Китайская экономика демонстрирует все больше негатива.

Последние десятилетия именно экономика «Поднебесной» «вытягивала» мировые показатели на приемлемый уровень. Однако уже после финансового кризиса 2008-2009 годов наметился слабый тренд на замедление роста ВВП, а вот в 2014-2015 годах он стал еще более очевидным. Поскольку от Китая, чья экономика больше ориентирована на реальный сектор экономики, а не на «виртуальные» финансы, все ждали дальнейшего развития КНР вопреки всевозможным кризисам в США и ЕС. И действительно, если в финансовой сфере можно было создать «пузырь», который в 2008 году лопнул в Соединенных штатах, то какие угрозы могут быть для «мировой кузницы» - Китая? Там как собирали едва ли не всё оборудование в мире, так и продолжают собирать. Однако, как показывает практика, в реальном секторе тоже могут быть «пузыри».

Впрочем, нынешняя китайская ситуация очень похожа на ипотечный кризис в США 2008 года. Тогда финансовый кризис охватил весь «цивилизованны» мир, который ориентировался на либеральные основы экономики, завещанные Кейнсом. Сейчас же мы видим кризис «перепроизводства» в Китае. Как это может случиться для «мировой кузницы»? Это же абсурд! Но, вот, оказывается может… И фактов этому все больше. Однако, обо всем по порядку.

Одним из проявлений любого кризиса являются попытки людей зажиточных, владельцев заводов и пароходов как-то минимизировать свои расходы. Обычно это проявляется в попытках «оптимизации» налогов или любого другого способа обмануть государство (не будут же они отказываться от покупки яхт или непонятного искусства втридорога?). При этом за последний год, согласно исследованию Forbes, полку китайских миллиардеров прибыло – их стало больше аж на 70 штук. При этом в Deutsche Bank сообщили, что за полгода 2015 года из «Поднебесной» тайно вывели за рубеж около 330 миллиардов долларов.

Чтобы понять, о чем говорят эти противоположные тренды – на увеличение количества богачей и учащение попыток вывести из КНР средства – надо разобраться в информации от Deutsche Bank, которую сообщает RNS.

В последнее время, по данным Deutsche Bank, в Китае получило распространение схема, при которой компании указывают неточную информацию об экспорте и импорте. Именно этот способ является ключевым и самым распространенным для вывода капитала из-под контроля властей. «Спрятанные» таким образом деньги выводятся за границу. По мнению источников RNS, за последнее полугодие так было выведено $328 млрд. В качестве примера специалисты приводят разницу суммы, вырученной за отправленные на импорт товары (2,2 трлн долларов) и реальной задекларированной таможней сумму импортированной продукции (1,7 трлн долларов). Это формирует колоссальный разрыв между задекларированными и реальными показателями. Причем разрыв растет все больше на волне пессимизма относительно курса юаня.

Осознают это и власти КНР. По информации Deutsche Bank они пытаются усилить контроль над движением капитала, однако процесс уменьшения валютных резервов и отток средств за рубеж не уменьшается. Банкиры делают вывод, что контролирующие органы «Поднебесной» пока сами не определили точную схему, по которой работают каналы вывода средств за пределы страны.

«Бегство» средств напрямую связано с резкой девальвацией китайской валюты. 31 декабря 2015 года (аккурат «под елочку») Народный банк Китая преподнес «подарок» всем своим гражданам: за 1 день юань потерял 41 базисный пункт, достигнув пятилетнего минимума в 6,4936 юань за доллар. Такой низкий курс был только в 2011 году, после чего власти страны приложили колоссальные усилия для ревальвации валюты – и вот буквально за несколько дней всех их старания пошли прахом. Нет, юань за этот год и раньше был склонен к нестабильности, но этот случай был особенно показательным. С тех пор курс «застыл» на отметке в 6,5 юань/доллар. Курс обмена в Украине (по данным НБУ) на момент написания статьи был 6,55 за доллар. Для сравнения: за 1 юань сейчас дают 4,09 гривны.

Безусловно, до заоблачных процентов спада украинской гривны юаню далеко, но и 4% спада за 1 год для страны со столь огромной экономикой означает очень много. В том числе и для предпринимателей, которые задумались о том, что «китайская мечта» вдруг начала сворачиваться… Это и побудило их к выводу средств за рубеж. При этом «руку помощи» протянули в МВФ, для которого КНР является одним из ключевых доноров: с 2016 года юань входит в число резервных валют мира. Это, теоретически, должно было бы повысить спрос на китайскую валюту, а значит и укрепить её по отношению к доллару. Такое решение, которого Пекин добивался не один год, входило в перечень мер, направленных на подорожание юаня т.к., по логике властей КНР, чем выше стоимость валюты, чем меньше она падает – тем выше шансов, что на неё перейдут и другие страны во взаимных расчетах. Это был шаг к отказу от доллара и евро на международном уровне, что стало в 2014-2015 году довольно популярным т.к. эти валюты также показали свою нестабильность. Причем «просели» они гораздо больше, чем на 4%…

Тем не менее, китайцы усмотрели в новогоднем обвале признаки заговора, и обвини в обвале своей валюты спекулянтов, которые резко нарастили покупку доллара. Несмотря на то, что многие усмотрели в попытке ослабить курс юаня-жэньминьби «руку Госдепа», тем более что это совпало с кризисом в Желтом море, на официальном уровне решили все списать именно на международных спекулянтов т.к. признавать торможение экономики им не выгодно, как и еще сильнее обострять отношения со США. Тогда, напомним, американская и китайская эскадры стояли друг напротив друга в спорных водах, и была реальная вероятность военного конфликта из-за искусственных островов, которые КНР насыпают из песка на территории, которую считают своей Вьетнам, Япония, Сингапур и Тайвань. Ситуация там очень сложная до сих пор, но на данный момент острота конфликта несколько снизилась.

Курс юаня сейчас стабилен, но Народному банку Китая под руководством Чжоу Сяочуань приходится добиваться этого путем истощения резервов. Безусловно, резервы КНР огромны, однако не безграничны. Это учли в Международном рейтинговом агентстве Moody’s, которое ухудшило прогноз кредитного рейтинга «Поднебесной» со «стабильного» до «негативного». Это болезненно восприняли в Китае т.к. с такой позиций власти не согласны: сам по себе прогноз Moody’s и может стать тем негативным фактором, из-за которого начнется отток инвестиций из страны. Впрочем, долгосрочный рейтинг в агентстве не изменили, оставив его на отметке «Аа3».

Так все плохо или все хорошо в китайской экономике? С уверенностью можно сказать, что ни первое, ни второе. Просто экономическая система КНР медленно изменяется и эволюционирует. Бурный экономический рост начался из-за того, что китайцы могли похвастаться дешевой рабочей силой, трудолюбием и упрощением ведения бизнеса для иностранцев. Да и в плане соблюдения экологических норм Китай был далеко лидером (отчего отказался от участия во всевозможных международных экологических проектах). Теперь же уровень благосостояния китайцев резко вырос, сами они стали больше покупать и меньше интересоваться низкооплачиваемым рабочим трудом. Это не значит, что в одночасье «мировая кузница» перестала таковой быть.

Просто постепенно стал меняться менталитет от индустриальной эпохи до постиндустриальной. Грубо говоря – люди стали больше ценит предметы роскоши, интеллектуальную собственность и т.д. Китайцы все больше походят на европейцев или американцев. Так, в прошлом году даже ввели пенсии для стариков (раньше их должны были содержать родственники), а также разрешили иметь больше одного ребенка, что можно назвать небольшой революцией. При этом сама структура населения тоже стала меняться – китайская нация стареет, чем еще больше непонимание «Старую Европу» во всех смыслах фразы.

Для сравнения – средняя зарплата в Китае в 2015 году составила около 740 долларов. В Украине за этот же период – 176 долларов… Даже в России, которая массово использует Китай как «страну с дешевой рабочей силой» (по крайней мере так заявляется аналитиками политиками из соседней страны), но средняя зарплата там составила всего 480 долларов. А с учетом девальвации рубля этот показатель может стать еще меньше. Да и гривна не стоит на месте. Ну и где теперь дешевые руки? В Китае или у нас?

Это спровоцировало постепенную переориентацию китайских властей с внешних рынков на внутренний спрос, а он не может расти теми же темпами, что и внешний. Это само по себе стало результатом кризиса 2008-2009 годов, когда Китай едва ли не единственная из крупных экономик продолжил экономический рост. Однако если тогда это «вытянуло» мировую экономику, то теперь привело к её замедлению – все привыкли ориентироваться на КНР, и когда там перестали столь массово строить дома, заводы и т.д., то и вся та добытая нефть, газ, руда и т.д. оказались невостребованными. Это в конечном итоге и добило мировую экономику. Если поначалу такая ситуация устраивала Пекин (он теперь мог диктовать свои условия), то события последних месяцев показывают, что замедление роста в Китае привело к спаду производства по всему миру, а чем меньше мировой спрос – тем меньше заказов для китайской промышленности. Осознав это местные предприниматели начали массово выводить свои средства, вкладывая или просто пряча их за рубежом, чтобы в один прекрасный момент, когда юань вновь начнет свое падение, не потерять все.

Хотя зная всю прагматичность и способность работать в экстремальных условиях, можно предположить, что краха китайской экономики не будет. Будет лишь переформатирование, которое, впрочем, может плачевно закончится для всего остального мира. «Посыпать пеплом голову» пока рано, но и радоваться особо нечему. Хотя, учитывая тот факт что место «мировой кузницы» постепенно сокращается, украинскому правительству возможно следовало бы пересмотреть свою политику, ориентированную на повышение налогов и бесконечное заимствование зарубежных кредитов. Для Украины есть реальный шанс поучить при нынешней мировой конъюнктуре выгоду, заложив основы будущего благоденствия державы, однако вероятность того, что в Кабмине кто-то задумается о чем-то кроме освоения транша МВФ, увы, невелика.