Интервью с руководителем IT-компании Sloboda studio.

В пучине глубокого и всеохватывающего украинского экономического кризиса, едва ли не единственным «лучом света» и поводом для гордости была сфера IT. Только эта отрасль стабильно демонстрирует высокую динамику роста, а также продвигает бренд «Украина» за рубежом в положительном, а не негативном контексте (наша страна, увы, чаще ассоциируется с войной, разнообразными кризисами, коррупцией и т.д.).

Чтобы узнать, чем живет украинская сфера IT, каковы её успехи и риски, достижения и потери, мы обратились к руководителю харьковской компании Sloboda studio Павлу Ободу. Это название уже хорошо известно за рубежом, а в прошлом году стало известным и в Украине. Причина проста – этот молодой человек, уже, впрочем, успевший запустить целый ряд успешных проектов и компаний, стал инициатором создания в Харькове объединения игроков IT рынка под названием Kharkiv IT Cluster. По его же собственному признанию, он не является движущей силой объединения, хотя от своей заметной роли в создании этой организации не отказывается.

Кластер, который объединяет уже пару десятков компаний, а также множество отдельных специалистов и учебных заведений. Он создает в городе благоприятную для IT-бизнеса атмосферу, продвигая бренд города Харькова и Украины далеко за пределами нашей страны.

Павел рассказал нам о том, почему индонезийцы притворяются украинцами для работы в США, по какой схеме работает большинство IT-компаний, с чем связаны многочисленные обыски фирм, а также об украинском комплексе неполноценности.

Фото из личного архива П.Обода
Фото из личного архива П.Обода
  • А:

    Расскажи о себе и своей компании. Что побудило тебя прийти в сферу IT?

  • П.О.: Сейчас у меня есть два бизнеса. Первый – IT-компания Sloboda studio. У нас около 40 сотрудников, занимаемся разработкой программного продукта на заказ. Заказчики наши, преимущественно, из стран Северной Европы. Я этим занимаюсь уже 6 лет.

    Второе направление – организация тренингов, форумов, клубов в этой же тематике сервисной разработки. Возможно, мало кто знает со стороны, но украинский IT-рынок делится на три больших «куска». Самый большой по объему – сервисная разработка на заказ. Второй – «продуктовый». Это выпуск готового IT-продукта. Он перекликается с рынком стартапов. И третий – разработка для внутреннего украинского рынка. Это какие-то сайтики простенькие, разработка под «1С». По количеству занятых людей последний сегмент довольно большой, но по капиталу – не очень.

    И первый, и второй мой бизнес как раз сконцентрирован на первом направлении.

    А теперь немного о себе. В свое время я учился в гимназии на окраине Харькова. Все старшие классы мечтал стать программистом. Уже тогда программировал, участвовал в конкурсах (даже что-то выигрывал), сам писал игры. Но потом долго поступал в разные вузы, пока не поступил на… электронщика, хотя хотел быть программистом.

    Но, как говорят, от судьбы не уйдешь. Учась в вузе, я продолжал писать какие-то программы, сайтики, после чего меня взяли в одну IT-компанию на работу. Ею руководил мой же преподаватель. После того, как я оттуда ушел, меня пригласили на стажировку на Ближний Восток – в город Амман, столицу Иордании. Я там проработал полгода. Это достаточно небольшая страна (размером, наверное, с полторы Харьковской области), но для меня это был очень интересный жизненный опыт.

    Я всем советую хотя бы недолго пожить за рубежом – на Западе, на Востоке – не важно. Это наилучший способ понять свою культуру, понять, чем мы отличаемся от других народов, какие у нас есть преимущества и недостатки. Тогда я скучал по своему городу и своей стране, ощущал ностальгию по родине. Это стимулирует патриотизм. После этого вернулся домой с опытом и некоторыми связями. Начал с фриланса – благодаря ему построил свою первую компанию.
  • А:

    Ты свою компанию относишь к малому, среднему или крупному бизнесу? И как эти критерии в принципе применимы к IT-сфере?

  • П.О.: Мы точно не крупная компания. Наверное, где-то посредине между малой и средней. В моем понимании крупная компания – это более 500 сотрудников (таких порядка 30-40 в Украине), средняя – 200 – 300. У нас коллектив 50 человек – то есть это сегмент «малый плюс».
Фото из личного архива П.Обода
Фото из личного архива П.Обода
  • А:

    Какова маржинальность этого бизнеса? Есть ли смысл вкладывать в эту сферу инвесторам?

  • П.О.: Хороший вопрос. В сфере IT в Украине маржинальность конкретного проекта составляет примерно 50% (в среднем). По крайней мере, такой она должна быть. Но ежемесячная прибыльность самой компании может быть и 10%, и 20% - это как тебе повезет. Получается интересная ситуация – собственники малых компаний зачастую зарабатывают меньше, чем их самые сильные разработчики. Заказчик, например, не заплатил вовремя и ты несешь убытки. Бывает даже, что долгое время работаешь «в минусе», но риски ты сам на себя берешь.

    По поводу инвестиций. Их в нашей сфере можно очень легко, скажем так, «прошляпить» и «профукать». Тут более ценен твой опыт и знания, чем инвестиции. Можно нанять очень «крутые» кадры, но без твоего опыта «спустить» инвестиции очень легко. Гораздо важнее развивать навыки продаж и связи за рубежом.

    Ко мне обращались люди с просьбой найти компанию для инвестиций или чтобы выкупить её, но там очень много вопросов в юридическом поле. Большинство украинских компаний формально не имеют штата сотрудников, потому что работают по схеме «ФЛП – ФЛП», когда каждого сотрудника оформляют отдельно, как физическое лицо-предпринимателя. Она на грани законности, но все еще законна. По крайней мере, пока у нас никто за это не гоняет.

    Недавние обыски украинских IT-фирм с этим не связаны. Но уже через год-полтора органы могут взяться и за это. Чаще «маски-шоу» связаны с какими-то надуманными или полунадуманными вещами. Могут сказать, например, что с вашего сервера отправлялось письмо «террористическое». Но вскрываются иногда совсем черные схемы выплат сотрудникам или другие махинации компаний, которые вызывают интерес органов. Так что бывают вполне законные обыски.
  • А:

    Обвал гривны для IT-сферы это позитив или негатив?

  • П.О.: Скорее негатив. В IT сферу хлынул поток желающих заработать, но качества людей, пришедших туда только за деньгами, достаточно низкие. Таким людям, мотивированным только деньгами, трудно понять, что это вообще за сфера. В этой сфере нужно жить – я вот смутно представляю себе, что происходит за пределами IT (только через друзей). Но в этой сфере нужно постоянно учиться, быть увлеченным. Переработка по часам это нормальное явление.

    В сравнении с другими сферами, чтобы достичь успеха здесь, нужно ставить высокие требования к себе и к своей работе. То, что много людей в эту сферу хлынуло за деньгами, пока особой пользы рынку не дало. Может чуть позже это скажется. Когда приходит человек без особых навыков, то он малоэффективен. Прежде чем он начнет приносить пользу компании, должно пройти какое-то время. Мы берем в компанию только людей с математическим складом ума, мотивированных, у которых «горят глаза».

    Могу также сказать, что сильно влияет политическая ситуация. Из Харькова, подальше от войны, только из моей компании уехало 10 человек. Кто-то в Минск, кто-то в Днепропетровск, кто-то во Львов или Польшу. В других компаниях то же самое наблюдается. Причем уходят, зачастую, лучшие люди. Но этот тренд, на самом деле, наблюдается последние 10 лет. Люди уезжают в другие города и страны даже с понижением реального и номинального дохода. Тут он, допустим, получал полторы тысячи долларов, а едет в другую страну, где платят меньше (в Польшу, например). Уезжают даже на зарплаты в 500-600 долларов, что очень мало.

    А уезжают они из-за проблем с безопасностью, из-за проблем с дорогами и ЖЭКами, из-за всего этого украинского негатива. То есть главная причина – поиск комфортной жизни для себя и своих детей. И тут у меня, как у работодателя, появляется проблемы. Мне теперь тоже нужно либо уезжать, либо сделать так, чтобы сотрудникам тут стало комфортно.
IT
IT (Источник: http://www.artsmediacom.com/)
  • А:

    Можно ли сказать, что украинский рынок IT «перегрет»?

  • П.О.: Для ответа на этот вопрос нужно обратить внимание на ряд факторов. Главный из них – конкуренция. Компании конкурируют за ресурсы (квалифицированные сотрудники) и за заказы. Далее – заказы есть внутриукраинские и внешние.

    Самая жарка борьба идет за кадры. Компании идут на всё, чтобы привлечь качественные кадры: зарплаты, вечеринки, досуг и т.д. Сейчас даже неквалифицированные сотрудники стали объектом борьбы. Ранее компании «разбирали» студентов с последних курсов вузов, а сейчас – с последних классов школ и первых курсов университетов. Идет если и не война за кадры, то очень ожесточенная конкуренция.

    Кроме того, украинский рынок сильно «схлопнулся» в последние годы. Дело в том, что многие компании работали на внутренний рынок Украины, а также на рынок России, и теперь они не могут найти себе заказчиков на Западе. Для таких компаний начался кризис – им тяжело переориентироваться. Они часто закрываются или их «поедают» компании, которые работают на другие внешние рынки.

    Несмотря на то, что Украина занимает 3-4 места в мире по объему экспорта IT-услуг, в процентном соотношении эти показатели незначительны. На глобальном рынке мы скорее конкурируем с индусами, чем между собой. Для сравнения: количество всех украинских сотрудников IT-фирм равняется штату второй по размерам индийской компании. И всем хватает работы. Мировой рынок просто огромный, и он будет еще минимум десять лет расти и процветать.
  • А:

    А как на сфере IT сказался украинский экономический кризис?

  • П.О.: Никак. IT-компании, работающие на зарубежный рынок, практически не связаны с украинской экономикой. Единственное – айтишники стали жить чуть лучше, потому что стоимость жизни в Украине стала для них еще дешевле. Им и так жилось хорошо, а стало еще лучше. У айтишников даже появляется чувство неловкости и социальной несправедливости – у всех дела хуже и хуже, а у нас лучше и лучше. По этой причине мы пытаемся помогать нуждающимся, военным, больницам. Мы помогаем, потому что можем себе это позволить и хотим быть полезными окружающим.

    Могу сказать, что в целом в последние два года на IT-рынке наметилось замедление роста. Сам рост никуда не делся, но если ранее отрасль росла где-то по 15%, то сейчас рост замедлился до 10%. IT – это отрасль, которая показывает в Украине наиболее стабильный рост. Она растет сейчас и будет расти дальше.

    Наметился еще один тренд – крупные компании вывозят весь свой штат за границу. Как SoftServe, Luxoft, например, в Польшу. А DataArt вывезла часть сотрудников чуть ли не в Аргентину – они открыли там филиал.

    Отмечу, что «украинский программист» - это уже бренд. Мы занимаем третье место в мире по экспорту IT-услуг, и это приятно осознавать. Если твоя компания украинская, то для многих заказчиков за рубежом это уже «зеленый свет». Более того, за украинцев себя уже стали выдавать азиаты. Они на тендерных площадках выставляют себя под украинскими флагами.

    Был случай, когда одна американская компания наняла IT-фирму, как они думали, из Украины. Но в той компании из США оказались этнические украинцы, и когда они попытались пообщаться с «украинской» фирмой на украинском языке, то получили что-то невнятное из Google Translate. Оказалось, что это вьетнамцы или индонезийцы.
Фото из личного архива П.Обода
Фото из личного архива П.Обода
  • А:

    Сравни качество украинского IT-продукта, например, с индийским и американским.

  • П.О.: Это будет «средняя температура по палате», поэтому подсчеты будут очень грубыми. У украинцев есть такой местный снобизм: они говорят «это как индусский код», если какой-то программист плохо пишет. Но в Индии тоже есть классные специалисты, поэтому вопрос качества зависит от того, с какой компанией ты связался. Нужно понимать, что количество индусов с высоким уровнем IQ выше всего населения США.

    Слышал такое мнение от заказчиков: если у тебя, например, американская компания по разработке нового продукта, то лучше брать местных программистов, чтобы была своя «родная» команда. Если ты представляешь, например, супермаркет и тебе нужно разово, но быстро разработать какой-то серьезный софт, то лучше нанять ребят из Восточной Европы: Украина, Беларусь, Россия. Если тебе нужно много «педалить» - то есть делать много простых вещей, то лучше искать исполнителей в Индии.
  • А:

    Какой должна быть маркетинговая стратегия IT-компании?

  • П.О.: Маркетинг – большая проблема для нашей сферы. Дело в том, что большинство IT-компаний, которые появляются в Украине, создаются технарями. В университетах им не преподают продвижение услуг, а сами они книги по бизнесу не читают. Многие даже английским языком недостаточно владеют, чтобы их читать, хотя в последнее время появилось много адаптированной литературы. Для них маркетинг – это нечто совершенно непонятное. Им проще сделать какую-то очень сложную программу, чем заниматься продажами. Они этого просто не понимают.

    Но сейчас многие начинают учиться этой сфере. Многие компании делают себе сайт, чаще всего рассчитанный на Украину или Россию, а для поиска клиентов на Западе ищут какие-то агентства или знакомых. Маркетинг – это серьезный вызов для большинства собственников. Но, как мне кажется, технари люди неглупые, а значит для них это достижимо. Им нужно только немного храбрости и много источников, по которым можно учиться.

    Из любопытных примеров скажу, что у нашей компании есть табу на работу с местными заказчиками. Мы стараемся не работать с украинцами и россиянами. Разве что речь идет о наших IT коллегах. Потому что у нас и на Западе разная культура ведения бизнеса. Я не скажу, что все там порядочные, но «градус» порядочности, несомненно, выше. Не заплатить вовремя, обложить матом, просто вести себя неуважительно с разработчиком – там такого практически нет. Это вопрос культуры, вопрос уважения к чужому труду, чего у нас пока нет, к сожалению. По этой причине, кстати, все айтишники немного иностранцы в Украине. Мы живем здесь, но на зарубежные деньги, общаемся либо между собой, либо с иностранцами. Возможно, это поможет всему украинскому обществу трансформироваться в европейское. Многие положительные изменения, которые происходят в стране, инициируются айтишниками. Например, сайт ProZorro или то, что делают ребята для «ПриватБанка», что делает Яника Мерило с электронным правительством. Я, конечно, немного преувеличиваю роль IT в Украине, но, как говорится, «каждый кулик свое болото хвалит».
  • А:

    Говорят, ты был инициатором создания харьковского IT Кластера. Это так? Какие цели вы преследуете?

  • П.О.: Да, я был инициатором его создания, но не главным двигателем этого процесса. После одной конференции в Киеве, я решил сделать нечто похожее и в Харькове, собрал представителей IT-компаний, преподавателей, людей, которые организовывают форумы, клубы, курсы. Это было человек 15. Мы поговорили, и решили создать Kharkiv IT Cluster‬.

    Первоначально в него вошли шесть компаний. Когда мы в первый раз собрались, то полдня думали о том, чего мы, собственно, хотим от этого объединения. И решили, что нашей целью будет развитие технологической среды для IT-бизнеса в городе Харькове.

    Сейчас у нас в кластере 5 рабочих комитетов. Департаментом по работе с иностранными компаниями руководит Василий Солощук – директор компании INSART. Он активно связывается с консульствами и диппредставительствами за рубежом. Второй департамент – образовательный. Через него мы сотрудничаем с университетами. Третий комитет – юридический. К его помощи прибегаем для работы с налоговой. В случае «беспределов» с обысками, кластер вступается за своих членов, поднимает шум, предоставляет юридическую помощь. Буквально вчера был создан еще один комитет – по работе с IT-комьюнити. Его буду возглавлять я. У нас есть идеи по организации всевозможных курсов, тусовок и прочего. Идей много.

    Также у нас в кластере идет работа над проектом Kids2IT. Это популяризация IT среди школьников. Нам может показаться, что мы все знаем об IT, но если зайти в школу и спросить учеников, то окажется что они знают очень мало. Родители их наверняка потом отправят учиться на каких-нибудь бухгалтеров или юристов, которых сейчас на рынке переизбыток. А нам тем временем не хватает ярких классных специалистов. Нам нужны программисты, дизайнеры, проект-менеджеры, HR-менеджеры, которые бы искали и работали с кадрами. Потребность в программистах я оцениваю процентов в 60%.
Фото из личного архива П.Обода
Фото из личного архива П.Обода
  • А:

    Сейчас многие предприниматели (не из IT) жалуются на нехватку оборотных средств, на то, что кредиты в банках слишком дорогие. Нет ли у вас желания сделать некую кассу взаимопомощи на базе кластера?

  • П.О.: Нет, как я уже говорил – финансовые вопросы не являются главными для IT сферы. Даже если мы такую структуру создадим, во что будем вкладывать деньги? Я таких проектов сейчас не вижу. Мы вносим свои членские взносы в кластер (это небольшие суммы) для обеспечения повседневной деятельности кластера и финансирования каких-то стратегических, но не очень больших проектов.

    Касса взаимопомощи нужна, если у компании кассовый разрыв, а тебе срочно надо, например, зарплату выплатить. Это, пожалуй, единственная крупная статья расходов для IT-компаний, но она, зато, «съедает» почти весь наш доход. Если начнутся финансовые проблемы, то ты, скорее всего, пойдешь к знакомому директору, которому ты доверяешь, и попросишь денег в долг. К счастью, мне такого делать пока не приходилось.

    Но в будущем это могло бы быть полезным. Я уверен, что лет через 10-15 у нас станет больше компаний, которые не просто оказывают услуги, а производят свой IT-продукт на продажу. Такие компании уже есть в Харькове, и их обязательно станет больше. Вот им нужны деньги. Но это очень рисковые инвестиции. Особенно в сравнении со сферой услуг, которая имеет мало рисков. Считается, что только одна из 100 «продуктовых» компаний «выстреливает», а остальные банкротятся.
  • А:

    То есть, у тебя и твоих коллег нет желания переходить в какую-то смежную отрасль? В технологическую сферу, например.

  • П.О.: Это совершенно другой бизнес и совершенно друга тема. Многие компании, которые занимаются сервисным бизнесом и одновременно пытаются делать свои программные продукты, часто прогорают. Они привыкли к одному типу бизнеса, а теперь нужны совершенно другие навыки, которых у них нет.

    Другая проблема – далеко не всем удается усидеть на двух стульях. Например, решил я разработать электромобиль в Харькове, накопил денег или занял у друзей. И что? Вот у меня есть две компании. Чтобы заниматься новым бизнесом, я должен все бросить в старой фирме. Но в старой компании я стабильно получаю доход, а что будет со второй – пока не понятно. Лишь немногие храбрецы готовы так работать. Может, если кто-то придет ко мне с готовым проектом, скажет, что уже всё есть, что разработана маркетинговая стратегия, но не хватает капитала для его завершения, тогда я поддержку проект. Но только если он мне будет интересен. Если этот человек будет «двигателем» того проекта, то не исключено, что это может оказаться интересным и моим коллегам.
  • А:

    Дай пару советов начинающим предпринимателям. Какой-нибудь «рецепт успеха» от Павла Обода.

  • П.О.: Универсального рецепта у меня нет. Самый важный совет начинающим – начните! Долго планировать, читать кучу книг и посещать все бизнес-мероприятия не нужно. Надо просто начать. Может даже с чего-то мелкого и с минимальным риском. Многие мои знакомые уже долго думают, собираются с мыслями, но так ничего и не предпринимают.

    Если вы работаете тем же айтишником, накопите «подушку безопасности» в две-три зарплаты и попробуйте открыть свое дело. Если у вас не получится, вы всегда сможете вернуться на работу – ваш начальник наверняка вас примет с новым опытом и знаниями. Для работодателя (не для этого, так для другого) вы теперь станете еще интереснее, так как раскроетесь с новой стороны, откроете новые таланты.

    Второй совет: не ищите каких-то сверхвозможностей для быстрого обогащения. Есть такая классная фраза: «Не ищите идеальный момент, а сделайте текущий момент идеальным». Мы все время ждем лучшего настроения, лучшей погоды, улучшения ситуации в Украине и мире. А время проходит.

    Третий совет: «Не богами горшки лепятся». Все крупные предприниматели такие же люди как мы. Они чаще всего не умнее простого украинца, но зато они очень много работают над своим успехом.

    Могу еще поделиться опытом. Я и многие мои знакомые пришли в бизнес не за деньгами. Может это странно звучит, но мы просто делали то, что нам нравится, а деньги пришли потом. Для меня деньги это всего лишь «очки» в игре под названием «Бизнес». Они нужны чтобы себя обеспечивать, содержать, питаться.

    Начинающим предпринимателям я бы еще активно рекомендовал «прокачивать» навыки переговоров. Я, например, хожу в харьковский клуб переговорщиков. Можно также прочитать книги, если не ошибаюсь, Владимира Тарасова. У него классные книги по построению коммуникаций, по организации жизненных стратегий. Есть также отличная книга «Никогда не ешь в одиночку» Кейт Феррацци. Там отлично показано, как выстраивать бизнес-связи. Я очень благодарен своим знакомым, которые мне эти книги посоветовали.

    Подытожу – не нужно ждать «с моря погоды». Лучший момент – это сейчас!
  • А:

    Ты хочешь добавить что-то к сказанному?

  • П.О.: Да, я хочу бросить патриотический клич. Украинцы почему-то считают себя людьми второго сорта в сравнении с европейцами или даже россиянами, страдают от комплекса неполноценности. Это всё нужно забывать! Нам говорят: «будем жить по-европейски», «догоним и перегоним кого-то». Нам не это нужно. Нам нужно переосмыслить себя и сосредоточиться на развитии своего, а не бездумном копировании чужого. Но и от чужого опыта отказываться нельзя – его надо переосмысливать и адаптировать. Это особенно актуально предпринимателям, как людям, которые создают нечто новое. Бизнесмены способны построить на нашей земле не только новые предприятия, но и новое общество.

    Украина вполне может стать лидером по многим направлениям (а их сейчас открывается очень много). Необходимо отбросить все комплексы и создать свою нишу в мире, как это сделала Швейцария, Южная Корея, Израиль и многие другие страны.