О том, как развивался рынок юридических услуг в независимой Украине и на каком этапе находится сейчас, AGEYENKO спросил у ветерана этой отрасли, предопределившего вместе со своими коллегами в далекие 90-е годы путь отечественной юриспруденции, а может и всей нашей страны.

Александр Викторович Задорожний является одним из основоположников юридической отрасли независимой Украины.

Родился Александр Викторович в 1960 году в Красном Куте Луганской области, однако еще в младенческом возрасте с родителями переехал в Киев. В 1982 году Киевский университет имени Тараса Шевченко, по специальности «международное право». В этом же году стал аспирантом кафедры международного права факультета международных отношений и международного права того же университета. В 1988 году защитил кандидатскую диссертацию, позже стал заместителем декана факультета международных отношений и международного права. С 1993 года был доцентом этого же факультета. От научной деятельности Александр Викторович не отказывался даже в самые бурные свои годы. Тогда он работал на не менее бурных бизнес-полях «юной» Украины эпохи бескомпромиссных 90-х.

На данный момент Александр Викторович занимает должность заведующего кафедрой международного права Института международных отношений Киевского национального университета имени Тараса Шевченко. Обладает длинным перечнем званий: доктора юридических наук, профессора, член-корреспондента Академии правовых наук Украины, члена Постоянной палаты третейского суда от Украины, а также президента Украинской ассоциации международного права.

Институт международных отношений Киевского национального университета им. Т.Шевченко
Институт международных отношений Киевского национального университета им. Т.Шевченко (Источник: http://kievvlast.com.ua/)

Широкую известность в Украине и за её пределами он получил не столько за научную деятельность, сколько за работу в смежных сферах. За последние 25 лет он успел побывать директором юридической конторы (одной из самых успешных в 90-е), народным депутатом, постоянным представителем Президента Украины в парламенте, стал лауреатом Ордена «За заслуги» III степени и т.д. Именно работа в сфере бизнеса сделала его известным, а сферу бизнеса такой, какой мы её знаем сегодня.

Несколько отойдя от дел во всех сферах, кроме научной, Александр Викторович нашел время рассказать нам о становлении отечественной бизнес-юриспруденции, о том, как и с кем он создавал этот рынок, с кем из нынешних олигархов работал, как происходила первая приватизация, почему юриспруденция это «кровь страны», и что такое «коррупционный консенсус». Более того, опытный юрист и преподаватель дал массу полезных советов начинающим свой путь специалистам.

  • А:

    Александр Викторович, вы стояли у истоков зарождения юридического рынка Украины. Расскажите, как это было?

  • А.З.: Первым был «Юрвнешсервис», основанный под руководством Василия Кисиля в 1989 году. Но он был еще комсомольским кооперативом. Коль скоро идея таких «комсомольских» кооперативов не всех устраивала, то было принято решение создать юридическую фирму в Соединенных штатах. Что мы, собственно, и сделали в 1989 году. Тогда нас с коллегами было всего шестеро с факультета.

    Надо отметить, что бизнес-юристов в то время и в Киеве, да и в стране, практически не было. Мы собирались в Торгово-промышленной палате (нас было восемь человек) и обсуждали вопросы, связанные с отменой уголовной ответственности за предпринимательскую деятельность. Это было сделано еще в советское время с принятием постановления № 4849 Совета министров СССР о возможности создания совместных предприятий.

    Начало было более-менее спокойное, но потом все начало резво развиваться. Особенно после краха Советского союза и принятия в Украине закона «Об основах предпринимательской деятельности». Затем – после закона о хозяйственных товариществах. Вот после этого в нашей стране «бурным потоком» началась регистрация предприятий. Долгое время создание предприятий было основным видом деятельности нашей юридической фирмы. Бывало, что за один день приходилось оформлять до двух-трех десятков предприятий. Поначалу это был сложный вопрос, но затем стал чисто техническим, постепенно ушел на вторые планы в работе. На первые позиции стала выходить контрактная работа и обеспечение инвестиций. Причем второе со временем стало превалировать, хотя регистрация предприятий и их, фактически, создание с нуля, занимали крупнейший сегмент рынка вплоть до 1993 года.
  • А:

    Какие были трудности в начале вашей деятельности?

  • А.З.: Трудность была одна – отсутствие капитала. Приходилось все покупать, зарабатывая. Зарабатывая, покупали компьютеры, налаживали системы, программное обеспечение и пр.
  • А:

    Как вы вышли на своих первых клиентов?

  • А.З.: Это была реклама. Рынок тогда был намного свободнее, чем сейчас, и потому проблем с клиентами не было.
  • А:

    Работали ли вы с кем-либо из числа нынешних «олигархов»?

  • А.З.: Да практически со всеми. И с Порошенко, и с Ахметовым, Тарутой, Пинчуком и прочими. Это были разные контракты и разные аспекты деятельности. Но работали мы с ними «точечно» - практически не сотрудничали на постоянной основе. Дело в том, что созданная тогда нами компания «Проксен» не была монополистом. Нас изначально было восемь – восемь юристов, а затем и восемь компаний. Потом были созданы такие мощные конкуренты как BIM, компания Николая Онищука, фирма Дмитрия Грищенко и другие. Но это все было уже позднее, а до 1993 года мы были на рынке самыми активными.
Корейская Daewoo International Corporation
Корейская Daewoo International Corporation (Источник: http://www.panoramio.com/)
  • А:

    Есть ли особая специфика работы с крупными предприятиями?

  • А.З.: Специфика есть всегда! Работая с крупными клиентами, ты рискуешь потерять всех остальных. Они отбирают больше всего времени, больше всего нервов. Ты вынужден практически полностью отдавать себя работе с этой крупной фирмой, независимо от того местная это компания или зарубежная. С корпорацией Daewoo, например, мы год работали, а потом еще полгода не могли получить деньги за оказанные услуги. Хотя это крупнейшая фирма, но платить они не торопились. Это едва не закончилось для нас финансовым крахом.
  • А:

    Расскажите, пожалуйста, про первую эпоху приватизации в Украине и вашу роль в ней.

  • А.З.: Тогда не были определены законодательные рамки для приватизации, и отсюда масса сложностей. Мы тогда проводили первые семинары для ознакомления предпринимателей с условиями приватизации. Я не могу сказать, что мы принимали активное участие непосредственно в самом процессе приватизации, организационно или операционно, но вот информационную работу мы проводили очень активно.

    Был период, когда в одном из наших офисов на улице Артема семинары проводились едва ли не ежедневно, и собирали по 100, 200 или даже 300 человек со всей Украины. Тогда основным соло-ведущим был Андрей Андреевич Вишневский, который разобрался в этом вопросе еще на этапе принятия закона. Потом, когда началась уже работа с Фондом госимущества, когда все эти структуры институализировались, мы стали консультировать по юридическим вопросам, связанным с приватизацией.

    Это был очень сложный этап, так как процедура эта всегда была непростой. Запомнилось наше участие в приватизации Николаевского глиноземного завода и, несколько позднее, Запорожского автомобилестроительного завода. Когда были поменьше объекты, то там было проще, так как от нас требовалось не столько юридическое сопровождение, сколько организационное – помощь в оформлении приватизационных сертификатов и всего остального. Но это было позже.
  • А:

    Как вы считаете, грядущая приватизация в 2016-17 года – будет ли она соответствовать мировой практике?

  • А.З.: В наших условиях ничего не отвечает мировой практике! У нас есть коррупционный консенсус – грабят государство, грабят страну. Мы можем наблюдать только худшие образцы мировой практики, когда богатые грабят бедных, но вот лучшие – этого нет.
Современный юрист
Современный юрист (Источник: http://www.brd24.com/)
  • А:

    Как вы думаете, современному юристу следует больше ориентироваться на построение карьеры в крупной консалтинговой компании или на создание собственной?

  • А.З.: На мой взгляд, оптимальный вариант для молодого специалиста – начать с получения опыта в государственных структурах. Либо помощником судьи, либо юристом в налоговой службе, а может поработать в органах государственного управления. Роль государства в стране еще никто не отменял, поэтому специалисты по взаимодействию государства и частного бизнеса будут нужны всегда.

    Для специалистов юридической сферы было бы хорошо по возможности начинать карьеру в государственных структурах, чтобы понять, как они работают изнутри. Затем, став более-менее зрелым человеком, создавать уже свой собственный бизнес. Либо консалтинговый, либо чисто юридический. Как показывает мой опыт, те люди, которые имеют опыт работы в государственных структурах, чрезвычайно востребованы на рынке. При этом не стоит забывать, что государственная служба может научить как хорошему, так и плохому.
  • А:

    На какие юридические практики молодым компаниям стоит делать упор?

  • А.З.: Специализация юридических услуг всегда чревата… Хорошо быть узкопрофильной компанией и заниматься, условно говоря, интеллектуальной собственностью и патентами. Но есть и бизнес-требования. Например, приходит к вам человек, которому нужно развестись или оформить контракт, и он хорошо платит – я еще не встречал юридической фирмы, которая бы отказалась от такого предложения! Да, в свое время некоторые компании не занимались регистрацией предприятий, а отправляли клиентов в «Проксен», но это было связано со сложностями во взаимодействии с госструктурами. Не надо, однако, и в крайности бросаться – только получив достаточный опыт, можно браться за консультации по широкому кругу вопросов.

    Есть случаи, когда юрист имеет другой постоянный источник дохода, не связанный с юридической практикой. Тогда он может заниматься исключительно одним узким направлением, которое ему интересно – авторским правом в изобразительном искусстве, к примеру. И это классно! Но такие юристы встречаются достаточно редко. И работают они скорее вне рынка – это те эксперты, которые имеют уникальные знания, и к ним можно обращаться время от времени.

    Если же речь идет о юридической компании, то узкая специализация может стать для неё губительной. Ей нужен постоянный приход денег на зарплаты сотрудникам, на техническое обеспечение и т.д. И просто ждать, пока появится такое специфическое дело – это нереально. Ни в 90-е, ни в 2000-е, ни сейчас.
  • А:

    С какими зарубежными компаниями вы работали?

  • А.З.: «Проксен» оформляла первое иностранное финансовое заимствование Украины. Это была огромная работа. Сложной она была и организационно-технически, и интеллектуально. Это была работа над огромными по объему контрактами. И по первым внешним займам, и по фидуциарным.

    Мы сотрудничали с крупнейшими табачными компаниями на этапе приватизации ферментационных предприятий и сигаретных фабрик на территории Украины. Мы работали, например, с Philip Morris International, BAT и прочими. Также мы сотрудничали со столь известными корпорациями как Daewoo, Samsung и многими другими. Опыт работы с крупными компаниями всегда специфичен. Так, для нас был ценным опыт создания первого совместно предприятия в Украине между корпорацией Johnson Wax и «Укрбытхим». Тогда украинская компания многому научилась в процессе работы. Мы тоже многое тогда для себя почерпнули.

    Работа с крупным клиентом всегда имеет две стороны. С одной - ты забываешь о маркетинговой стратегии, о мелких клиентах. С другой – завершив такое сотрудничество, можешь оказаться у «разбитого открыта». Это очень серьезная проблема.

    Также нужно понимать, что крупный клиент не всегда крупно платит. Он может по итогам сотрудничества обойтись как с африканскими юристами, мол, «американским мы платим по 1000 долларов в час, а вы довольствуйтесь 5-10». Это нужно иметь в виду, хотя на рынке сейчас огромное количество иностранных инвесторов – дай Бог, чтобы не все они сбежали с испугом из Украины! – можно выбрать того, с кем работать комфортнее. А они уже имеют опыт сотрудничества с юридическими компаниями, что упрощает сотрудничество. Тут не надо долго объяснять – они тебя нанимают для конкретной работы, ты подписываешь контракт и просто работаешь, выставив в конце счета за услуги. Но это при условии качественной работы.

    Нам в свое время приходилось учить отечественных предпринимателей работать с юристами, а это было непросто. И самим приходилось учиться взаимодействию с компаниями. Очень много времени было потрачено на тренинги своих сотрудников, которым мы объясняли, что, «ребята, учитывайте все свои часы работы, ежедневно фиксируйте и в конце недели подавайте отчет о работе». Я надеюсь, что у современных выпускников, выходящих на рынок, уже есть такие навыки. К тому же у них есть возможность перенять опыт у старших товарищей.
  • А:

    Пробовали ли вы свои силы в других сферах бизнеса? Были ли возможности для инвестирования?

  • А.З.: Да, конечно. Такие возможности у меня были. Но могу сказать самокритично – все эти проекты закончились неудачей.
Юриспруденция
Юриспруденция (Источник: http://online-institut.ru/)
  • А:

    Какие перспективы открывает перед человеком юридическое образование?

  • А.З.: Мы живем в условиях становления правового государства. Юриспруденция в широком смысле – это те «жилы» и та «кровь», которая движет всеми процессами в государстве. Получив юридическое образование, не обязательно работать юристом. Оно дает понимание того, как живет страна и государство, какие есть государственные механизмы и права человека, и т.д.

    Понимание сути процессов может быть полезно в любой сфере деятельности. Многие наши выпускники с отделения Международного права работают в сферах, не связанных с юриспруденцией. Насколько мне известно, за много-много лет пока никто не жаловался на полученное образование. Какие-то специфические навыки всегда можно получить потом, но те навыки, умения, способы анализа, которые получаешь вместе с юридическим образованием, полезны в любой сфере деятельности. Их можно применить в разных областях – от каких-то тренингов до модельного бизнеса. Вот, достаточно успешный последний пример – Юлия Магдыч. Она известна сейчас как топовый украинский модельер, но закончила наше отделение.
  • А:

    Могут ли наши юристы конкурировать с иностранными?

  • А.З.: Нет, конечно. Глобальную конкуренцию мы проигрываем. У нас нет в этой сфере крупных легальных корпораций. Я поэтому всегда рекомендую своим студентам дополнять отечественное образование каким-нибудь зарубежным дипломом для того, чтобы понять, как функционирует та система права. Крупнейшие мировые корпорации, даже те, что вышли из Украины и «высасывающие кровь» из нашей страны – они зарегистрированы не в Украине. Чтобы работать в той же Philip Morris, нужно не в Швейцарии, так в США получить образование или иметь хотя бы какой-то зарубежный опыт, иначе ты все равно будешь на вторых ролях.
  • А:

    Что на сегодняшний день представляет собой «Проксен»?

  • А.З.: Сейчас эта юридическая фирма, обслуживает наш небольшой бизнес по различным направлениям. Третьим лицам мы услуги не предоставляем.