Так жива ли “коалиция Шредингера” или нет?

Провал голосования за отставку Кабинета министров не только не поставил «точку» в правительственном кризисе, начатом еще отставкой Айвараса Абромачивуса, но скорее даже наоборот – запустил массу других процессов. Так, например, началась новая «коалициада». Причем, пожалуй, впервые в истории Украины её назвать как «коалиция Шредингера». Ирвин Шредингер – это ученый-физик, который на примере коробки с котом пытался доказать, что два противоположных явления могут существовать одновременно. Он посадил в коробку кота вместе с отравленной пищей. Вот и весь эксперимент: пока коробка не открыта, нельзя сказать, несчастное животное живо или нет. То есть, по мнению этого ученого – пока коробка закрыта, кот для нас и жив, и мертв одновременно.

Нет, закрывать многоуважаемых депутатов в коробки с ядом никто пока не пытался, но то, что происходит в Верховной раде, вполне можно охарактеризовать фразой «коалиция одновременно жива и мертва». С одной стороны, «Батькивщина» и «Самопомич» отозвали свои подписи из коалиционного соглашения, а с другой – этого не сделала Радикальная партия, хотя её лидер Олег Ляшко еще с сентября заявляет о своем неучастии в коалиции «Европейская Украина». Чтобы разобраться в этом вопросе, нужно вернуться на пару дней назад – в день, когда страна замерла в шоке от голосования за отставку Кабмина.

Повторять все события того дня не будем, но напомним, что правительство и лично Арсения Яценюка подвергли жесточайшей критике. Причем больше всего критиковали не оппозиционеры, а члены коалиции. Позднее стало ясно почему: в момент истины большая часть Оппозиционного блока, «Возрождения» и «Воли народа» покинули зал. Это же сделала и едва ли не половина фракции БПП. Ушли отдельные представители «Самопомочи» и «Батькивщины». Тогда все поняли, что президентом и премьером был разыгран впечатляющий спектакль, где партнеры по БПП оказались просто статистами. И перед ними встал выбор: «проглотить» такое демонстративное неуважение, и потерять рейтинг, или выйти из коалиции, перейти в оппозицию, но при этом подвергнуться критике со стороны Запада (а для проевропейских партий этот смерти подобно).

Все же партийные лидеры этих политсил решили выйти из союза, поскольку их избиратели просто не приняли бы такое решение. Да, они могли бы повести себя как Оппоблок, депутаты которого в угоду каким-то тактическим успехам и приобретениям (назовем это так), поставили под угрозу всю партию т.к. требовали два года отставку Яценюка, а в самый ответственный момент ушли погулять. Это не осталось незамеченным электоратом, и можно утверждать их рейтинг, который последний год рос на оппозиционной риторике, начнет падать или, как минимум, останется на той же мере. Более того, Оппоблоку припомнили все голосования за президентские и кабминовские законопроекты. Это дало их оппонентам основания говорить о т.н. «ширке» - широкой ситуативной коалиции бывших непримиримых противников. Противником, которые стали друг другу ближе, чем недавние союзники.

Понимая все это, лидеры «Батькивщины» и «Самопомочи» решили бежать с тонущего коалиционного «корабля» и начать то, что им удается лучше всего – критиковать власть. Это даст им рейтинг перед неминуемыми парламентскими выборами, которые не в мае, так осенью, но состоятся – общество просто устало от Рады и этого Кабмина. Отставка правительства могла их отсрочить – какая ни есть, а все-таки перезагрузка власти, но президент решил сохранить тактическое преимущество, в ущерб стратегическому.

Более того, «финт» с отставкой Яценюка оставил массу недовольных и в самой президентской партии. Безусловно, на камеру все члены этой политсилы будут «сверкать» широкими улыбками и заявлять о своем полном единстве, однако в реальности все далеко не так. Голосование, а точнее то, что со многими членами партии не была согласована основная стратегия поведения, посеяло во фракции недоверие. Об этом говорят данные о заседании фракции в Администрации президента, которое состоялось на следующий день после рокового отчета Кабмина.

На заседании сам Порошенко выступал очень резко, т.к. был возмущен, что его в чем-то обвиняют. По словам участников мероприятия, которые тиражируют СМИ, президент даже предложил партии осудить тех, кто не проголосовал за отставку премьера, хотя затем сам же признался, что не поддерживал это решение. То есть, по мнению Петра Алексеевича, он предоставил своим депутатам самим выбрать – «за» они Яценюка или «против», и они свое слово сказали. Тем не менее, президент подтвердил, что самым слабым звеном нынешней конфигурации Кабмина видит именно премьера, который должен будет уйти в отставку в течение трех месяцев, независимо от результатов переформатирования правительства. Президент также признался, о своей надежде на то, что после разоблачительных выступлений Юрия Луценко и других депутатов, Яценюк уйдет в отставку сам, добровольно.

После сказанного, Порошенко ушел смотреть новый фильм про Майдан, а депутаты продолжили заседать. Причем эмоции, судя по всему, там зашкаливали. Найем и Лещенко обвиняли руководство партии в нечестной игре, депутаты, проголосовавшие за отставку, осуждали своих коллег, «сбежавших» из зала заседаний. А Южанину во время заседания даже довели до слез. Она, как автор альтернативного проекта бюджета, является одной из наиболее непримиримых критиков Кабмина Яценюка, и поэтому в слезах спрашивала у присутствующих, почему её не предупредили о плане с самого начала. Одно можно сказать наверняка, какие бы ни были мотивы и реальные действия (или бездействие) президента, среди членов его партии была посеяна атмосфера взаимного недоверия и разочарования.

При этом напомним, что БПП – это не партия, это именно блок по своей сути. Там есть группы бывшего «УДАРа» Кличко, «Солидарности» и пр. И теперь все они вновь выступили не как единая политсила, а как независимые группы. О распаде президентской силы говорить преждевременно, но то, что в таком виде она не будет эффективной – очевидно. Следовательно, её также ждет переформатирование: кто-то уйдет из фракции, а кто-то новый, вероятно, войдет.

Однако внутрипартийные дела БПП – это лишь одно из последствий, подрывающих нынешнюю властную конфигурацию. Гораздо важнее выход из коалиции «Батькивщины» и «Самопомочи». Интересно, что первая вышла почти сразу, понимая, что тот, кто выйдет последним – и похоронит коалицию в глазах европейских партнеров. Вероятно из-за этого принятие решения «Самопомочью» затянулось на два дня – давление на них действительно было колоссальным. Но фракция все-таки вышла, и тут вдруг оказалось, что никакой «золотой акции» у партии Андрея Садового не было…

Удивительный «финт» сделал не только президент, но и Олег Ляшко, чья партия фактически вышла из коалиции в сентябре прошлого года, но юридически все оформить «забыли». То есть «выход» из коалиции был либо просто игрой на публику и обманом своих же избирателей, либо «оставленной про запас» возможностью для политического торга. А может Олег Валерьевич просто не подумал о таких нюансах, как юридическое оформления выхода, ведь он больше привык к уличным способам «работы». Как бы то ни было, сейчас судьба коалиции в руках Ляшко, что его очень радует т.к. он уже предоставил довольно длинный список требований к участникам коалиции, без которых он отказывается «возвращаться» туда, откуда и не уходил формально.

И эта ситуация кстати полностью устраивает «Самопомич», так как теперь они «перевели стрелки» на РПЛ, и в случае любого исхода, который наверняка будет неблагоприятным для страны (благоприятных вероятностей с нынешним созывом Рады просто нет) и Запада, виноватым окажется Олег Ляшко. А сама партия вернется к привычной оппозиционной деятельности.

Впрочем, участие РПЛ в «новой старой коалиции» не ясен, т.к. требует Ляшко слишком много. И речь не о местах в Кабмине или повышении соцстандартов. Дело в том, что РПЛ требует отказаться от любых намеков на «особый статус» для Донбасса и амнистии, а это уже выходит за рамки украинской внутренней политики, и входит в сферу геополитики. Удовлетворение этих требований для Украины означало бы открытый отказ выполнения «Минска-2», что грозит не только обострением в отношениях с европейцами и американцами, полной остановкой кредитования, но и возобновлением полноценной войны на Востоке с туманными перспективами для всей страны.

Напомним, на недавней Мюнхенской конференции по безопасности украинской делегации оказали довольно холодный прием, а США прямо потребовали от Порошенко и Климкина приступить к выполнению «Минских соглашений». Такие публичные заявления говорят о крайней неудовлетворенности украинским поведением на Западе. И пойдет ли руководство страны одновременно на новый виток войны на Донбассе при утрате поддержки США и ЕС, только ради удовлетворения амбиций Олега Ляшко и сохранения никого не устраивающей коалиции – большой вопрос. Как бы то ни было, формально коалиция есть, а фактически – нет, и в ближайшие дни её судьба решится: либо юридически оформленным выходом РПЛ либо декларацией о новом объединении. Февраль, судя по новейшей украинской истории – роковой для нашей страны месяц года. Почти каждый год ключевые и судьбоносные события происходят именно в феврале. Посмотрим, в какой стране мы опомнимся в марте.