Что нового приготовил нам Регулятор за последнюю неделю?

Последняя неделя выдалась для Национального банка Украины довольно продуктивной. Об этом свидетельствует хотя бы то, что только официальных сообщений от пресс-службы ведомства на сайте за неделю с 1 по 7 августа более десятка. Все они важны и актуальны (регулятор финансовой системы всей страны как-никак), но нас в первую очередь интересуют два документа, принятые 3 августа. Это постановления №№ 364 и 365.

Финансы
Финансы (Источник: https://legacyprivatefunding.com/)

«Пряник»

Начнем с дерегуляции, которая, формально, является одним из ориентиров НБУ. По крайней мере, такова официальная позиция топ-менеджмента госбанка (не будем указывать пальцем на персоналии). В рамках дерегуляции и либерализации валютного рынка гражданам разрешили менять валюту на сумму до 150 тысяч гривен без паспорта. Чтобы не было разночтений, просто приведем весь довольно лаконичный текст сообщения НБУ.

Национальный банк Украины упрощает для населения проведение операций с наличной иностранной валютой. На это направлено постановление Правления Национального банка Украины № 364 от 02 августа 2016 года “О внесении изменений к Инструкции о порядке организации и осуществления валютно-обменных операций на территории Украины”.

До сих пор физическое лицо, которое намеревалась осуществить покупку, продажу или конвертацию (обмен) иностранной валюты на любую сумму, должна была предоставить документ, удостоверяющий личность и его резидентность.

Длительное время население продает банкам больше валюты, чем покупает. В январе-июле 2016 года чистая покупка банками валюты у населения составила 1.9 млрд. долл. США. Учитывая стабилизацию ситуации на валютном рынке, Правление Национального банка считает возможным либерализовать требования к проведению валютообменных операций физическими лицами.

Поэтому с 10 августа 2016 года, когда постановление № 364 вступит в силу, физические лица смогут проводить обмен валют на сумму до 150 тыс. грн. в эквиваленте без предоставления документов. При этом на операции по покупке иностранной валюты продолжает распространяться временное ограничение на максимальную сумму не более 12 тыс. грн. в эквиваленте на день на одного человека, согласно постановлению Правления НБУ № 342 от 07 июня 2016 года.

Требование предоставления документов при осуществлении операций на сумму свыше 150 тыс. грн. осталась соответствии с законодательством Украины о предотвращении и противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, или финансированию терроризма».

Многие отечественные СМИ, не разобравшись в ситуации, вышли с заголовками, подразумевающими, что Нацбанк разрешил покупать валюту, что не совсем соответствует действительности. Разберем его более детально.

Что нам дает постановление № 364?

С одной стороны, в нынешних условиях любое движение в сторону дерегуляции оправдано и является позитивом. С другой – это постановление слишком уж «косметическое»: «… физические лица смогут проводить обмен валют на сумму до 150 тыс. грн. в эквиваленте…», но – «при этом на операции по покупке иностранной валюты продолжает распространяться временное ограничение на максимальную сумму не более 12 тыс. грн. в эквиваленте на день на одного человека».

То есть все ограничения на покупку валюты остались в силе – послабления коснулись только тех людей, которые хотели бы продать свои коллекции «портретов» американских президентов, получив взамен гривну, чем улучшили бы статистику НБУ и наполнили бы валютой резервы госбанка. Это позволило бы ему восполнить потери, которые Нацбанк понес на поддержании курса гривны стабильным.

Эта мера необходима в условиях выживания страны без крупных валютных поступлений из-за рубежа. Странно, что такая мера была введена только сейчас. Хотя ответ мы можем найти тут же – на сайте НБУ. Регулятор сообщает, что во втором квартале сводный бюджет был выполнен Украиной с дефицитом в 15,2 миллиарда гривен. Это является проявлением роста отрицательного сальдо госбюджета до 24,5 миллиарда гривен, а также сокращения профицита местных бюджетов до 9,4 миллиарда гривен. Огромный дефицит бюджета планируется возмещать за счет ОВГЗ. Именно отчаянная необходимость привлечения валюты для исправления ситуации с сальдо и стала, очевидно, главной причиной «либерализации» валютообменных операций НБУ, а никак не стремление к дерегуляции или помощь малым экспортерам/импортерам.

Что НБУ может использовать для исправления ситуации? Инструментарий его довольно-таки ограничен. К таковым можно отнести зарубежные кредиты и транши МВФ, которых мы не видели со средины прошлого года. Покупка валюты на специальных аукционах тоже себя не особо оправдывает, так как влияет на курс гривны напрямую – чем больше валюты на них покупает НБУ, тем быстрее падает курс гривны (то есть эффект получается обратным, что делает этот подход контрпродуктивным). Продажа евробондов и облигаций внутреннего государственного займа (ОВГЗ) номинированных в евро или долларе также является очень ограниченным в применении инструментом, поскольку это все-таки долг, и его надо когда-то оплачивать. Причем вместе с немалыми процентами.

Валюта
Валюта (Источник: https://newsbel.by/)

Да, можно было бы попытаться продать долгосрочные облигации («наследство» для следующего главы НБУ), но они не столь интересны инвесторам как краткосрочные и среднесрочные. Там и ставки не столь интересны, да и поручится за то, что в Украине в ближайшие годы будет «тишь да гладь» никто не может. Это делает долгосрочные вклады высокорисковыми, а риск всегда компенсируется ростом ставок.

А рисков, кстати, у нас и в краткосрочной перспективе предостаточно, не говоря уже о далекой перспективе. Достаточно сказать, что все украинские партии уже фактически начали предвыборную кампанию и вкладывают немалые деньги в пиар. Все готовятся к тому, что осенью (в октябре-ноябре – после получения населением первых обновленных платежек за газ) будет «нечто» - либо новый Майдан, либо перевыборы, либо мирное переформатирование власти.

Наиболее консервативные эксперты делают ставку на весну – мол, к тому времени у граждан закончатся деньги на оплату по новым тарифам и терпеть они уже точно не смогут. Со сходом снегов с наших полей, как многие предполагают, иссякнет и фонд субсидий, у которого уже сегодня огромный дефицит. Этого ждет и МВФ (не Майдана, а того, как население воспримет новые тарифы – своеобразный социальный эксперимент). Будет ли «нечто» в действительности – «вилами по воде писано», но на ожидания инвесторов это оказывает самое прямое влияние.

Следовательно, проводить в таких условиях какие-либо аукционы, эмиссию ценных бумаг и пр. не обосновано ввиду огромных процентных ставок, по которым инвесторы будут готовы их приобрести. Вывод: нужно привлечь валюту, которая осталась на руках у населения – многие в нынешних экономических условиях вынуждены доставать доллары из своих «чулок» и трехлитровых банок, и нести их в обменники. Еще сильнее эта тенденция возрастет, когда обновленные платежки появятся в почтовых ящиках рядовых украинцев. Поэтому можно предположить, что главный расчет при принятии этого постановления был сделан как раз на осень-зиму. Именно к тому времени золотовалютные резервы изрядно просядут на покупке импортного газа и угля, и валютные потери чем-то нужно будет заполнять.

Важно понять, что к этим физическим лицам, меняющим валюту без паспортов, в большей степени будут относиться представители малого и микробизнеса, которые получают валютную выручку (часто неофициально), а также наемные работники-фрилансеры. Например, айтишники, которые работают на зарубежных заказчиков. Такое решение НБУ может облегчить им жизнь. Любая дерегуляция для нынешней банковской и валютной системы страны является благом. Пусть и в столь урезанном виде. Поэтому это решение оценим позитивно, оставив в стороне околополитический контекст и мотивы топ-менеджмента НБУ.

Впрочем, за «пряником» Нацбанка сразу же последовал и «кнут». Причем ударил он не только по коллекционерам «вечнозеленых» банкнот, а сразу по всей банковской системе.

«Кнут»

Несмотря на то, что большинство изданий и обозревателей, освещающих экономику Украины, основной упор сделали именно на постановление №364 (теперь, мол, «заживем» - обменники дерегулируют), нам гораздо более интересным показалось постановление №365, принятое в тот же день, но незаслуженно пропущенное основными медиа страны.

Банки
Банки (Источник: https://www.dandb.com/)

Оно вводит новые понятия «рисков» в банковскую сферу. Теперь таковыми могут считаться едва ли не все транзакции в стране. В том числе пенсии и стипендии. Которые, кстати правительство намерено отменить т.к. они «слишком низкие», и студентам «на проживание» этих денег все равно не хватает. Согласитесь, очень интересная трактовка, но вернемся к нашим постановлениям. Текст уведомления НБУ №365 следующий:

«Национальный банк утвердил постановление от 02.08.2016 № 365, которым внесены изменения в перечень признаков рисковой деятельности банков, утвержденном постановлением Правления НБУ от 17.08.2012 №346.

Такое решение стало следствием выявленных Нацбанком «схемных операций», которые не подпадали ни под один из действующих до сих пор признаков рисковой деятельности банков.

Отныне в перечень признаков осуществления банками рисковой деятельности в сфере финансового мониторинга прилагаются следующие действия:

- проведение клиентами банка финансовых операций, не имеющих документального подтверждения очевидной экономической целесообразности, и/или если банк не имеет информации о реальных финансовых возможностях клиента осуществлять финансовые операции. А также, в случае несоответствия финансовых операций клиента, имеющейся в банке информации относительно его финансового или социального статуса;

- участие банка в финансовых операциях, характер или последствия которых дают основания считать, что они могут быть связаны с конвертацией безналичных средств в наличность и осуществлением фиктивного предпринимательства;

-использование счетов лиц не по назначению;

- осуществление банком или клиентами банка финансовых операций с использованием похищенных, недействительных документов;

- неоднократное проведение клиентом банка финансовых операций по перечислению средств за границу, как осуществление авансовых платежей на выполнение внешнеэкономических договоров, в отношении которых банку было известно или могло быть известно (в частности, из публичных источников или от других финансовых учреждений), что контрагенты неоднократно нарушают выполнение, или вообще не выполняют условия соответствующих договоров.

За счет расширения перечня признаков осуществления банками рисковой деятельности, Нацбанк повышает эффективность осуществления мероприятий относительно предотвращения использования банков с противоправной целью.

Напомним, статьей 48 Закона Украины «О банках и банковской деятельности» установлен запрет на осуществление банками рисковой деятельности, которая угрожает интересам вкладчиков или других кредиторов банка, и предоставлено право Национальному банку определять в своих нормативно-правовых актах перечень признаков, наличие которых является основанием для вывода об осуществлении банком такой рисковой деятельности».

Что нам дает постановление № 365?

Как видим, перечень «рисков» изрядно расширен, хотя и явно неполон. Над контролем (не ограничениях или разрешениях, а именно над контролем) за офшорами можно было бы и поактивнее поработать. «Панамагейт», очевидно, ничему особо не научил. Впрочем, об офшорах мы писали неоднократно, потому оставим эту тему в стороне. Просто констатируем факт, что постановление НБУ требует дальнейших доработок или, как минимум, разъяснений Регулятора.

Многие пункты даны довольно расплывчато, и могут трактоваться по-разному, что не только не снизит риски для банковской системы, а наоборот – усилит их. Нюанс в том, что оно скоро вступит в силу (согласно сообщению пресс-службы – 10 августа), а когда будут даны разъяснения по его практическому использованию – не ясно. Как всегда, бизнесу придется работать на свой страх и риск.

Возьмем, например, первый пункт – об обосновании «экономической целесообразности» финансовых операций. В законодательстве Украины четкой нормы на этот счет нет, и НБУ обязан описать, что конкретно ему надо и в каком виде, иначе у банков могут возникнуть сложности, если они будут работать на свое усмотрение. Банки, естественно, на риск санкций со стороны Регулятора не пойдут, и все подозрительные транзакции будут просто блокировать. А согласно этому же постановлению «рисковыми» и, соответственно, «подозрительными» могут считаться едва ли не все финансовые операции. Будем надеяться, что 11 августа не наступит очередной кризис банковской системы – на сей раз, кризис платежей.

Транзакции
Транзакции (Источник: https://www.vsluh.ru/)

Далее – рисковыми считаются операции, «…если банк не имеет информации о реальных финансовых возможностях клиента осуществлять финансовые операции. А также, в случае несоответствия финансовых операций клиента, имеющихся в банке информации относительно его финансового или социального статуса». С финансовым все более менее ясно (банки и без того собирают информацию о финансовом состоянии своих клиентов при проведении сделок с взаимными обязательствами – они же в этом заинтересованы), но что такое «социальный статус» в трактовке НБУ? Это место работы? Наличие льгот и социальных выплат? Наличие статуса ветерана или инвалида? Это охота за фиктивными льготниками, пытающимися оформить субсидию, или тут есть более глубокий смысл? Без разъяснений НБУ не разобраться.

Другой момент – «использование счетов лиц не по назначению». То есть с «карты для выплат» «Приват-банка», которой владеет едва ли не половина страны, теперь нельзя будет делать никаких операций, кроме оплаты услуг? А с пенсионной карты: получать на неё пенсию – пожалуйста, а тратить? Тратить – отныне «рискованно»? Этот момент тоже хорошо бы пояснить…

О «Привате» мы вспомнили не случайно – на той же неделе появилась информация о том, что правоохранительные органы заподозрили его в «махинациях» и «огромном хищении» средств (в уголовном производстве №42014000000001261 от 13 ноября 2014 года по ч. 5 ст. 191 УК речь идет о хищении 19 миллиардов гривен рефинансирования). Мы, как говорится, «свечку не держали», но очевидно, что к этому финуреждению у правоохранителей просто не может не быть вопросов. Однако его карты используются повсеместно, и преимущественно для «нецелевых» платежей. Т.е. с «зарплатной» карты могут осуществляться платежи и т.д. При большом желании все их можно посчитать как «рисковые» согласно новым правилам. Немного конспирологии – можно ли постановление № 365 рассматривать как попытку атаки на Коломойского и Боголюбова? Скорее всего, нельзя, но, согласитесь, появилось оно как нельзя кстати.

Пункт по осуществлению финансовых операций по «недействительным документам» - банки не уполномочены определять достоверность документов (только в строгих рамках – ценных бумаг, например) т.к. это прерогатива правоохранительных органов и соответствующих контролирующих служб.

«Неоднократное проведение клиентом банка финансовых операций по перечислению средств за границу, как осуществление авансовых платежей на выполнение внешнеэкономических договоров, в отношении которых банку было известно или могло быть известно (в частности, из публичных источников или от других финансовых учреждений), что контрагенты неоднократно нарушают выполнение, или вообще не выполняют условия соответствующих договоров». Как юридически оформить пункт «могло быть известно» из «публичных источников или от других финансовых учреждений»? Можно ли «публичным источником» считать соцсети? Там популяция экспертов и специалистов во всех сферах максимально многочисленна…

Этот пункт также требует тщательных разъяснений, хотя мы понимаем, что это как раз и есть реакция на уже порядком подзабытый «Панамагейт». Надо полагать, что «публичные источники» это те самые архивы панамской компании «Моссак Фонсека», размещенные на специальном интернет-ресурсе. Но это мы вольны так трактовать этот пункт, а как его трактуют банкиры НБУ – не ясно.

Пусть тайное станет явным

Оба этих постановления рассматриваются в одной связке не только по хронологическому признаку. Они оба укладываются в концепцию действий НБУ по «залатыванию дыр» в бюджете. Причем преимущественно за счет простых граждан и малого бизнеса, который у нас работает по большей части в «тени».

«Дыры» эти связаны с двумя сферами – борьба с последствиями негативного внешнеторгового баланса и отрицательного сальдо, а также с огромными социальными расходами. Несмотря на то, что повышение тарифов якобы должно снизить нагрузку на бюджет, в реальности ситуация получается ровным счетом противоположная – вместо сокращения дефицита бюджета мы видим, как социальные расходы растут и растут, и конца этому не видно, как не видно конца повышению тарифов. И пока будут расти расценки, НБУ и Кабмин будут изыскивать способы «выжать» как можно больше средств из населения и бизнеса.

Госрегулирование
Госрегулирование (Источник: https://www.thetoc.gr/)

Впрочем, такая деятельность не всегда является негативом. Так, соцвзносы и некоторые другие сборы были уменьшены для бизнеса, что должно было стимулировать этот бизнес к выходу из «тени». Но предприниматели у нас по большей части стеснительные, и вот так просто выходить «на свет» не пожелали (и у них есть на то основания).

Это привело к сокращению налоговых поступлений на 30%. С учетом роста социальных расходов это можно рассматривать как бюджетную катастрофу. Следовательно, особо скрытных предпринимателей «старой закалки» не «пряником» так «кнутом» стоит вывести на «свет». Этот «плюс» с точки зрения государственного строительства, но минус в практической плоскости – бизнес не выходит из «тени» не только из-за природной скромности, но и из-за слабого реформирования отрасли. Более того, многие нововведения носят репрессивный характер, что нисколько не улучшает бизнес-климат в стране.

Что ж, можем предположить, что это далеко не последние постановления, направленные на «предотвращение использования банков с противоправной целью» и на повышение поступлений в казну гривны и иностранной валюты. Если учесть, что госорганы вспомнили о «ПриватБанке», то можем предположить, что следующий шаг НБУ будет сделан именно в направлении повышения контроля над электронными платежами и платежными системами в целом.

Но это субъективное мнение автора, а что думают эксперты и сами предприниматели? Ниже приводим консолидированное мнение Ассоциации частных работодателей и экспертов «КПМГ Украина».

Александр Чумак, президент Ассоциации частных работодателей

  • А.Ч.: -Банкротство банков в последние годы в Украине становится главной причиной недоверия многих субъектов предпринимательской и хозяйственной деятельности к работе банков. Поэтому большинство предпринимателей начинают выполнять оплату за товары и услуги наличными, минуя банки и безналичное расчетно-кассовое обслуживание в банковских учреждениях.

    Из-за массового банкротства банков в Украине многие предприятия уходят в тень и начинают вести теневой бизнес, что отрицательно влияет на экономическую ситуацию в стране. Наблюдается также недоверие вкладчиков не только банкам, но и фонду гарантирования вкладов, который на сегодняшний момент получает помощь из государственного бюджета, что свидетельствует о его материальных проблемах и невозможности полностью покрыть застрахованные депозиты людей. Кроме того, ни ФГВ, ни государство вообще не возвращает денежные средства юридическим лицам. Предприятия постоянно в зоне риска. А это также негативно влияет на экономическую ситуацию в стране.

    Несмотря на ликвидацию банков и невозврат вкладов гражданам (из источников СМИ более 60 банков Украины были доведены до фиктивного банкротства и они вывели в офшоры значительную сумму денежного капитала), Нацбанк данным постановлением ужесточает условия пользования банковскими учреждениями и перекладывает на банки ряд функций Госфинмониторинга.

    1. Проведение клиентами банка финансовых операций, не имеющих документального подтверждения очевидной экономической целесообразности.

    Соглашусь с Михаилом Поживановым (экс-глава Госкомрезерва, замминистра экономики и народный депутат 4-х созывов): Что такое «экономическая целесообразность» с точки зрения НБУ? И что делать, если у клиента банка своя трактовка этого термина, которое не совпадает с нацбанковским? И какие документы и какие банковские специалисты проверят и подтвердят очевидную экономическую целесообразность? И как эта целесообразность будет отслеживаться?

    Это приведет к расширению штата банков и удорожанию банковского обслуживания, и вообще не приведет к определению очевидной экономической целесообразности.

    Например, у СГД несколько расчетных счетов в различных банках. Приобретая товар и оплачивая его в одном банке, а продавая и получая денежные средства в другом банке банковские работники должны определить очевидную экономическую целесообразность. Во-первых – это невозможно. Во-вторых – это уже контрольная функция контролирующих органов, но никак не банка. Банк такой же субъект предпринимательства и хозяйствования, как и его клиенты. И вообще любой СХД имеет право продать один товар ниже себестоимости (для ассортимента), а другой с большой наценкой, но в целом у предприятия будет прибыль.

    В другом случае, первые месяцы для привлечения клиентов, СХД работает в убыток и это не есть очевидная экономическая целесообразность. И как быть таким СХД, в таком случае, когда банк заблокирует их счет?

    2. Проведение клиентами банка финансовых операций, если банк не имеет информации о реальных финансовых возможностях клиента. Или же в случае несоответствия финансовых операций клиента, имеющейся в банке информации о его финансовом или социальном статусе.

    Кажется, любой банк собирает полное финансовое досье на своих клиентов еще до того, как поставить свою подпись на договоре взаимных обязательств. Но что такое «социальный статус» и каким образом он может препятствовать осуществлению транзакций? И так понятно, что если финансовые возможности клиента ничтожно малы (на счете «0»), то он явно не сможет перечислить 1 млн.

    3. Использование счетов лиц не по назначению.

    Что имеется в виду? Здесь очень большой простор для трактовок!

    Да, в этом, есть доля истины. Некоторые граждане используют свои счета или счета родственников открытые для пенсионных и других социальных выплат для покупки товаров и оплачивают товары, не только разово, но и постоянно в ходе предпринимательской деятельности. Таким образом, уходя от уплаты налогов. Граждан, которые приобретают товары через интернет, с каждым днем все больше и больше, их миллионы, поэтому отфильтровать такое количество счетов проблематично. И не одним законом не запрещено совершать покупки.

    4. Осуществление банком или клиентами банка финансовых операций с использованием похищенных, недействительных документов.

    Все краденые документы, а тем более их использование являются поводом для возбуждения уголовного дела, как в отношении банковского работника, так и гражданина который использовал эти документы. А выявление на стадии оформления расчетных счетов недействительных документов и есть повод вызова наряда полиции.

    5. Неоднократное проведение клиентом банка финансовых операций по перечислению средств за границу; осуществление авансовых платежей на выполнение внешнеэкономических договоров, по которым банку было или могло быть известно (в частности, из публичных источников или от других финансовых учреждений), что контрагенты неоднократно нарушают выполнение, или вообще не выполняют условия соответствующих договоров.

    В этом предложении особенно радует «могло быть известно из публичных источников». Дальше даже не хочется продолжать – из-за нехватки цензурных слов для анализа такой новации.

    Напомним, статьей 48 Закона Украины «О банках и банковской деятельности» установлен запрет на осуществление банками рисковой деятельности, которая угрожает интересам вкладчиков или других кредиторов банка, и предоставлено право Национальному банку определять в своих нормативно-правовых актах перечень признаков, наличие которых является основанием для принятия решения об осуществлении банком такой рисковой деятельности.

    Поэтому остается ждать разъяснений о применении данного Постановления.

    Что касается рядовых сотрудников, работающих неофициально на гонорарной основе – ликвидация заработной платы «в конверте» не решается только фискальными методами. Наша Ассоциация и налоговый комитет общественного совета при Государственной Фискальной Службе в Харьковской области направили ряд предложений по этому вопросу.

    Поэтому, бизнес, ознакомившись с «правилами игры» Нацбанка, найдет методы и пути решения оплаты труда своих работников, хотя это может создать и некоторые трудности.

Ярослав Чекер, юрист «КПМГ в Украине»

  • Я.Ч.: -Расширение перечня операций, которые необходимо относить к рискованным, постановлением НБУ № 365 от 02.08.2016, будет иметь неоднозначное влияние на украинский рынок. С одной стороны, многим клиентам банков придется приложить намного больше усилий нежели ранее для того, чтобы осуществить банковскую операцию. С другой стороны, такое нововведение при правильном использовании может стать действенным механизмом по противодействию отмыванию средств, полученных преступных путем.

    По нашему мнению, банки в основном будут более тщательно проверять операции юридических лиц и физических лиц-предпринимателей как связанных с предпринимательской деятельностью. Так, среди прочих, рискованными могут быть признаны некоторые операции по переведению денежных средств юридическими лицами физическим лицам-предпринимателям, как направленные на обналичивание денежных средств.

    Кроме того, пристальное внимание банки будут обращать и на физических лиц, имущественное состояние которых не соответствует их банковским операциям. Таким образом, такую проверку банка с большой вероятностью могут не пройти физические лица, покупающие дорогую недвижимость или открывающие депозиты внушительного размера, при среднем или минимальном уровне заработной платы и отсутствии иных доходов. Соответственно, сотрудники, получающие заработную плату неофициально, ныне кроме иных негативных последствий (социальное обеспечение, размер будущей пенсии), теперь могут также пострадать и от невозможности осуществления значительных сделок.

    Следует отметить, что действия НБУ потенциально могут принести неудобства не только клиентам банков, которым придется доказывать экономическую целесообразность своих банковских операций, но и самим банкам. Последним, скорее всего, придется увеличивать количество сотрудников ввиду увеличения количества проверяемых операций что, соответственно, приведет к увеличению расходов банка и, как следствие, банковской комиссии за операции. Кроме того, вероятно, крупные банки будут под разными предлогами отказывать новым клиентам – малому бизнесу в обслуживании из-за неприбыльности таких клиентов для банка ввиду необходимости постоянного их мониторинга.