Украина переходит на рыночные методы продвижения своего оружия на мировых рынках.

Первые месяцы 2016 года ознаменовались небывалой активностью концерна «Укроборонпром», а также его дочерних структур – экспортно-импортной компании «Укрспецэкспорт» и авиапроизводителя ГК «Антонов». Они и в прошлые годы пассивностью не отличались, но в первом квартале текущего года, наверное, побили все рекорды по количеству торговых миссий в разные страны. Украина преимущественно осваивает Восток, как это было и ранее, но теперь изменилась концепция партнерства. Так что же изменилось и не будет ли это «холостым выстрелом» для украинской оборонки?

Оружие для всех желающих

Согласно рейтингу Стокгольмского института исследования проблем мира (SIPRI), наша страна заняла девятое место среди крупнейших в мире поставщиков оружия. По данным SIPRI, с 2006 года доля Украины на мировом рынке вооружений значительно выросла – с 1,9% до нынешних 2,6%. Как мы уже писали, крупнейшими покупателями отечественного оружия за последние 5 лет оказались Китай, Россия и Эфиопия. Интересно, что объемы поставок в КНР составили 26% от общего числа, в РФ – 12%, а в Эфиопию – 9,2%. То есть Китай купил больше украинских вооружений, чем Россия с Эфиопией вместе взятые.

Помимо продажи обычных вооружений, которые Украина отгружает в «Поднебесную», туда же был продан единственный украинский авианосец, который сначала хотели порезать на металлолом. После капитального ремонта наш «Варяг» стал флагманом китайского Военно-морского флота под именем «Ляонин». Переименовали его с большой помпой 25 сентября 2012 года. Не менее интересна и история его покупки – по документам китайцы покупали ржавый советский корабль с целью создать плавающий развлекательный комплекс с казино и кабаре. Это было сделано, вероятно, чтобы не раздражать американцев, ревниво следящих за тем, что бы ни у кого не было такого же количества авианосцев как у США. А потом «вдруг» китайцы передумали, и сделали корабль своим флагманом.

Такого же рода были поставки Украины и в Африку – это было преимущественно старое советское оружие и бронетехника, которую ремонтировали, красили и отправляли на судах в Эфиопию, Кению и пр. То есть это все было изживание советского наследия. Такая деятельность привела к тому, что все, что было на ходу, оказалось продано, а остальное разобрано на запчасти. То есть страна оказалась практически безоружной, продав все более-менее работоспособное за рубеж.

Исключением были поставки продукции военного и двойного назначения в Россию – это были новые комплектующие. Поскольку промышленные связи между украинскими и российскими предприятиями были налажены еще в советское время, то ВПК двух стран, по сути, представляют единую систему. Ни Украина, ни Россия в начале двухтысячных годов не могла ничего произвести самостоятельно. По крайней мере, ничего в больших масштабах. Это осознали в Кремле еще после первого Майдана, и начали развивать импортозамещение, а также диверсификацию поставок комплектующих.

Москва никогда не отказывалась от своих претензий на мировую или хотя бы региональную гегемонию, а с такой невероятной зависимостью от Украины говорить о самостоятельном «покорении мира» было просто смешно. И к 2014 году, надо сказать, россияне в этом деле преуспели, создав один из самых мощных в мире ВПК с вполне современными технологиями. Хотя процесс перевооружения еще в самом разгаре, а Донбасс используется как полигон для новых технологий. Катализатором стала Российско-грузинская война, давшая мощный толчок к перевооружению северной «соседки».

Чужая рубашка ближе к телу

А что же Украина? О том, что «нужно что-то делать» знали все. О ВПК беспокоилась и тогда еще премьер Юлия Тимошенко, и глава СНБО Петр Порошенко, и министры обороны, которых с 2006 года сменилось немало (это нижняя хронологическая грань рейтинга SIPRI). Однако все это было более декларацией и способом «пилить» бюджет, чем реальными реформами.

Изменилась ситуация с приходом к власти Виктора Януковича и Николая Азарова, которые разделили ВПК и армию. Так, армия стала «дойной коровой» для разных «деятелей», а вот на оборонные предприятия тогда сделали ставку как на источник пополнения казны реальными деньгами. Причем в валюте, что было очень важно исходя из традиционно негативного внешнеторгового дефицита. Но ставка была снова сделана не на производство нового, а на более интенсивную продажу старого. Была проведена реформа ВПК, суть которой сводилась к построению вертикально-интегрированной системы из всех оборонных предприятий. Получившаяся компания получила название «Укроборонпром», которая существует и ныне.

Оружие
Оружие (Источник: http://www.forrestnineteeneleven.com/)

Впрочем, как и все реформы времен Януковича, эта тоже до логического конца не была доведена, также став источником коррупционных доходов для близких к власти людям. Кроме того, реформа вооруженных сил, по сути, не проводилась, как и перевооружение – все произведенное в стране оружие шло на экспорт. Это дало прирост позиций Украины в рейтинге мировых торговцев оружия, но нисколько не повлияло на обороноспособность государства. Об этом последние 25 лет вообще мало кто задумывался.

После смены власти в Украине, военное ведомство сначала забросили, но после первых выстрелов на Донбассе начали резво реформировать. И это удалось, несмотря на то, что «Укроборонпром» по-прежнему больше работает на внешние рынки, чем на внутренние – реальных госзаказов на новое оружие Киев практически не делает. Да, общее количество бюджетных средств выделяемых на отрасль увеличилось, но почти все деньги идут на ремонт старой техники, или, в крайнем случае, её модернизацию. Минобороны, судя по всему, удобнее закупать древние и полуразваленные «Саксоны», выпущенные 1970-е годы для африканского рынка, чем более актуальные (хотя тоже уже не вполне современные) отечественные БТРы. Впрочем, мы сейчас не о проблемах отечественного ВПК, о которых все и так знают, а о новом подходе к работе на внешних рынках.

«Бизнес на крови»

Несмотря на то, что торговлю оружием часто называют «бизнесом на крови», эта сфера является неотъемлемой частью как мировой экономики, так и самой человеческой культуры. Жестокость у людей в генах (в прямом смысле – есть ген, отвечающий за агрессию, да и строение желудка у нас как у хищников, а не как у травоядных) и почти все религии мира построены на преодолении этих «животных» позывов. Если кто сомневается в этих словах, то пусть спросит у неандертальцев. Хотя постойте… их же истребили первые homo sapiens, так что спросить уже не выйдет.

Как бы то ни было, военная промышленность всегда сопровождала человека. Как пещерные люди затачивали камни, так сегодня высококвалифицированные специалисты разрабатывают боеголовки с максимальной эффективностью поражающих элементов баллистических ракет. Более того, ВПК всегда было источником прогресса. Без военной промышленности мы бы до сих пор использовали те же каменные орудия.

И почти всегда были «очаги» военной культуры, которые диктовали всем остальным народам «оружейную моду». В древние времена это были Римская и Китайская империи. Затем западные центры сменялись, то объединяясь, то разделяясь, но, в конце концов, все свелось к двум крупнейшим центрам – Великобритании и Германии. Были еще французы, испанцы, итальянцы и голландцы, но они постепенно ушли с международной арены «законодателей военных традиций». После Второй мировой войны немецкая армейская машина также несколько померкла, и продолжает ослабевать и сегодня, доказательством чего является рейтинг SIPRI – все страны Старого Света продолжают год от года терять свои позиции, давая путь наверх странам Азии и Восточной Европы.

Другим центром была Великобритания, наследниками которой стали Соединенные штаты. Они не только восприняли основы англосаксонских военных традиций, но и изрядно эту систему модернизировали, сделав военную промышленность по-настоящему прибыльной. Более того, они превратили эту сферу в полноценный бизнес, который делает ставку на частные корпорации. Они соревнуются между собой, делая все более передовую технику. Государству лишь остается каждые пару лет выбирать лучшее из новинок. Но для полноценного функционирования такой системы у правительства должно быть прямо таки немерено средств в военном бюджете, иначе вся эта схема перестанет работать.

Последним по времени возникновения, но не по важности, «законодателем военных мод» был СССР. Можно критиковать Союз по многим параметрам, но в военном деле «советы» толк знали. Иначе не было бы гонки вооружений и Холодной войны. И «переигрывать» советскую оборонку США стали только в самом конце 80-х годов, когда в СССР уже полным ходом шел экономический кризис, и денег на разработку по-настоящему инновационных вооружений уже не было. Тем не менее, Украина как крупнейший центр советского ВПК, получил огромное наследство в виде десятков тысяч единиц военной техники, самолетов, сотен тысяч единиц пушек и стрелкового оружия, миллионов тонн снарядов и патронов и т.д. Всего этого наследия хватило на безбедную жизнь экспортеров украинского оружия в страны «третьего мира» в течение двух десятков лет. Но вот настал момент, когда всё более-менее ценное распродали…

Спрос определяет предложение

Ориентация на продажу подержанной техники была центральной идеей развития отечественного ВПК, но далеко не единственной. На харьковских танковых и оборонных предприятиях продолжали по мере сил модифицировать свою технику, делая советские наработки более приспособленными к современным способам ведения войны. Также работали их киевские, житомирские и прочие коллеги из других оружейных отраслей. Но все это делалось непоследовательно и в условиях жесточайшего дефицита средств. Фактически – на энтузиазме конструкторов. Да, они в основной своей массе уже немолодые люди (молодые на такие зарплаты не идут работать), но зато знающие что такое «научное творчество». По-настоящему творческий человек будет работать в любых условиях, так как работа для него – это жизнь. Даже если ремесло его – «смерть».

Так появились модифицированные до неузнаваемости советские модели танков «Булат», «Оплот», новые модели БТРов и БМП, украинские пистолеты и собственные аналоги автомата Калашникова под тот же патрон. Недавно презентовали новые противотанковые системы, «броневики», пулеметы, оптику для танков и пр. То есть одним из результатов трагедии Донбасса стало возрождение ВПК. Но, как и ранее, оно продолжает работать преимущественно на экспорт.

Укроборонпром
Укроборонпром (Источник: http://www.rabstol.net/)

Однако так ситуация выглядела и в прошлые годы, но такого спроса на украинскую технику (именно новую украинскую, а не отремонтированную советскую) не было, как в этом году. Неужели ранее меньше воевали? Или может о нас узнали в мире? Нет, об Украине как поставщике оружия знали все последние десятилетия, да и военных конфликтов в нашем беспокойном мире всегда хватало, хотя, конечно, последние годы буквально «подожгли» планету на всех континентах. Причина, прежде всего, в том, что продолжение реформы «Укроборонпрома» все более приближает отечественный ВПК в полноценной оружейной корпорации, предоставляющей полный спектр услуг своим клиентам, как это принято у западных компаний. Но при этом цены у нас остались на прежнем уровне.

Если ранее украинское предложение не предполагало даже гарантийного обслуживания, то теперь начата работа с внедрением схем лизинга (это было начато еще при Януковиче, но только теперь стало обретать коммерчески верные очертания, почти без откатов и теневых схем). Что еще более важно – именно с этого года Украина начала предлагать своим потенциальным клиентам схему работы через сервисные центры прямо в стране покупателя. То есть цены у нас теперь не только ниже, чем у конкурентов в «дешевом» сегменте при сопоставимом качестве, но еще и сервис значительно улучшился.

«Гуртом и батька легше бити»

Впервые идея совместного предприятия, которое бы выпускало украинские модели самолетов двойного назначения, получила реальное продолжение во время переговоров с Ираном еще в досанкционные времена. Но санкции эти планы отложили. После этого, уже в конце предыдущего – начале этого года ГП «Антонов» договорилось с компанией из Саудовской Аравии Taqnia Aeronautics Co. о создании такого же СП на Ближнем Востоке. При этом завод, как ожидается, будет работать не только на рынок саудовского королевства, но и на весь Ближний Восток. Детальнее о тех соглашениях мы уже писали.

Более того, «Антонов» вместе с Taqnia представляли украинские самолеты на выставке в Индии. Тогда «Укроборонпром» (в него входит и «Антонов»), по сообщениям СМИ, подписало 15 контрактов и меморандумов о сотрудничестве. Переговоры велись с Punj Lloyd, Tata Power Company Limited, Reliance Defence Limited, Larsen Turbo и другими местными оружейными компаниями, а также с Министерством обороны Индии. Причем тогда же появилась информация о предложении индийской стороны построить завод под украинским брендом для совместного производства техники для региона Южной Азии.

То есть история с Taqnia Aeronautics Co. не была единичным случаем, а является основой новой экспортной доктрины «Укроборонпрома», который отныне делает ставку на создание по всему миру своих «сервисных центров» с расширенными возможностями. Причем работа совместно с военными ведомствами стран, где будут строится эти заводы, гарантирует их загруженность заказами, ведь иначе и смысла нет строить такие предприятия.

В подтверждение этого тезиса можно посмотреть на завершившуюся на днях (21 апреля) выставку «Defence Services Asia 2016». Она проводится каждые два года в столице Малайзии Куала-Лумпуре. На этот раз, по информации УНИАН, уже малазийская сторона сама обратилась с предложением о совместном производстве военной техники (прежде всего – патрульных катеров) на территории Юго-Восточной Азии.

На той же выставке «Укроборонпром» договорился о совместном производстве вооружений и бронетехники с Турцией. Причем уже не по советским стандартам, а по натовским – стороны особо оговорили перспективы сотрудничества в сфере высокотехнологичных разработок для выхода на западные рынки. И все это на фоне возобновления сотрудничества с Ираном после отмены западных санкций. Да, ряд ограничений в военной сфере остается, но самолеты гражданские, а, значит, под эти ограничения они не подпадают.

Экспорт оружия
Экспорт оружия (Источник: http://picsfab.com/)

Изменение структуры внешней торговой экспансии на мировые оружейные рынки уже заметно сказалось на экспортной статистике Украины. В этом году практически по всем направлениям идет спад объемов отечественных поставок. Но исключение лишь Юго-Восточная Азия и особенно Таиланд, который является одним самых ключевых покупателей украинской военной техники. Именно с этой страной, как мы уже писали, у Украины заметно вырос товарооборот.

Главный риск этой схемы – передача отечественных технологий зарубежным партнерам. Они совместно с украинцами могут построить заводы, научиться выпускать военную технику по нашим «лекалам», после чего нас могут «попросить» из страны т.к. в услугах «Укроборонпрома» они уже нуждаться перестанут. Но тут есть важный момент – наши технологии и так далеко не самые передовые. Если их «зажать» сейчас, то уже через десяток лет они окончательно перестанут быть конкурентными на мировом рынке. Поэтому нужно вести дальнейшие разработки, которые ставить, прежде всего, на собственное вооружение, а для экспорта использовать упрощенные модификации или более старые модели. Такова мировая практика.

Главная «загвоздка» - разработка этих самых «передовых» технологий, на которые у нас как всегда нет денег. Но может они появятся, если концепция «сервисных центров» оправдает ожидания и даст мощный поток валюты в государственную казну и, главное, в казну украинских конструкторских бюро?