Власти оценили Одесский припортовый завод в 13 миллиардов гривен, и запустили таким образом процесс масштабной приватизации госимущества.

Государство, похоже, начало анонсированную в течение двух лет масштабную приватизацию последних ценных активов, оставшихся в госсобственности с советских времен. Одним из последних таких «лакомых» предприятий является Одесский припортовый завод (ОПЗ), который вполне заслуженно можно назвать «жемчужиной» нынешнего госсектора Украины. И вот, цена назначена – готовимся к торгам.

В чем ценность

Одесский припортовый завод был запущен в 1974 году как крупнейшее в Украине химическое производство. Тогда в нем были всего два цеха, но каждые 5-10 лет их количество «прирастало» 1-2 цехами, которые расширяли ассортимент предприятия. Так, два цеха по производству карбамида, запущенные в 1984-85 годах и сделали это предприятие столь ценным – это было крупнейшее подобного рода предприятие в СССР, которое должно было обеспечивать карбамидом, аммиаком, углекислотой, сухим льдом и всю ту большую страну.

Но ОПЗ это не только цеха – это еще и колоссальная по своим масштабам инфраструктура. Она включает в себя терминалы для погрузки химической продукции на танкеры, а также конечный участок аммиакопровода «Тольятти — Горловка — Одесса», который объединил в единую сеть ОПЗ со «Стиролом» и российским предприятием «Тольяттиазот». Через свою инфраструктуру завод способен перегружать аммиака 4 млн. тонн в год, карбамида и— 3,6 млн. тонн, карбамидно-аммиачной смеси – 500 тыс. тонн, метанола – 500 тыс. тонн. Такими мощностями по перевалке грузов (тем более токсичных) может похвастаться далеко не каждая страна мира.

ОПЗ
ОПЗ (Источник: http://biz.liga.net/)

Несмотря на разговоры о том, что государство неэффективный собственник, ОПЗ начал активно модернизироваться с начала двухтысячных годов. Безусловно, эффективнее от этого государство как собственником не стало (по каким ценам проводилась закупка работ и материалов уже не скажет, наверное, никто). Тем не менее, основные фонды предприятия были восстановлены и модернизированы – на ОПЗ, например, установили современные системы водоснабжения и водоочистки, и другое новое оборудование, сделавшее предприятие вполне конкурентным на мировых рынках.

Кстати о мировых рынках – по некоторым сегментам химической промышленности ОПЗ может диктовать условия всем остальным производителям. Если в мире химпрома предприятие считается как влиятельное, то что уж говорить об Украине и СНГ, где оно является едва ли не монополистом по ряду направлений.

ОПЗ является одним из крупнейших в мире производителей того же карбамида, которого в год производит в объеме 660 тысяч тонн. В 2010 году предприятие поставило рекорд по производству аммиака – 1,12 млн. тонн. Однако за этим пиком последовал довольно резкий спад, который был связан с резким ростом цен на газ – основного сырья для ОПЗ, а также в связи с мировым и украинским экономическим кризисом, набиравшим обороты еще с 2008 года.

Это сказалось и на чистой прибыли предприятия, которое еще в 2008 году получило доход в размере 800 миллионов гривен, однако в 2009 году финпоказатели продемонстрировали убыток в размере 2,5 миллионов гривен. В 2010 убыток вырос до 87 миллионов гривен. 2011 год, который ознаменовался некоторым спадом цен на газ (после переговоров Киева и Москвы по скидке на газ в обмен на «Крымские соглашения»), стал более благоприятным для завода – ОПЗ получил прибыль в размере 336 миллионов гривен. Впрочем, в 2012 предприятие вновь продемонстрировало миллионные убытки.

В 2013 году ситуация еще ухудшилась – в конце года произошел Майдан, а затем и война на востоке страны, девальвация гривны, разрыв связей с Россией – поставщиком сырья на ОПЗ, и т.д. Все это привело к резкому обвалу финпоказателей: в 2013 убыток обновил рекорд и составил 1,144 миллиарда гривен, в 2014 – 270,473 миллионов гривен. Однако в прошлом году, после реорганизации производства и получения сырья из других источников, ОПЗ продемонстрировал рост прибыли. Причем рост не на 1-2 миллиона, а сразу на 220 миллионов. Украинские власти независимо от партийных флагов стремятся продать это предприятие уже в течение 20 лет, однако это пока ни у кого не получалось из-за противоречий – слишком ценный актив. Даже сумма в 13,2 миллиарда гривен, в которую его оценили власти, многими экспертами называется не иначе как сильно заниженной.

Скандальный завод

Монопольный статус, огромная вполне современная инфраструктура и высокая прибыльность продукции делают предприятие интересным не только для потенциальных покупателей, но и различным группам влияния во власти. Причем во власти любой – заинтересованные люди, контролирующие денежные потоки и мощности по перевалке грузов ОПЗ были во все годы независимости. В последние годы власти Партии регионов завод связывали с самыми разными персонами, приближенными к власти, но самым влиятельным среди них является Дмитрий Фирташ, причисляемый отечественными СМИ к числу олигархов. Это не удивительно, поскольку химическая промышленность является одним из «трех китов», на которых базируется состояние миллиардера. Это энергетика, газ и химия. Причем все эти сферы между собой тесно связаны, что превращает структуру собственности Фирташа в вертикально интегрированный холдинг. Однако ныне олигарх не въездной – он находится под надзором у австрийской Фемиды, и возвращаться в Украину, где местные деятели и МВФ обещают его посадить, а все имущество конфисковать.

Одесский припортовый завод
Одесский припортовый завод (Источник: http://finobzor.ru/)

Интерес к ОПЗ имеет и другой всем известный предприниматель – Игорь Коломойский. У него тоже есть интересы в родственной нефтегазовой сфере, а также в области переработки газа (т.е. уже химической промышленности). Учитывая ослабление позиций Фирташа, Коломойского называют главным кандидатом на приобретение ОПЗ на открытом конкурсе. Тем более, что конкуренцию ему не могут составить уже и российские олигархи, которые ранее также проявляли серьезный интерес к покупке или, точнее взятии под контроль, государственного предприятия. Например, в предметном интересе к заводу пресса уличила российско-украинского бизнесмена Константина Григоришина (ныне в бегах, т.к. в розыске в России и Украине, хотя это не помещало ему оформить прошение об украинском гражданстве), а также Олега Дерипаску, имеющего в структуре собственности химические предприятия.

В последнее время стали говорить об интересе к одесскому заводу и в окружении Петра Порошенко. Причем этот факт уже стал даже объектом судебных разбирательств – 18 мая этого года Соломенский суд Киева отказал Национальному антикоррупционному бюро в доступе к Viber-переписке члена правления ОПЗ Ольги Ткаченко. Украинские СМИ называют Ткаченко «человеком Кононенко» (Игорь Кононенко – экс-замглавы фракции «Блока Петра Порошенко» и ближайший бизнес-партнер президента), и обвиняют в «организации» убытков на одесском предприятии на сотни миллионов гривен. В частности, Ткаченко является фигурантом дела о коррупционной составляющей при продаже ОПЗ карбамида с 5%-ной скидкой компании Newscope Estates Limited (Великобритания) на 1,63 млрд. грн. Дело было заведено еще в прошлом году, но так и не сдвинулось с мертвой точки, после вмешательства «верхов». По крайней мере, такова точка зрения издания «Наші Гроші», украинских правозащитников и активистов, специализирующихся на борьбе с коррупцией.

Не обошли скандалы стороной и Николая Щурикова – первого заместителя директора ОПЗ, который занял свой пост уже в 2015 году. Его связывают с различными фигурами во власти, в том числе и с депутатами и министрами от партии «Народный фронт». Другие СМИ его относят к сфере влияния тех же Кононенко и Порошенко. Это косвенно подтверждается временем его назначения - т.е. уже после Майдана – значит кандидатура согласована тогда еще премьером Яценюком, и президентом. Существует мнение, что его специально назначили на этот пост для проведения приватизации и сохранения контроля за предприятием у команды Яценюка при сохранении интересов БПП. Близость Щурикова к НФ косвенно подтверждается и откровенно агрессивным отношением к нему главы Одесской обладминистрации Михаила Саакашвили, обвинявшего того в коррупции. Как известно, экс-президент Грузии уже давно и надолго «побил горшки» с министрами и депутатами от «Народного фронта».

Завод-монополист

Интересно, что после смены власти как в стране, так и на заводе, он был лишен статуса «монополиста» решением Антимонопольного комитета Украины. То есть завод получил право самостоятельно определять тарифы на свои услуги. А поскольку конкурентов у него в стране нет, то и тарифы эти он может выставлять абсолютно бесконтрольно, без оглядки на рынок.

Одесса
Одесса (Источник: http://uatrans.od.ua/)

Так, тарифы на перевалку химических грузов на мощностях ОПЗ выросли с домайдановских 79 до 380 гривен за тонну. То есть почти 450%. Тарифы на остальные услуги выросли, в среднем, на 70%. Это было объяснено руководством как вынужденная мера после обвала курса гривны, но, поскольку повышение цен коснулось и валютных тарифов, то этот аргумент выглядит очень слабо. Да, повышение на фоне девальвации гривны ожидаемо, но не в таких объемах.

Это и дало возможность предприятию стать прибыльным, преодолев проклятие огромных убытков прошлых лет. Впрочем, несмотря на такой огромный рост тарифов и свое монопольное положение, финпоказатели предприятия далеки от идеальных. При таком то росте выручки столь огромное предприятие не может получать прибыль в размере «жалких» 200 миллионов гривен. Это поняли в НАБУ и начали упоминаемое нами расследование, которое президентское окружение благополучно заморозило.

Впрочем, скандал с и уголовные дела свое дело сделали – руководство завода пошло на некоторое снижение тарифов. По крайней мере – в валюте: цена за перевалку грузов была снижена с 16 до 13 долларов за тонну.

«Отдать завод в хорошие руки»

На фоне всех этих скандалов и подозрительной деятельности руководства ОПЗ, власти начали активно готовить завод к продаже. Причем было заявлено, что к конкурсу не допустят как Фирташа, так и российские компании. Мол, надеются продать завод «благородным» европейцам. Одновременно были запрещены к участию некоторые офшорные юрисдикции – например, кипрские компании купить ОПЗ не смогут. Это вроде бы должно обезопасить конкурс от неугодных бизнесменов из Украины и ближнего зарубежья. В то же время, наличие «европейских» компаний еще не говорит о прозрачности конкурса. Так, тот же Фирташ и многие россияне владеют предприятиями с австрийской юрисдикцией. У Игоря Коломойского есть компании в Швейцарии, Голландии. Это не говоря уже о том, что каждый уважающий себя олигарх имеет фирму в Великобритании, через которую проводит крупнейшие сделки – это позволяет потом проводить разбирательства в британских судах, считающихся наиболее объективными.

Скандал вокруг ОПЗ
Скандал вокруг ОПЗ (Источник: http://1080.plus/)

Кстати о Дмитрии Фирташе – кто бы ни купил завод, ему придется решать вопрос задолженности ОПЗ перед его корпорацией Ostchem на сумму в 193 миллиона долларов, и уверения властей, что «Фирташу платить не обязательно» вряд ли тут будет принято во внимание. Даже слова главы комитета Верховной Рады по вопросам экономической политики Андрея Иванчука («Народний фронт») о том, что этот долг перед Фирташем «фиктивный», не убедят зарубежные суды – они ведь ориентируются на закон, а не на политическую целесообразность. Следовательно, после покупки «счастливому» обладателю завода нужно будет либо выплатить ему этот долг, либо передать Ostchem долю в ОПЗ. Получение контроля через долги, кстати, является одним из самых популярных способов получения контроля над госпредприятиями в Украине.

Кроме того, известны случаи, когда предприятия покупали европейские компании, а затем перепродавали украинским олигархам. За примерами далеко ходить не надо – вспомним, как европейцы приватизировали «Укртелеком», и как он оказался в структуре собственности Рената Ахметова. Причем телеком монополиста прямо перед приватизацией тоже вывели из-под статуса «монополиста» усилиями АМКУ. Это позволило предприятию повысить тарифы, а значит создать более благоприятную картину по прибыльности для потенциального инвестора, который, как предполагается, совершенно не в курсе дел в приобретаемой госкомпании.

Возникают вопросы и в отношении оценки ОПЗ. 13,2 миллиарда гривен это, безусловно, огромные деньги. Но в долларовом эквиваленте стоимость предприятия оценена всего в 520 миллионов долларов (за пакет в 795,084 млн акций или 99,6% предприятия). Очевидно, что по мировым меркам это слишком скромно, хотя не стоит забывать о надежде Фонда госимущества на главный принцип аукциона – торги через повышение цены. Но для этого необходима «здоровая атмосфера» на этих торгах, а насколько здоровой она будет с учетом всего написанного выше – большой вопрос.