(Фото: Анастасии Незмутиновой для AGEYENKO.)
  • А:

    Какие главные проблемы были у тебя на ранней стадии бизнеса?

  • А.Ч.: По моему опыту, ключевая проблема для любого бизнеса – это персонал. Действительно квалифицированных специалистов даже спустя пять лет ведения бизнеса можно на пальцах одной руки пересчитать. Нужны люди, на которых можно положиться.

    Когда мы начинали, то нам практически всегда приходилось переделывать за наемными сотрудниками. Ты делаешь это для себя, а ему результат не важен – лишь бы платили. Возможно, мы не умели правильно делегировать обязанности, объяснять, мотивировать. Поэтому нам приходилось быть и малярами, и строителями, и HR-специалистами, и самим оборудование монтировать, и т.д. Фактически я успел поработать на всех должностях, которые есть в моей компании. Даже сейчас, имея уже серьезные наработки, опыт, оргсхема компании, должностные инструкции – все равно проблема с персоналом никуда не ушла.
  • А:

    Как ты выводил свой бизнес за рубеж?

  • А.Ч.: Я почти с самого начала стремился, мечтал о выходе на новые рынки. Я свято верил, что это когда-то произойдет. Эта цель появилась у нас вскоре после начала своего дела, и когда мы поняли, что у нас хорошее конкурентное для других рынков оборудование, то мы решили двигаться в этом направлении. После того, когда мы впервые побывали за границей, поняли, что там классно и круто, и что там вполне можно работать.

    Главное, мы увидели, что население там более платежеспособно. Но тогда мы еще только мечтали. И как-то случайно получилось, что мы познакомились с человеком, у которого были связи в США. Более того – он сам нам предложил сотрудничество. Тогда все наши мечты и планы нашли плодородную почву для своего роста – так мы получили партнера, и свой плацдарм для начала работы на рынке США.

    Три года назад это произошло – мы появились в Америке. Сначала мы поехали туда на разведку. Месяцев 8-9 потратили на «раскачку» - на оформление компании, на получение сертификатов. И вот, два года назад, мы, наконец, открыли свой первый аттракцион в США. Там компания создана совместно с нашими партнерами.

    Самостоятельно идти в другую страну, без партнеров, по моему скромному мнению – это означает переехать туда полностью на год-два, чтобы бизнес поставить на ноги. Потому как просто доверить наемным сотрудникам свое дело в новой стране, лишь иногда их посещая, это путь к провалу. Нужен человек, который на первом этапе будет планомерно и методично контролировать и развивать предприятие. Это должен быть либо ты, либо компетентный человек, которому ты полностью доверяешь. Другой вариант – найти партнеров, которые за ваше общее дело будут переживать также как за свое.

    Объем инвестиций в нашу первую точку в Америке был раза в четыре выше, чем в Украине – то есть тысяч 200 долларов. Примерно 20% от этой суммы занимало оборудование (мы решили для первого раза ставить не свое, а закупить европейское, которое в итоге оказалось не лучше нашего, а по ряду параметров даже уступало украинскому оборудованию). Остальное – адаптация помещения, авансовые платежи, плюс затраты на частые перелеты, на то, чтобы там прожить.

    С сертификатами проблем не было, так как мы выбрали те штаты, где система сертификации упрощена. Это Нью-Йорк и Коннектикут. Сейчас работаем над выходом в Нью-Джерси, но там как раз сложная сертификация. Мы работаем над получением американского сертификата, который бы открыл нам путь для работы в любом штате, даже столь требовательном как Нью-Джерси.

    Также с логистикой все было очень хорошо и круто – в Харькове у нас со склада оборудование забрали, а потом мы его получили в американском порту. Мы заплатили только какой-то незначительный чек на растаможку – даже НДС платить не пришлось.

    Скажу еще по сертификации – у нас считается, что ко всему украинскому на Западе относятся с предубеждением, и что у нас в Америке будут проблемы с сертификацией. Поскольку мы опасались, что с харьковским оборудованием у нас вообще ничего не получится, то решили первый комплект для американского рынка купить в Эстонии с европейским сертификатом ТЮФ. После того, как оно пришло в Штаты, нам сказали, что европейские сертификаты для Америки вообще не играют никакой роли. Поэтому нам нужно было либо получать американский сертификат, либо проходить инспекцию с осмотром предприятия инспектором.

    Пришли к выводу, что лучше завозить в США оборудование собственного производства. Следующие четыре комплекта уже были нашего производства. В будущем будем туда также завозить только свои комплекты.
(Фото: Анастасии Незмутиновой для AGEYENKO.)
(Фото: Анастасии Незмутиновой для AGEYENKO.)
  • А:

    В Украине ты называл главной проблемой персонал. В США в этом плане ситуация иная?

  • А.Ч.: Там не просто та же проблема – там она намного острее. Так как у нас бизнес малый, то один человек должен закрывать в компании несколько направлений. Если в Украине универсальность это норма, и таких людей можно найти, то в Америке с этим огромная проблема. Там люди «заточены» под что-то одно, и когда ты им говоришь, что надо еще нанять персонал и подкрутить где-то гайку, то они начинают сходить с ума, не понимая, как все это может делать один человек. Поэтому с персоналом ситуация там гораздо хуже.
  • А:

    А качество образования как-то влияет на подбор персонала в США и у нас? Твой бизнес все-таки технологичный, требует определенных навыков.

  • А.Ч.: Лично я не особо смотрю на то, какое у человека образование. Для меня главное – набор навыков и компетенций. Образование, безусловно, помогает в жизни, расширяет кругозор, но действительно важно с точки зрения бизнеса – что именно человек может делать, и как он это будет делать. У нас в компании есть примеры людей, которые работают, не имея высшего образования. И работают они отлично, классно. При желании в домашних условиях можно самостоятельно развиться и получить образование не хуже, чем в институте.
  • А:

    А как работается на европейском рынке?

  • А.Ч.: Мы основали компанию в Польше. Согласно плану, мы уже должны были там открыться для посетителей, но там загвоздка в сертификатах. Наше оборудование соответствует всем нормам, но пакет документов очень большой, на это уходит много времени, потому что мы столкнулись с неприятной ситуацией: если ты в Украине пытаешься получить СЕ сертификат, то это стоит каких-то сумасшедших денег, либо просто никто не хочет за это браться.

    Сертификация и без того стоит тысяч 7 евро, а если это еще делать полностью на аутсорсе, чтобы к тебе на производство приезжали специалисты, делали замеры, то эту цифру можно смело умножать в 2 раза. Поэтому мы решили потратить больше времени, но сэкономить эти деньги. Я думаю, в этом году мы точно откроем точку в Польше.

    Почему решили начать в Европе с Польши? Во-первых – это близко, наши соседи. Плюс менталитет наших народов похож. Во-вторых – из всего ЕС тут наиболее лояльные налоги. Для сравнения – в Америке будет налоговая нагрузка процентов 35%, хотя прибыль мы еще не делили. В Польше приблизительно столько же или чуть больше – в районе 40%. Ну и в Украине где-то также – 35-40%. В других европейских странах, как говорили мои партнеры, налоги намного выше.

    В Швейцарии, например, прогрессивная шкала налогообложения – сколько бы ты ни зарабатывал, более 120-150 тысяч евро в месяц на руки ты не получишь. Ситуация такова для частного бизнеса, что, сколько бы ты ни зарабатывал в месяц – миллион или сотню миллионов – ты все равно получишь на руки определенную сумму. Причем там каждый знает, кто и сколько зарабатывает, кто и сколько налогов платит – там эта информация публичная. По крайней мере, об этом я слышал от знающих людей, хотя сам там не работал.
(Фото: Анастасии Незмутиновой для AGEYENKO.)
(Фото: Анастасии Незмутиновой для AGEYENKO.)
  • А:

    К другим рынкам присматриваетесь с партнерами? Сейчас многие интересуются Азией.

  • А.Ч.: Ну у нас не пятьдесят рук – за все сразу взяться не можем. Мы пока действуем по тем направлениям, которые ранее запланировали. У нас сейчас приоритеты США и Польша. Безусловно, если будут интересные для нас предложения по партнерскому сотрудничеству на новых рынках или предложении об инвестировании в наши проекты, то мы с радостью их рассмотрим и найдем взаимовыгодный формат работы. Мы всегда открыты к диалогу.
  • А:

    У тебя бизнес технологичный, есть своя производственная база, своя 3D-студия. Выходить в какие-то смежные отрасли не думал?

  • А.Ч.: Да, мы об этом подумываем, но это требует больших инвестиций. Сейчас у нас есть одна идея, связанная с виртуальной реальностью. Даже есть мысль попробовать себя на Kickstrater (краудфандинговая платформа, - Ред.), где есть реальная возможность привлечь эти инвестиции. Мы хотим, скажу так, создать один девайс, который может пригодиться во многих домах. Но что это – пока не скажу.

    Для нас перспектива выхода в IT-сферу – это номер «один» по развитию бизнеса, но мы делаем акцент на другом. На данном этапе мы сильны, скажем так, в робототехнике. Услуги программистов мы заказывали на аутсорс. У нас большой опыт налаживания операционного управления технологическим бизнесом, создания оргсхем и другой текучки. В IT все процессы происходят несколько иначе – у нас вообще нет никакого опыта в программировании. Да, мы эту сферу изучаем, «облизываемся», хотим туда попасть, но пока дальше пробной студии дело не движется. Мы работаем в этом направлении очень осторожно.

    Наша студия Deep VR-Tech скорее мультипликационная – создает 3D графику и анимацию для игр, видеоролики и VR рекламу. Там мы уже сделали несколько роликов для своего нового аттракциона. То есть та среда, в которую погружается посетитель наших аттракционов виртуальной реальности, те видеоролики – это все наша разработка. Мы сами их пишем. Направление виртуального графического дизайна мы считаем перспективным, надеемся, что часть рекламы в скором времени переместиться именно в эту плоскость. Набираемся опыта в этой сфере.

    Пока мы делаем только короткометражные ролики и мультфильмы – по 5-7 минут. Создание такого ролика среднего уровня обходится тысяч в 15 долларов. Если выходить на приличный уровень графики для полнометражного фильма, то бюджет такого мультика может приблизиться к 1 миллиону долларов. Причем есть огромный риск, что эти деньги никогда не вернутся. Поэтому нужен для начала «лишний» миллион, который не страшно потерять, спустить в эту высокорисковую аферу.

    Все самые интересные изобретения получаются на стыке разных отраслей. Если у кого-то есть опыт IT, и он захочет как-то это совместить с робототехникой и сферой реального бизнеса, то мы готовы к сотрудничеству. Как нам кажется, от такого партнерства обе компании останутся в выигрыше.
(Фото: Анастасии Незмутиновой для AGEYENKO.)
(Фото: Анастасии Незмутиновой для AGEYENKO.)
  • А:

    Как ты относишься к кооперации и объединению предпринимателей в кластеры, ассоциации, клубы и т.д. – насколько это оправдано?

  • А.Ч.: Это оправдано. Я вообще считаю, что с конкурентами нужно вести диалог, дружить, а не враждовать. У нас в Харькове прямых конкурентов нет, которые занимались бы разработкой, но есть несколько эксплуататоров аттракционов виртуальной реальности других фирм. Ранее их было больше, но сейчас многие закрылись.

    Я своим примером в этом отношении вижу корпорацию Tesla – они вообще все свои патенты открыли для мира. Илон Маск всем своим конкурентам сказал: «Пользуйтесь на здоровье». Все развитие бизнеса в мире идет к тому, что он становится открытым, публичным, а сами предприниматели все больше делятся своими наработками. Таким образом будет происходить развитие и твоего бизнеса, и конкурентов. Но очень важно, чтобы так делали все.
  • А.Ч.: На самом деле Tesla это огромный финансовый пузырь, который держится на харизме и на той звездочке, которую Илон Маск везде рисует. Это бренд. Но в плане доходности у компании дела действительно выглядят очень печально. И хотя была опубликована столь негативная отчетность, на цене акций это практически не отразилось. На следующий же день после выступления Маска они опять начали расти в цене. Все ему верят, и делают ставку не на компанию, а на него.
  • А:

    Что ты, как представитель технологического бизнеса, думаешь о том, чтобы запустить производство тех же электромобилей или электромопедов каких-нибудь в Украине? Это общемировой тренд, а в том же Харькове есть необходимая производственная база, есть уже свои разработки в этом направлении. С учетом стоимости нашей рабочей силы в валюте, это могло бы быть очень выгодно. Но этим никто не занимается. Почему?

  • А.Ч.: Любое технологическое производство это очень дорого. Многие боятся открывать бизнес в нынешних украинских условиях – ты откроешь бизнес, а к тебе в любой момент могут прийти и отобрать его. «Отжать» как говорят. Главная проблема Украины в том, что правила игры для двух бизнесменов могут сильно отличаться, а законы не соблюдаться (в пользу одного из них).

    Причем это касается не только украинского бизнеса. Буквально полгода назад одна компания ввела свои инвестиции в Украину, а потом не смогла вывести обратно дивиденды. Как иностранный инвестор может вкладывать в нашу страну деньги, если он потом не сможет забрать отсюда прибыль? Зачем ему это тогда надо вообще? Он найдет другую страну с более вменяемым законодательством.
(Андрей Четвериков. Фото: Анастасии Незмутиновой для AGEYENKO.)
(Андрей Четвериков. Фото: Анастасии Незмутиновой для AGEYENKO.)
  • А:

    Как ты оценишь бизнес-среду Украины в целом? Она сильно изменилась, пока ты занимался своим бизнесом?

  • А.Ч.: Я не могу сказать, что за те годы, что я работаю в этой сфере, бизнес-среда коренным образом изменилась. Но изменения, действительно, есть, и они очень серьезные. Просто главные изменения происходят в мелочах, и их непросто заметить.

    Главный вектор развития, исходя из моего опыта, идет в сторону повышения качества услуг и доверия людям. Теперь твоя репутация играет важнейшую роль. Я частично застал ситуацию, когда многие предприниматели «старой закалки», которые формировались как бизнесмены в 90-е годы, не имели какой-либо бизнес-стратегии. Им важно было «хапнуть» побольше и сбежать, а не выстраивать свой бренд, свое имя.

    Это и сегодня еще встречается, но очень редко. Они абсолютно не думают о будущем. Но, постепенно, эта практика уходит – люди понимают, что репутация выстраивается годами, и что это тоже очень ценный актив. За хорошую репутацию надо бороться, чтобы люди вам доверяли. Для этого нужно повышать качество услуг и продукции – эти задачи переходят на первый план.

    Еще одна тенденция современности – системность. Без неё мы не видим свой бизнес. Мы с партнером вообще не понимаем, как можно работать иначе, но пока к этому пришли не все. Тот, кто раньше осознает важность этого понятия, и кто раньше выстроит свою систему, тот и будет первым в своей сфере.

    Мы сейчас как раз на стыке этих парадигм, и сейчас сталкивается старая традиция с новыми веяниями. Но все идет к тому, что бизнес-среда будет развиваться в сторону системности. Лично я считаю, что развиваться можно только в этом направлении. Есть гипотеза о цикличности в бизнесе – как в Теории эволюции. Я думаю, что сейчас бизнес-среда переходит на такие ориентиры как качество и репутация, что отсеивает тех, кто в новых условиях работать не может.
  • А:

    Можешь поделиться какими-то своими планами на ближайшее время?

  • А.Ч.: Мы как раз закончили испытания нового аттракциона. Мы начинали создавать наш продукт специально под виртуальный шлем Oculus (это было года три назад). Тогда еще ситуация в стране была более стабильной, и мы надеялись сделать в ближайшие годы n-е количество продаж. Но из-за ухудшения экономической ситуации, итоговая цена на наш продукт оказалась не самая привлекательная – у нас много комплектующих в долларе.

    Сейчас мы делаем основной акцент на продаже нового оборудования в Америке и Европе. В США мы уже нашли заинтересованных лиц. В Польше начнем его продвигать после того, как откроем несколько своих точек и запустим масштабную пиар-кампанию. Сейчас работаем над созданием франшизы под него, над расширением студии, чтобы писать контент под новые комплекты. Один и тот же репертуар рано или поздно наскучивает, и каждые 3-4 месяца желательно делать обновление контента.

    Помимо этого бизнеса я с партнером открыл экспериментальный проект – сеть квест-комнат для деток. Это проект под дни рождения и другие детские праздники. Будем пытаться, возможно, масштабировать его по всей Украине и за границей.
(Фото: Анастасии Незмутиновой для AGEYENKO.)
(Фото: Анастасии Незмутиновой для AGEYENKO.)
  • А:

    И напоследок наш традиционный вопрос – напутствие или пожелание начинающим предпринимателям.

  • А.Ч.: У меня с самого детства есть девиз, которому я следую и сегодня: «Смелость – начало победы». Несмотря на то, что я человек прагматичный, всегда просчитываю свои шаги наперед, иногда нужно иметь смелость, чтобы чем-то рискнуть ради будущего успеха.

    Все мы знаем: чем выше риск – тем выше прибыль, и наоборот. Если слишком тщательно все проверять, просчитывать, то это может забрать годы твоей жизни, а оптимальную точку для запуска своего дела можно и не найти – ситуация постоянно меняется (особенно у нас в стране). Порой нужно сжечь за собой все мосты и ринуться вперед за своим успехом, со страстным желанием и волей к победе. Нужно просто взять, и запустить нечто новое.

    Нужно постоянно работать над своим бизнесом и над собой. Лежа на диване бизнес не построишь. Я когда начинал свое дело, то осознанно стремился к высоким целям, хотел вывести свою компанию на высокий уровень. Есть такая книга «4 часа в неделю». Вот и я планировал получить какой-то приличный уровень дохода со своего бизнеса, а потом просто отдыхать или заниматься другими проектами.

    Со временем я понял, что, даже если у тебя успешная компания, посвящая ей всего 4 часа в неделю, ты обрекаешь её на спад и неминуемое банкротство. Может и не сразу, но к этому все и придет. Безусловно, бывают исключения, но я говорю то, что вижу по своему опыту. Даже если такой бизнес будет как-то держаться на плаву, ни о каком развитии и расширении речи быть уже не может.

    Чем бы вы ни занимались, в какой бы сфере не работали, надо понимать, что предпринимательство это трудная, кропотливая и долгая работа, но при этом очень интересная, дает много бонусов (в том числе финансовых). Когда ты видишь, что из твоего детища что-то реальное вырастает, то ты получаешь огромное удовлетворение – этот кайф не передать!