12 февраля в Гаване состоялась первая в истории встреча Папы Римского и патриарха Русской православной церкви.

По информации Associated Press, встреча длилась около двух часов и проходила за закрытыми дверями. Что именно обсуждали главы крупнейших христианских организаций западного и восточного обрядов в точности не известно. По итогам встречи Папа Франциск заявил, что разговор Кирилл говорил «ясно и прямо». Кроме того, глава Католической церкви высоко оценил «стремление к единству христиан» со стороны православного патриарха. Судя по всему – это и был главный мотив переговоров: защита христианства как системы ценностей и прав христиан от радикалов на Ближнем Востоке и в Северной Африке, а также от секуляризации и нападок со стороны правительств Западной Европы. Все это в итоге было отражено в совместной декларации глав церквей.

Помимо призывов в единению христиан всех конфессий, в декларации есть три основных вопроса, на которые приходится большая часть текста. Это защита христиан на Ближнем Востоке, защита их прав и христианских ценностей в секуляризованной Европе, а также события в Украине (в том числе и раскол среди украинцев разных конфессий). Всего же декларация содержит тридцать пунктов. Полный текст обращения доступен на сайте Московского патриархата.

Первым пунктом, как по нумерации документа, так и по важности, церковные лидеры определили совместную защиту прав отдельных христиан и христианских общин на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Иерархи акцентируют внимание на том, что в этих регионах верующих «истребляют целыми семьями, деревнями и городами», из-за чего начался «массовый исход христиан из той земли, где началось распространение нашей веры». Папа Римский и патриарх Кирилл призвали международное сообщество незамедлительно отреагировать на антихристианские гонения, сравнивая эту ситуацию с апостольскими временами. Они напомнили в качестве примера о захвате в плен двух Алеппских митрополитов (Сирия) в 2013 году. При этом церковные лидеры считают, что преодолеть этот кризис можно только совместно с другими религиозными общинами.

Затем иерархи затронули вопрос секуляризации в европейском обществе. Они уверены, что ценность религиозной свободы очень высока, и что проявлением этого является «беспрецедентное возрождение христианской веры» в России и Восточной Европе, ранее находившихся под властью «атеистических режимов». Оба священнослужителя констатируют, что «оковы воинствующего безбожия сброшены», что дало в течение двадцати пяти лет восстанавливать и обустраивать храмы и монастыри. Таким образом лидеры осудили коммунистические режимы, господствовавшие в Восточной Европе.

С другой стороны, иерархов беспокоит ситуация в Западной Европе, где христианам ограничивают религиозную свободу. Папа Римский и патриарх Кирилл обеспокоены дискриминацией христиан в «некоторых секуляризованных обществах», где верующих пытаются вытеснить на «обочину общественно жизни». И поэтому религиозные иерархи высказались против «такого» процесса европейской интеграции, так как под угрозой оказалась «душа (Европы), сформированная двухтысячелетней христианской традицией». Проявлениями такого негатива является искажение института семьи, как союза мужчины и женщины, распространением эвтаназии, а также абортов. «Голос крови не родившихся детей вопиет к Богу», - уверены священнослужители.

Следующим по важности вопросом иерархи указали налаживание контакта между католиками и православными, которые «не соперники, а братья». Они напоминают о недопустимости использования «неподобающих средств для принуждения верующих к переходу из одной Церкви в Другую». В этом же контексте они вспомнили и о взаимоотношениях между греко-католиками и православными. Причем Папа признал в декларации, что «метод «униатизма» прежних веков, предполагающий приведение одной общины в единство с другой путем ее отрыва от своей Церкви, не является путем к восстановлению единства». При этом греко-католические церкви, появившиеся в «результате исторических обстоятельств», должны искать форму приемлемую форму взаимосуществования с православными. Все эти вопросы актуальны и для Украины, где идет борьба церквей за господство над храмами в Центральной и, особенно остро – в Западной части нашей страны. Причем из этих регионов пытаются вытеснить Украинскую православную Московского патриархата, заменив её церковью Киевского патриархата или Греко-Католической. Поэтому можно предположить, что на этом пункте настоял Кирилл. Патриархи призывают к миру в нашей стране, том числе и в религиозных конфликтах.

Далее в декларации название «Украина» встречается все чаще. Главы католической и православной церквей заявляют, что «скорбят о противостоянии в Украине». Все стороны конфликта они призывают к «благоразумию» и «миротворчеству».

Отдельный пункт посвящен расколу внутри украинской православной церкви. При этом подписанты «надеются», что раскол этот будет преодолен «на основе существующих канонических норм». Напомним, Московский патриархат не считает Киевский патриархат каноническим, т.к. он выделился из состава Украинской православной церкви без соблюдения канона (т.е. является самопровозглашенным). Отметим, что Православную церковь Киевского патриархата официально не признали другие православные церкви, однако за два десятка лет независимости его структура развилась, была проведена реформа, а теперь, при поддержке руководства Украины, которое покровительствует УПЦ КП, начала активное наступление на позиции УПЦ МП. Именно эту ситуацию и призывают урегулировать церковные иерархи.

Как видим, украинские события и процессы (как на Донбассе, так и межцерковные разногласия), заняли религиозных лидеров едва ли больше, чем вопрос гонений христиан на Ближнем Востоке, хотя тот был заявлен приоритетным. Очевидно, что Украина стала центром не только военного и политического, но и межконфессионального кризиса, заметного далеко за рубежом. При этом какого-либо конкретного «рецепта» их разрешения церковнослужители не дали, хотя стало ясно, что за всеми украинскими событиями в Риме и «Третьем Риме» - Москве наблюдают очень пристально.