Встреча президента Евросовета и премьер-министра Великобритании закончилась безрезультатно.

Многочисленные противоречия среди стран-членов Европейского союза превратили гипотетическую возможность реформирования союза в необходимость. Наиболее жестко этот вопрос ставит Великобритания в которой изоляционистские настроения становятся все сильнее (гражданам этой страны даже предложили высказаться за выход из ЕС на референдуме). Очередной раунд переговоров между британским премьер-министром Дэвидом Кэмероном и президентом Европейского совета Дональдом Туском завершился сегодня. По признанию самого Туска на его странице в Twitter: «Сделка еще не состоялась». Также политик посетовал на то, что в ближайшие 24 часа его ждет «интенсивная работа». В случае, если какие-либо договоренности будут достигнуты, Дональд Туск обещает рассказать об этом завтра.

Нынешние переговоры являются продолжением консультаций между Великобританией и еврочиновниками разного уровня условий реорганизации законодательства Евросоюза, приемлемых для всех его членов. В противном случае Кэмерон угрожает выходом Британии из объединения. Он потребовал изменений по четырем направлениям: сохранение конкуренции, сдерживание миграционных процессов, правовая защита стран, не входящих в Еврозону, а также отказ от ограничения свобод в союзе, что, по мнению британцев, происходит «постоянно». От того, будут ли учтены эти замечания еврочиновниками зависит исход референдума, на котором граждане Великобритании смогут высказаться по поводу выхода страны из ЕС. Намечен плебисцит на 2017 год.

Похожие требования звучат все чаще и от всё большего количества стран, недовольных нынешним положением дел в Евросоюзе. Так, страны юга континента (в первую очередь Греция, Италия, Испания и Португалия) недовольны финансовым управлением Еврозоны. Стран Восточной и Центральной Европы крайне недовольны миграционной политикой ЕС, из-за недостатков которой, по их мнению, не удается остановить бесконтрольный поток беженцев с Ближнего Востока. Помимо этих вопросов у каждой страны есть и немалый перечень к европейскому законодательству либо непосредственно к Германии, играющей в нынешнем союзе «первую скрипку».

Такая ситуация ведет как к политической нестабильности в отдельных (если не всех) странах ЕС, так и к неформальному делению стран на «клубы по интересам». Уже сейчас можно выделить в отдельный блок страны Восточной Европы – Польша, Румыния, Венгрия, а также прибалтийские государства и пр., которые склонны больше разрешать конфликты и достигать договоренностей между собой, чем при посредничестве ЕС. Эти же государства договорились о более тесном военном сотрудничестве в обход положений – поскольку все они являются членом этого блока, то противоречий на первый взгляд нет, однако они привлекают к своим учениям Украину. Своим главным оппонентом на геополитической арене большинство из них заявили Россию, и начали перевооружать армию. Это, в свою очередь, еще больше усилило напряженность с РФ, и та, в ответ начала перевооружаться еще активнее, регулярно проводя масштабные военные учения. Другой особенностью этого «блока» можно назвать постоянные конфликты с Еврокомиссией, обвинения в коррупции и давлении на СМИ глав этих стран, угрозы санкций и т.д. К тому же их объединяет непримиримая позиция в отношении миграционного законодательства, что встречает жесткий отпор со стороны Германии и Франции.

Другой – «южный блок» тоже связан с противоречиями из-за мигрантов, а также с навязываемой им Еврокомиссией политикой «затягивания поясов». Это Италия, Греция, Испания и пр. Все они, с одной стороны, сидят на «кредитной игле» Германии, отчего правительства вынуждены согласовывать с Берлином свои расходы, а с другой – вынуждены сокращать социальные выплаты, зарплаты бюджетникам и повышать налоги. Все это не увеличивает, а наоборот сокращает доходы бюджетов, поскольку ведет к снижению платежеспособности населения, сокращению рабочих мест из-за закрытия предприятий и банкротства банков, вкладчикам которых правительства вынуждены компенсировать колоссальные средства. Для политиков это ведет еще и к снижению рейтингов и политическому кризису.

Для стран Северной Европы и Франции Евросоюз вполне привлекателен как единая модель политического взаимодействия, где они могут навязывать свои решения менее влиятельным членам. Тем не менее, экономический и мигрантский кризис затронул и их, и одновременно с этим они должны кредитовать без надежды вернуть кредиты в срок страны Южной и Восточной Европы, которые, по мнению жителей этих государств, «живут не по средствам».

И отдельно среди всех блоков выделяется Великобритания, которая высказывает претензии практически всех описанных выше групп, претендуя на особый вид взаимоотношений с Брюсселем, который бы характеризовался практически полной финансовой и миграционной политикой, но при этом сохранением всех преимуществ Шенгенской зоны.

Для Украины эта ситуация опасна тем, что, пока мы пытаемся «евроинтегрироваться» и вводим один закон за другим в соответствии с требованиями Брюсселя, сама нормативная база ЕС постоянно меняется. Показательный пример – рекомендации ЕС в сфере государственных закупок. Сразу после Майдана ЕС потребовал гармонизировать отечественные законы согласно нормам ЕС. Парламентарии и правительство пошли на это, приняв разбалансированный и откровенно «сырой» закон, который, среди прочего, ликвидировал норму об электронных закупках. Этой нормы тогда действительно не было в Директивах Еврокомиссии. Однако пока Украина принимала новое законодательство, Брюссель выпустил новые Директивы, где электронные закупки уже появились. И Украине пришлось вновь разрабатывать новое законодательство в этой сфере, которое было принято в прошлом году. Однако затем появились новые правки и рекомендации европейского законодательства, и теперь парламентариями вновь разработан очередной «гармонизированный» с ЕС закон о госзакупках…

Другой риск – из-за нищеты, проволочек с реформами, отказа от реальной борьбы с коррупцией, склоками и всевозможными противоречиями, к которым склонна отечественная «элита», её члены смогут дождаться приглашения в ЕС для Украины только тогда, когда Евросоюз уже станет совсем другим объединением (если к тому моменту не развалится под давлением внутренних противоречий). Вопрос членства на повестке дня, конечно, не стоит, ведь Еврокомиссия отказала Украине даже на гипотетическое указание такой перспективы в Соглашении об Ассоциации. Но, если все же наша страна станет развитой, поборет коррупцию и сможет похвастаться высоким уровнем благосостояния населения, тогда возникнет вопрос: а нужен ли нам все еще «реформированный» ЕС без Шенгенской зоны (а она, несомненно, уже не будет такой как сейчас) и со всем этим «шлейфом» противоречий? Впрочем, чтобы узнать это наверняка, нам надо еще развить Украину до того самого уровня развитых стран…