Анализ статистики внешнеэкономической деятельности Украины за первые месяцы 2016 года.

Ни для кого не секрет, что отечественная экономика «падает» уже второй год подряд. Причем опережающими темпами – если в 2014 году спад составил 6,8% ВВП, то в 2015-м – 9,9% по статистике Кабмина (остальные насчитали более 10%). Не обошло стороной это падение и экспортно-импортную сферу – объемы их также постоянно сокращаются. Это непосредственно сказывается как на платежном балансе страны, так и на курсе гривны. Однако по итогам января был зафиксирован профицит в размере 120 миллионов долларов США. Для сравнения – в январе 2015 года баланс был сведен с дефицитом в 890 миллионов гривен. Более того, по итогам 2015 года профицит внешней торговли товарами составил 632,5 миллиона долларов, заметно превысив позапрошлогодний дефицит, исчисляющийся суммой в 527 миллионов гривен (по итогам 2014 года).

Эта тенденция дала основания тогда еще действующему премьер-министру Арсению Яценюку и членам его правительства говорить о том, что Украина, в своем безудержном падении вниз, наконец, «нащупала дно» кризиса. В этой связи вспоминали Зону свободной торговли с ЕС, которая должна была открыть европейские рынки перед украинскими производителями и, таким образом, путем стимулирования экспорта, вывести страну из кризиса. И вот теперь были распространены данные по объемам экспорта товаров в январе – феврале 2016 года, о чем AGEYENKO уже уведомлял своих читателей. О чем нам говорят новые данные? Попробуем сейчас разобраться.

Напомним ключевые позиции. Госстат по итогам первых двух месяцев этого года зафиксировал общий объем экспорта на сумму 4,722 миллиарда долларов и импорта – на 5,453 миллиарда долларов США. В сравнении с аналогичными прошлогодними показателями экспорт сократился на 21,3%, а импорт – на 12,8%. Таким образом, общий коэффициент их соотношения равен 0,87. Это говорит о том, что экспорт не покрывает импорт полностью, увеличивая нагрузку на курс гривны, а также ухудшая платежный баланс Украины.

Экспорт Украины
Экспорт Украины (Источник: http://www.elcorreo.com/)

Эта ситуация опасна тем, что из Украины вывозится валюта интенсивнее, чем в страну поступает валютная выручка. Это ведет к разбалансированности экономики и заставляет Нацбанк делать валютные интервенции на межбанке для укрепления нацвалюты. На самом деле, такая ситуация для нашей страны типична – редкий год оказывался с положительным внешнеторговым балансом. Особенно после 2008 года, когда в стране разразился финансовый кризис, наложившийся на кризис политический (тогда за контроль над денежными потоками боролись между собой «любі друзі» президента Ющенко – Порошенко, Тимошенко, Турчинов и пр., а победителем в итоге вышел Янукович). В премьерство Юлии Тимошенко гривна впервые упала более чем вдвое за один год. С тех пор дефицит внешнеторгового баланса традиционно был велик (хотя экономический спад поначалу даже улучшил ситуацию – местный бизнес практически прекратил импорт из-за «неподъемных» цен в пересчете на гривну). Правительству Азарова после 2010 года административными методами удалось откатить курс с 10-12 грн за доллар к 8 – 8,30, но держался он целиком и полностью на ручном давлении на рынок и постоянных валютных интервенциях, ослаблявших казну. То есть – все как сейчас, но в более мягкой форме (кризис тогда был не настолько острым).

При этом резервы у НБУ сегодня ограничены, хотя формально превышают доступные в то время Азарову. Несмотря на то, что там по последним опубликованным данным 12,722 миллиарда долларов (по состоянию на 1 апреля), 11 из них Нацбанк использовать не может, т.к. взял такие обязательства перед МВФ, а еще потому, что объем золотовалютных резервов должен превышать трехмесячный объем экспортно-импортных операций. Если последнее требование не будет соблюдено, то тогда можно будет констатировать настоящий дефолт страны, а не «необъявленный» как сейчас (из-за невыплаты долгов России мы формально стали неплатежеспособными, что нашло отражение в международных финансовых рейтингах).

Но что же Зона свободной торговли с Европейским союзом, которая, судя по декларациям властей, должна была спасти нас от экономического краха? По последним данным доля ЕС в украинском экспорте и импорте действительно постоянно растет, что нам пытаются показать как огромную заслугу предыдущего состава Кабмина. По последним данным Госстата, на рынок ЕС приходится 44,4% всех зарубежных поставок Украины. Это действительно много, если учесть, что еще два года назад пропорция была приблизительно равной между ЕС, СНГ и остальным миром – около трети на каждый из внешнеторговых векторов.

Впрочем, тенденция даже в этом плане негативна – по итогам января МЭРТ говорило о доле ЕС в размере 46,5% от общего объема экспорта. Если по итогам двух месяцев показатель снизился до 44,4%, значит в феврале был настоящий «обвал» экспорта в Европу, просто данных по второму месяцу этого года МЭРТ еще не публиковал. И в этом нет ничего удивительного – в числовом выражении экспорт в ЕС в январе сократился на 25% (по более поздним подсчетам). О росте речь пока не идет. Просто спад экспорта по другим направлениям (в первую очередь – на российском) был еще быстрее, что и позволило автоматически увеличить долю ЕС в общей структуре товарных поставок.

Импорт Украины
Импорт Украины (Источник: http://www.citie-fcta.es/)

Общий объем поставок в ЕС оценивается теперь в 2,098 миллиарда долларов. Это на 2,1% больше, чем показатель аналогичного периода 2015 года, когда введение ЗСТ с ЕС было лишь теорией. И это гораздо ниже, чем было до Майдана. Одной из главных причин называют несбалансированность квот для Украины, которые в разы выше необходимого на товары, которые в Украине не производятся, и в разы ниже на ключевые экспортные статьи, такие как зерно, металл и другие сырьевые товары. То есть бизнесу нужно срочно развивать новые сферы, иначе роста так и не будет, в то время как европейские производители получили шанс выходить на украинский рынок беспрепятственно, однако обвал гривны делает их товар, номинированный в евро, неконкурентоспособным на нашем внутреннем рынке.

Это сказалось на том, что импорт из ЕС тоже демонстрирует спад – на 1,9% (до 2,454 миллиарда долларов). Доля импорта из ЕС для Украины теперь оценивается в 45%, что также же делает Евросоюз ключевым партнером Украины. Получается, что в январе-феврале ЗСТ не помогла реализовать не только украинские ожидания, но и надежды европейских производителей захвата украинского рынка своим самым дешевым товаром, дав дополнительные доходы в казну переживающего финансовый кризис ЕС. Это вызвало негодование и даже гнев у посла ЕС в Украине Яна Томбинского, возложившего всю ответственность за провал запуска ЗСТ на украинскую сторону. Затем он, однако, заявил о готовности ЕС помочь украинскому правительству и бизнесу в процессе адаптации к новым условиям.

При этом он порекомендовал перейти на производство более высокотехнологичной продукции с высокой добавочной стоимостью, «как это сделала Польша» в 90-е, забыв при этом упомянуть острую нехватку инвестиций у украинского бизнеса, без которых провести глубокую модернизацию производства, не говоря уже о запуске принципиально новых отраслей – невозможно. Также Томбинский не дал рецепта по упрощению сертификации украинских товаров для допуска на европейские рынки – этот процесс очень забюрократизирован и связан с массой технических ограничений, также сильно сдерживающих экспорт в январе и феврале. Переход с российских стандартов на европейские, как известно, требует времени и денег.

Тогда же проявилась другая ключевая тенденция 2016 года – спад экспортно-импортных операций с третьими странами из-за украинско-российского конфликта. Рост показали только поставки в Юго-Восточную Азию, Японию и в страны Латинской Америки. Рекорд показал Таиланд, экспорт в который вырос за месяц на 22 миллиона долларов.

Причем страдает от «транзитных войн» в первую очередь сама Украина – российские перевозчики без труда находят обходной путь вокруг нашей страны – и Польша с Беларусью рады увеличить поступления в свою казну за счет российского транзита. По этой причине в январе на первом месте по спаду экспорта оказалась не Россия, а Китай. Украинские поставки в КНР, а также в страны Центральной Азии и на Кавказ оказались тогда практически полностью заблокированными, перерезав наши связи. На фоне общего спада производства (а значит и продаж за рубеж товаров и закупки сырья для промышленности) это дало мощный негативный эффект.

По последним данным Госстата, Россия все-таки обогнала «Поднебесную» по объемам спада украинского экспорта в январе-феврале 2016 года. Причина очевидно в том, что заблокированный экспорт в Китай после политического урегулирования с Москвой восстановился, хотя и далеко не полностью, а вот связи с российским рынком украинское правительство рвет сознательно и последовательно. Этим же занимается и российская сторона, вводя всевозможные эмбарго и ограничения против Украины и украинских экспортеров. Все это и сказывается на общей статистике, которая обвалилась за два первых месяца этого года на 38,2% (до 373,4 миллиона долларов). При этом импорт упал еще значительнее – на 54,4% (до 589,4 миллиона долларов).

Украина в ЕС
Украина в ЕС (Источник: http://atn.ua/)

Впрочем, сокращение импорта из России и других стран, в глобальной перспективе нам даже выгодно т.к. позволит несколько снизить нагрузку на резервы НБУ (а значит и на казну) в деле поддержания курса гривны. Да и необходимость постоянного заимствования за рубежом огромных сумм становится менее необходимой. Таким образом, Украина, судя по последней статистике, находится в «стабильно тяжелом состоянии», если пользоваться медицинской терминологией. Позитив тут в том, что оно «стабильно» - это один из немногих положительных моментов, который важен для отечественного бизнеса с точки зрения планирования своих дальнейших действий.

И не в последнюю очередь это связано с охлаждением отношений между Киевом и МВФ. Последний уже почти год не перечисляет своих кредитов, при этом Украина выполняет почти все его не вполне адекватные требования, за исключением самых странных (таких, как повышение налогов и акцизов на лекарства для потребителей, что увеличит их цену сразу на 40-50%). Отечественная экономика адаптировалась к новым условиям и действительно, судя по всему, приближается к своему «дну», после чего уже может начаться хоть какой-то рост.

Этот «ощущение лучшего», вместе с уходом Арсения Яценюка и смены всего экономического блока правительства, передало некоторый позитив и отечественному бизнесу. Причем это же заметили и за рубежом – украинские еврооблигации сразу выросли в цене только из-за того, что Яценюк заявил о своем уходе. На этой же волне прошел аукцион по продаже облигаций внутреннего госзайма Минфином – причем прошел успешно впервые за долгий срок (было привлечено 18 миллиардов гривен в национальной и зарубежной валюте). Теперь же Кабмин Яценюка, по большей части, сменили новые люди (старым выделили «почетные» места в креслах вице-премьеров, которых наплодили сразу 6 штук – чтобы всем хватило). Хотя Степана Кубива назвать «новым» сложно – ответственность за «свободное курсообразование» 2014 года лежит целиком и полностью на нем. Впрочем, учитывая ситуацию в стране, тогда трудно было ожидать нечто иное. Будем надеяться, что свои ошибки на посту НБУ он учтет при работе в Кабмине.

Как видим, статистика по экспортно-импортным операциям и платежному балансу за первые два месяца этого года не выглядят особо оптимистично, но и однозначным провалом их назвать нельзя. Сейчас страна переживает период «междуцарствия», когда старые министры сдают дела новым, а тем еще потребуется время чтобы вникнуть в суть дел. Только к осени мы сможем в точности сказать достигла ли наша экономика своего «дна», от которого можно оттолкнуться и вновь пойти вверх, или же мы это дно пробьем, и начнем падать в совершенно беспросветную пучину еще более глубокого кризиса.

Говорят, нужно сделать шаг назад, чтобы потом два – вперед. Мы уже сделали два шага назад (2 года обвала экономики), будет ли долгожданный прыжок вперед?..