Саудовская Аравия не сократит уровень нефтедобычи.

С таким заявлением выступил министр иностранных дел Саудовской Аравии Адель аль-Джубейр, сообщает ТАСС. По словам главы МИДа этой страны, они пока «не готовы» сокращать нефтедобычу.

При этом ранее, 16 февраля, в Дохе – столице Катара, прошла встреча представителей крупнейших экспортеров нефти: России, Венесуэлы, Саудовской Аравии и того же Катара. По её итогам было сделано заявление, в котором члены ОПЕК и Россия высказались за замораживание нынешних темпов добычи углеводородов на уровне января 2016 года. По словам российского представителя Александра Новака, участники встречи готовы сохранять этот показатель на текущем уровне, если и другие страны присоединятся к их инициативе.

В то же время Иран, как сообщает РБК, не намерен их поддерживать. Тегеран мотивирует свой отказ от присоединения к соглашению по заморозке нефтедобычи тем, что этих мер «недостаточно» для роста цен на нефть. Во-вторых, Иран, который долгое время находился под санкциями, и только сейчас получил возможность вернуться на рынок ЕС, тербует сначала уравнять стартовые позиции участников соглашения, т.к. на даннный момент они слишком отличаются.

В Иране уверены, что глобальное соглашение о фиксировании нефтедобычи на нынешнем уровне не повлияет на цены т.к. предложение все равно слишком сильно превышает спрос. В Тегеране уверены, что рынок «перенасыщен» нефтью, и необходимо «сделать что-нибудь, чтобы избавиться от этих лишних баррелей». При этом заморозка итак слишком высоких показателей добычи никак не поможет рынку.

Обсуждать присоединение к такому соглашению Тегеран готов только, если Саудовская Аравия, ранее вышедшая на максимальные объемы добычи, сократит её, а сам Иран, напротив, увеличит до досанкционного уровня. То есть фактически – Иран требует Саудовскую Аравию «вернуть» Тегерану его долю на европейском рынке.

В ходе переговоров Иран уверил партнеров, что его действия не смогут ухудшить ситуацию т.к. незначительно увеличат переизбыток нефти. В течение 2016 года Тегеран намерен увеличить продажу нефти за рубеж на 1 миллион баррелей в сутки. При этом Тегеран не выступает против соглашения о заморозке добычи как таковой, рассматривая его лишь в качестве «первого шага к сбалансированному рынку» со стабильными ценами.

С таким же предложением подписанты соглашения обращались и в Ирак, но Багдад также не поддержал их инициативу. Это неудивительно т.к. на территории страны идет война, и её добыча итак сильно сократилась, а сами месторождения оказались в руках неподконтрольных центральным властям курдам, имеющим свою автономию, или ИГИЛ и другим террористическим группировкам.

Рынок пока никак не отреагировал на «заморозку» добычи: цены продолжают колебаться между незначительным повышением и резким обвалом. Так, по состоянию на четверг, 18 февраля 2016 года, котировки марки Brent на лондонской бирже ICE упали до $35/барр. В течение суток они колебались на уровне $34,35 – $35,44 за 1 баррель.

Как видим, нефтяной кризис продолжает свою поступь по планете, все больше ослабляя экономики стран-производителей нефти. Это заставляет их пытаться сбить цены полумерами – такими как заморозка добычи. Поскольку рынок действительно перенасыщен, то какого-либо эффекта это не возымеет. Тем более что свой рынок открыла США, и начала поставки сырья за рубеж, чего не было с 70-х годов. К этому нужно добавить восстановление поставок нефти из Ливии, пусть и незначительное в мировом масштабе. На фоне ухудшения статистики по китайской и европейской экономике, можно предположить, что цены и дальше будут падать. Для Украины эта ситуация выгодна, т.к. малейшее повышение цен, после обвала гривны прошлых лет, грозит взвинтить цены на топливо в несколько раз, что сделает итак не дешевый бензин настоящей роскошью.