Национальный банк отчитался о завершении основного этапа принуждения украинских банков к публичности.

Национальный банк Украины заявил о том, что основной этап раскрытия контроллеров и собственников отечественных банковских учреждений подходит к концу, хотя по некоторым банкам юридические процедуры пока не завершены. Информация об этом содержится на портале Регулятора.

Работая над прозрачностью банковского рынка Украины, Нацбанк только в первом квартале этого года принял 36 решений по итогам рассмотрения пакетов документов, предоставленных банками. Из них 24 решения оказались получили согласие от Регулятора, а 12-ти банкам было высказано о «запрете приобретения существенного участия». При этом НБУ применил к отдельным финучреждениям «меры воздействия в рамках законодательства», что позволило специалистам ведомства идентифицировать реальных контроллеров коммерческих банков.

Так, 1 апреля было дано «добро» на приобретение доли в банках «Глобус», (Полковский Д. Е.), «Инвестбанк» (Котковский А. М.), «Вектор» (Перкаль А. Д.), «Мотор-Банк» (Богуслаев А. В. и Богуслаев В. А.), «Смартбанк» (Сигорский С. В.), «Банк инвестиций и сбережений» (Ивахив С. П. и Лагур С. М.).

При этом владельцем существенной доли «Платинум Банка» был признан Гуртовой Г. А, а «Коммерческого индустриального банка» Казьмина Е. В. «независимо от формального владения». Пакеты документов по этим учреждения «нуждаются в доработке», по мнению Нацбанка, однако указанные лица осуществляют реальный контроль банков, и отныне несут полную ответственность за действия банков на рынке, даже несмотря на то, что их владение существенной долей компаний не доказано.

В Регуляторе сообщили, что мониторинг за владельцами банков и самими финучреждениями будет проводиться и в будущем на постоянной основе.

Отметим, что за предыдущие два года Нацбанк признал неплатежеспособными 63 банка. В том числе и по причине отказа признать собственниками учреждений тех лиц, которые были указаны в пакетах документов. Порой это приводило к введению временной администрации и признанию банка неплатежеспособным, хотя его положение было еще далеко от реального банкротства.