С 1 апреля Украина переходит на электронные государственные закупки по системе ProZorro.

1 2016 года апреля вступает в силу закон «О публичных государственных закупках», который регламентирует внедрение в Украине электронных закупок по системе ProZorro в два этапа. Сначала на её переведут все закупки центральных органов власти, а с 1 августа этого года – и для всех остальных ведомств и государственных компаний. Закон был принят Верховной радой 4 февраля этого года в срочном порядке, для демонстрации реформ западным партнерам (американские общественные организации и европейские консультанты принимали непосредственное участие в её разработке).

Она работает в тестовом режиме уже около года, теперь же её функционирование станет не добровольным, а обязательным требованием. Ранее её можно было применять только для допороговых закупок (т.е. на суммы менее 100 тыс. грн), а с 1 апреля и с 1 августа она охватит все государственные закупки, стоимость которых превысит 1,5 миллиона гривен для работ или 200 тысяч для товаров.

Уже сегодня 60 центральных органов власти и 500 предприятий опробуют новую систему в приказном порядке, хотя многие из них уже «примерялись» к ней в течение периода тестирования, запущенного еще в феврале прошлого года. За это время, по информации организаторов проекта, им удалось обработать около 2% тендеров. К концу 2015 года в системе ProZorro числилось 37 тысяч торгов для 2200 государственных компаний. Их суммарная стоимость оценивалась в 7 миллиардов гривен. При этом организаторы заявляли об экономии в 12% (свыше 500 миллионов гривен). А с 1 апреля этот объем вырастет сразу до 50 миллиардов.

Отметим, что большинство услуг в системе платные, что, по подсчетам экспертов, может давать организаторам около 20 миллионов гривен в год только с комиссий. Главной претензией к ProZorro является её низкая прозрачность – к её мониторингу допущены только некоторые общественные организации, а контролирующие органы вообще убраны из системы. Это сделано для максимальной либерализации и дерегуляции системы, но специалисты напоминают о российском опыте, где введение подобной системы несколько лет назад завершилось лишь активизацией коррупции, а не борьбой с ней. И причиной стал как раз слабый контроль со стороны государства.

AGEYENKO уже писал об этой системе, приводя комментарии опрошенных нами экспертов.

Можно предположить, что дата 1 апреля была выбрана неслучайно – если проект провалится, то властям всегда можно будет заявить о том, что они просто «пошутили».

Если говорить серьезно, то, безусловно, переход на «цифру» стране необходим, но только при сохранении прозрачности закупок и контроле со стороны уполномоченных органов (ведь для того они и нужны).