Техасский олигарх использует наименее привлекательный город США в качестве художественного оформления для эксперимента ценой в 225 млн. долларов по «производству аутентичности».

Inc. Magazine в лице своего журналиста Стейси Перман разбирается в том, как можно заработать на «красивой жизни» в период кризиса.

Я нахожусь на крыше цитадели Тома Картсотиса, предпринимателя, который заработал сотни миллионов долларов, торгуя вразнос часами, собранными в Азии, и, возможно, в Америке. Частный пентхаус Картсотиса находится на самой вершине шикарного офисного здания, где располагается центральный офис его компании в Трайбеке, в Нижнем Манхеттене. Это место, куда он приезжает каждые несколько недель, несмотря на то, что оно вдали от дома в Техасе. Пять лет назад, после того, как Fossil доросла до статуса компании-гиганта по производству аксессуаров со стоимостью в $2 миллиарда долларов, Картсотис запустил Shinola, престижный бренд часов, известный, в основном, тем, что производится в Детройте.

В волосах, которые беспорядочно нависают над глазами, четко видна паутина седины. Картсотис представляет блок розеток, который обычно относится к заднему пролету Ace Hardware. Но там, где большинство розничных торговцев видит только товар, Картсотис видит великолепный сосуд.

«Блок розеток омерзителен, - говорит он, растягивая слова в своих апартаментах в Техасе, держа в руках свой прототип, который после производства будет продаваться за поразительную сумму в 65 долларов. Рельефы на вилке является логотипом компании Shinola - горизонтальная молния. Такая же молния вытатуированная у Картсотиса на внутренней стороне запястья. – Это не законченный вариант, - продолжает он, бережно держа аппарат с порошковым покрытием в металлическую полоску. – Но они будут удивительными».

Часы Shinola, которые на фотографии носит один из работников завода, стали символом Детройта. ФОТО: Кристиан Фельбер.
Часы Shinola, которые на фотографии носит один из работников завода, стали символом Детройта. ФОТО: Кристиан Фельбер.

Как блок электророзеток мог бы стать очаровательным, относится менее к эстетике, чем к алхимии этого бренда. Оказывается, идея создания блока электророзеток Shinola зародилась, по крайней мере, три года назад, когда руководители General Electric посетили завод по производству часов. За свое короткое существование Shinola быстро превратилась из полусырой маркетинговой концепции, состряпанной Картсотисом с кучей бывших работников Fossil в Плано, штат Техас, в национальный символ возрождения Детройта и возможностей американского производства.

Губернатор Мичигана, Рик Снайдер, рекламировал компанию в качестве примера для оставшихся компаний, создающих новые рабочие места, даже когда он ввел производство по делам о банкротстве по городу. На заводе также появлялись знаменитости и политики, от Нила Янга до Джеба Буша, чтобы увидеть мастерство из первых рук. Когда бывший президент Билл Клинтон, который признался, что имеет более десятка часов от Shinola, заглянул на завод, он поддержал компанию подавая пример остальной части страны: “Нам нужно больше американских историй успеха,  таких как Shinola в Детройте”, - заявил он.

В то время General Electric столкнулся с собственным уменьшением американской производственной среды. Будучи когда-то лицом Америки в отрасли, компания с капиталом в 275 млрд. долларов перевела за границу большую часть своего производства, которое выстраивала в течение многих десятилетий. Не так давно она закрыла свой последний крупный американский завод по производству лампочек.

Генеральный директор, Джефф Иммельт, хотел бы начать возврат некоторых производственных мощностей обратно домой. Поэтому, когда Джонатан Босток, который в то время был генеральным директором компании GE, прошелся по заводскому цеху Shinola с Картсотисом, он почувствовал новые возможности.

«Многие из нас были поражены, - говорит он. - У вас был человек, который основал большую компанию по производству часов, зависящую от азиатского производства, и доказал, что может делать эти продукты в США». Босток полагал, что GE может помочь обучить работников Shinola технически более сложному производству, в обмен на некоторые секреты маркетинга.

Картсотис приобрел название давно несуществующего крема для чистки обуви, основанного в Рочестере, штат Нью-Йорк, в 1907 году. ФОТО: Аделина Луло
Картсотис приобрел название давно несуществующего крема для чистки обуви, основанного в Рочестере, штат Нью-Йорк, в 1907 году. ФОТО: Аделина Луло

Теперь Shinola и мегакорпорация GE объединились для создания бренд-партнерства, которое может использовать легендарную историю обоих. Даже если одна из этих историй была придумана совсем недавно. Новые усилия совместного брендинга в скором времени продадут все: от этого шикарного блока розеток до часов за 395 долларов в винтажном промышленном стиле, напоминающем часы GE, которые использовались для заполнения американских заводов и классных комнат в 50-х годах. «Мы приняли решение сделать это, связав Shinola с нашим наследием», - говорит Босток, без иронии.

Это последний постмодернистский слой, который Картсотис оставил в компании Shinola. Она больше не является экспериментом в производстве реплик дорогих брендов – отныне она быстрорастущий бизнес. «Крутейший бренд Америки» – как недавно дал ей определение Adweek – теперь можно найти в бутиках от Парижа до Сингапура.

Магазины розничной торговли Shinola появились в десятке городов. Картсотис планирует почти утроить эту цифру к концу 2017 года. Бренд не сбавляет обороты ни для кого, даже для Федеральной комиссии по торговле. В ноябре правительственное агентство взялось за рекламный слоган Shinola «сделано в Детройте», обвиняя компанию в приукрашивании своего заявления, что вся их продукция сделана в Америке. Но Shinola не беспокоится по поводу такой критики: «Мы считаем, что слоган «сделано в Детройте» точно отражает то, что мы здесь делаем». Для Detroit Free Press компания заявила, что объем продаж в прошлом году составил более чем 100 млн. долларов.

Картсотис провел свою карьеру в поиске творческих способов повысить ценность обычных продуктов. Он родился в греко-американской семье, его исключили из Техасского механико-сельскохозяйственного университета, а свой талант к предпринимательскому делу он раскрыл как спекулянт билетами. В возрасте 20 лет он отправится в Азию с целью импортировать дешевые игрушки, пока к нему не просочилась информация, что рынок бюджетных азиатских часов растет. С 200 000 долларов, которые он заработал на спекуляциях, Картсотис открыл Overseas Products International – компанию-импортера часов из Гонконга.

Но это не сработало, пока Картсотис не столкнулся с журналами Life и Look в 50-х годах, которые за рубежом превратились в бренд под названием Fossil. Картсотис и главный дизайнер Fossil, Линн Стаффорд, (на которой он позже женился) заново воссоздали часы, направляя винтажный вид журналов, и упаковывая их в жестяные коробки. Три десятилетия спустя, компанией управляет брат Картсотиса, Коста, который ежегодно делает продажи на сумму 3,2 млрд. долларов.

«Если бы мы просто делали часы, мы бы получали хорошую прибыль, но мы не заразились бы азартом», - говорит Том Картсотис, основатель бренда Shinola, олицетворяющего сегодня роскошный образ жизни.

С Shinola Картсотис выполнил почти магический акт маркетинга – создание «искусственного» бренда на основе богатых американских традиций. Он не будет раскрывать секреты своего особого театрального стиля маркетинга, но он оставляет достаточно «крошек» на пути, чтобы мы могли собрать все воедино.

Если в названии Shinola вы чувствуете винтаж, то только потому, что так оно и есть. В 2010 году его компания, по сообщениям, потратила около 1 млн. долларов, чтобы купить имя давно несуществующего американского крема для чистки обуви, которую сегодня вспоминают как часть Второй мировой войны – эпохи «плевка в душу» - и реанимировали его при помощи новой истории. Продукты Shinola разработаны и упакованы в американском стиле середины века, вызывая ностальгию по ушедшей эпохе, качеству и целостности.

Самое главное, что он привел этот бренд в Детройт – это город символизирует американские трудности, стойкость и мастерство. Бренд продает нечто больше, чем просто часы – он продает возвращение во времени. Каждый раз, когда клиенты приобретают одни из брендовых часов за 850 долларов или кожаные чехлы iPad за 300 долларов в Neiman Marcus или Saks, они тоже могут чувствовать, что вносят свою лепту в борьбе Детройта за выживание.

В Shinola Картсотису удалось создать бренд, который чувствует себя подлинным, несмотря на то, что он во многом придуманный и «искусственный». Как он сделал это, подлежит исследовать маркетологам новой эры: новый бренд, который претендует быть старым, построенный на обещании, что это сделано в пестром Детройте руками почти миллиардера из пригорода Далласа.

Основатель компании Fossil, Том Картсотис, инвестировал около 100 миллионов в Shinola, поэтому она может производить в США все: от защитных очков до электроники. ФОТО: Кристиан Фельбер
Основатель компании Fossil, Том Картсотис, инвестировал около 100 миллионов в Shinola, поэтому она может производить в США все: от защитных очков до электроники. ФОТО: Кристиан Фельбер

Для мастера-сказочника Картсотиса единственной историей, которой он неохотно делится, является его собственная. 56-летний бизнесмен провел большую часть своей карьеры непублично, как правило, высмеивая все, что бросает внимание на него как на члена компании. На то, что он называет «предвыборной агитационной поездкой кандидата в президенты». За десятилетия работы в Fossil, он дал прессе только одно интервью. Когда Shinola выиграла награду Accessories Council в 2014 году, он послал произнести речь двух фабричных работников.

От Картсотиса веет очаровательный техасской прохладой – он играет в покер со знаменитыми игроками Вилли Нельсоном и Вуди Харрельсоном. Но все же он является одной из самых тревожных личностей, у которых я когда-либо брала интервью. Временами трудно сказать, является ли его апатия к теме разговора поведением скромного учредителя или показателем гипер-контроля над собой, как положено директору.

За время написания моего репортажа я встречалась с Картсотисом в трех разных штатах, где он на несколько часов беззаботно заводил неожиданный разговор с преувеличением фактов. Наши разговоры охватывали разные темы: от Джека Уайта, известного, как «Белые полосы», который помог принести в Детройт музыкальный магазин, до Filson – 119-летний бренд одежды для рыбаков и охотников, который Картсотис приобрел в 2012 году с целью восстановления.

Тем не менее, практически каждый разговор, казалось, в конечном итоге превращался в некую терапию, где Картсотис пересматривал свои взгляды. «Какой процент в этой статье будет обо мне?», - спрашивал он нервно, умоляя меня не включать это в статью. После нескольких месяцев переговоров о фотосессии, он заорал:

– Если мне не понравится эта статья и я дам согласие на фотосессию - это будет худший сценарий!

– Это какой сценарий? - спросила я.

– Ядерная зима! - заорал он.

Когда он наконец-то появился на съемках, то рявкнул, что дает фотографу всего 30 секунд на один его снимок – на котором он неуклюже дает «пять» рабочему завода Shinola.

В конце 2010 года Картсотис чувствовал себя более раскрепощенно. Прямо в канун Нового года, он собрал свою семью в жилом автофургоне, и поехал в место, которое находится в получасе езды на Юг от Гранд-Каньон. Bedrock City, в городе Вильямс, штат Аризона, был полуразрушенный тематический парк Флинстоунов, построенный еще в 70-х годах. Это малохудожественная версия реального мира, карикатура.

С тех пор как Картосис был ребенком, он увлекался доисторическими историями. Он назвал Fossil в качестве дани уважения истории, наряду с Bedrock Manufacturing – венчурно-инвестиционной компанией, которую он основал в 2003 году. В какой-то момент Картсотис даже проводил онлайн манипуляции со своей личностью: если вы вводили его имя в Google, то единственное фото, которое будет отображаться - это снимок Фреда Флинстоуна из мультфильма.

Для многомиллионный рекламной кампании был привлечен фотограф моды, Брюс Вебер, которому позировали местные жители Детройта вместе с супермоделью Кэролин Мерфи.
Для многомиллионный рекламной кампании был привлечен фотограф моды, Брюс Вебер, которому позировали местные жители Детройта вместе с супермоделью Кэролин Мерфи.

Стоя между макетами Фреда и Вилмы из стекловолокна, Картсотис начал размышлять о своем следующем шаге. С тех пор как Картсотис ушел с поста председателя Fossil, прошел уже год. Он публично принял управление компанией в 1993 году, и поднял рост доходов более чем на 1000 процентов (с поправкой на инфляцию) поэтому, почти за два десятилетия, Fossil стал любимцем Уолл-стрит. Но от напряжения после запуска публичной компании осталось чувство, что Картсотис задавлен творчески.

На стороне он запустил Bedrock – фирму, которая продолжит инвестировать в высококачественные бренды хипстерской одежды, таких как Стивен Алан и аксессуары дизайнера Клер Вивьер, вместе с анимационной студией Reel FX. Ему натерпелось рискнуть.

Рассматривая пустынный кустарник, Картсотис подумывает о покупке запыленного парка, намереваясь превратить его в образец устойчивого образа жизни, а также используя какие-либо поступления для поддержки ближайших общин коренных американцев. Когда он и его семья уже паковали чемоданы для переезда, друг, который путешествовал с ними в автофургоне, сделал, как казалось, диковинное предложение: «Если ты хочешь сделать что-нибудь, чтобы помочь, - сказал он, - ты должны отправиться в Детройт».

Проведя большую часть своей карьеры в разъездах между Техасом и Азией, Картсотис появился в Детройте всего лишь несколько раз. Наполовину освоив производство во всем мире, он иногда задумывался о создании завода по производству часов на земле США.

«Я говорил об этом, но никогда не даже не шевелился в этом направлении», - говорит он. Будучи когда-то производственной «Меккой» Америки, Детройт теперь оказался «контуженым» остатками своих прежних дней славы. Но, конечно, сохранил свой интригующий ландшафт. Через несколько недель после его новогоднего визита в пустыню, Картсотис решил не продолжать работу над разрушающимся тематическим парком, а вместо этого взять «Ржавый пояс» в свои руки.

Появление Картсотиса в Детройте едва вызвало волнение в массах. В своей первой ознакомительной поездке его сопровождал приятель и уроженец Мичигана Дон Нельсон, легендарный экс-тренер НБА. Для Картсотиса не займет много времени, чтобы объединится с Дэном Гилбертом, соучредителем Quicken Loans и владельцем большинства акций «Кливленд Кавальерс», который влил более 2 млрд. долларов в оживление около 80 объектов в центре Детройта. Картсотис произвел впечатление на Гилберта, который в итоге стал инвестором Бедрока.

«Вот есть предприниматель и богатый парень из Техаса, который утверждает, что едет в Детройт, чтобы построить здесь завод по производству и, по его словам, ему не нужны дотации от кого бы то ни было». – объяснял Гилберт – Вы запомните такую встречу».

Во-первых, Картсотис запланировал строительство завода в Детройте на 100 рабочих мест, который будет производить часы для таких марок, как Tiffany и Movado – это больше, чем было в Fossil. «Половина вопроса состояла в создании рабочих мест, а остальное это чистый спорт, - говорит он. – Мне хотелось посмотреть, сможем ли мы сделать это. Мне не нужно больше денег».

Но Картсотис быстро понял, что менее подкованный маркетолог может и не признать растущую мощь Детройта в качестве бренда. Зачем быть закулисным производителем для других компаний, когда реальные деньги таились в запуске бренда с установленной целью? Воскрешение часовой индустрии Америки, которой не существовало уже в течение полувека, в городе, который уже давно бросили умирать, было маркетинговым предложением, от которого нельзя было отказаться. Производственное наследие Детройта может обеспечить компанию Shinola талантом, и мгновенной предысторией.

Тим Калкинс, профессор школы менеджмента им. Келлога Северо-западного университета, хвалит противоречивый инстинкт Картсотиса. «Нельзя так просто взять и поехать в Нью-Йорк или Сан-Франциско, и рассчитывать создать там уникальный бренд – их уже очень много, - говорит он. – Вот почему Детройт настолько убедителен. Он не является привлекательным городом».

Джеймс Гилмор, соавтор этой «новой истории» американской аутентичности, описывает запуск бренда как «Сделано в Америке 2.0». «В этом все более фальшивом мире есть стремление к чему-то реальному, - говорит Гилмор. - Но публика может легко почуять самозванца, так что если бренд собирается сделать заявление, лучше делать это искусно. Ничто не вызывает подозрений о подлинности больше, чем самопровозглашенная подлинность, - объясняет Гилмор. То, что делает Shinola – удивительно. Они говорят, что они являются подлинными, но только при помощи других сигналов».

Создание бренда, который дает ощущение мелкосерийной работы, требует сложного глобального взаимодействия. Картсотис назначил ряд бывших работников Fossil управлять компанией. Один из них заказал группу для тематического опроса, чтобы увидеть, будут ли потребители платить 10 баксов за ручку, сделанную в США и 15 баксов за ручку, сделанную в Детройте. Исследование подтвердило их подозрения: люди были готовы платить за качественный продукт, сделанный в Детройте.

Картсотис приобрел название польского крема для чистки обуви Shinola и нанял творческий талантливый персонал из глобальных домов мод, в том числе Gucci и Louis Vuitton. Он завербовал Partners & Spade, в Нью-Йорке – брендинговую фирму, которая вводила свое название в собственную формулу наследия, в массовом розничном бренде J. Crew.

Чтобы дать толчок фактическому часовому искусству, Shinola объеденилась с Ronda AG, швейцарским производителем часовых механизмов, а также с BAT Ltd, производителем циферблатов с основным производством на Тайване. Обе иностранные компании предоставляли компоненты и обучали рабочих компании Shinola. К марту 2013 года часы Shinola были уже на Baselworld, ежегодной роскошной вечеринке в честь часов в Швейцарии.

Политики ставили Shinola в пример того, как отравленный город, такой как Детройт может сам себя раскрутить, несмотря на финансирование Картсотисом и его техасскую компанию венчурного инвестирования. ФОТО: Getty Images.
Политики ставили Shinola в пример того, как отравленный город, такой как Детройт может сам себя раскрутить, несмотря на финансирование Картсотисом и его техасскую компанию венчурного инвестирования. ФОТО: Getty Images.

Практически все в Детройте: местные жители, завод, его рабочие – все это стало бы опорой для Shinola. Место для завода Картсотис выбрал при помощи собственной изобретательности: Аргонавт был бывшим веб-сайтом известной исследовательской лаборатории компании General Motors, где были созданы первая автоматическая коробка передач и «сердце машины». Работники завода Shinola, многие из которых работали на автопроизводителей «Большой тройки», будут, в конечном итоге, украшать маркетинговыми материалами люксового бренда, повествовать свои выматывающие истории и, в последствии, превратят компанию в одного из спасителей своего города.

Клиенты флагманского магазина Детройта могли наслаждаться ремесленными развлечениями, наблюдая за процессом изготовления циферблата через гальваническое стекло. Магазины розничной торговли будут акцентировать внимание на продукции «реальных» детройтских дизайнеров так, как если бы они были ремесленниками из какой-то отдаленной деревни. Картсотис влил миллионы в маркетинговую кампанию, сопровождающуюся фотографиями знаменитого фотографа моды Брюса Вебера, которому позировали длинноногая супермодель Кэролин Мерфи вместе с местными жителями Детройта. В одном рекламном ролике Shinola участвовали только две молодые афро-американские девушки, которые читают рэп на тротуаре Детройта, с некоторыми откатом логотипа Shinola.

Возможно, самым дерзким было использование экономической опасности Детройта, как возможность усилить Shinola. В 2013 году, когда Детройт объявил о своем банкротстве, Shinola практически стала голосом города, запустив объявление на всю страницу в «Нью-Йорк Таймс»: «Для тех, кто уже списал Детройт, мы дадим вам Birdy», гласила реклама. «Birdy» в рекламе это название часов Shinola за 500 долларов.

Летним июньским днем Картсотис показывается на заводе Shinola в джинсах и рабочих ботинках, давая «пять» своим работникам. В последнее время он проводил так много времени в Детройте, что купил здесь дом, присоединяясь к четырем руководителям высшего звена Bedrock, которые за последние два года переехали из Plano.

«Здесь руководители будут кушать, и беседовать вместе с вами», - говорит Кристел Бибб, 32-летняя жительница Детройта, которая была уволена с завода «Форд», где, по ее словам, она почти никогда не разговаривала с руководителями. Сначала ее взяли в Shinola в качестве ночного дворника на неполный рабочий день, а затем она продвинулась по карьерной лестнице до специалиста по контролю за качеством на производстве часов, где работники зарабатывают от 11,50 до 14 долларов в час. Это значительно выше минимального размера оплаты труда в Мичигане, который равен 8,50 долларам. «Я никогда не думала, что буду заниматься чем-то, кроме чистки раковин, - вспоминает она. – Я никогда не думала, что буду каким-либо начальником».

Роскошные часы Shinola в американском стиле середины века – ушедшей эпохи мастерства. ФОТО: Courtesy Company.
Роскошные часы Shinola в американском стиле середины века – ушедшей эпохи мастерства. ФОТО: Courtesy Company.

Картсотис утверждает, что такие люди, как Бибб, являются его основной мотивацией для взращивания бренда. По его словам, помешанность бизнесмена на плане по продаже продуктов «доступной роскоши» Shinola на самом деле является сложной стратегией создания новых рабочих мест.

Он приводит внешних партнеров, таких как Ronda (и потенциально всю Германию) для обучения своих работников в США сложным производственным навыкам, которые давно осуществлялись в других странах. Он говорит, что, чем больше компания растет, тем больше будет новых рабочих мест, которые он будет заполнять, тем больше навыков получит персонал, и тем больше цепочек поставок он может возвратить домой.

«Конкуренция пришла сюда и приняла наше производство за рубежом, - говорит Картсотис. - Пятьдесят лет спустя я пытаюсь возвратить производство обратно и задействовать своих экспертов для создания наших заводов».

Однако Картсотис также запустил «машину подлинности», которая стимулирует рост компании: другие истории успеха завода приведут к улучшению маркетинга, что приведет к большим продажам продукции, что, в сою очередь, приведет к найму большего числа работников. Именно поэтому, как утверждает Карсотис, часы являются только началом. В прошлом году он привлек 125 млн. долларов от инвесторов среди штатных работников, в том числе Гилберта Детройта и венчурного капиталиста Теда Леонсиса, чтобы заполнить следующую главу Shinola по росту.

Наряду с часами и кожаными изделиями, которые завод уже производит, компания в скором времени запустит производство всего: от блока немецких электророзеток и электроники, до защитных очков и товаров для дома. Некоторые из продуктов, производство которых рассматривается, являются чисто маркетинговыми упражнениями, как, например, бутик в отеле Shinola в центре Детройта – там будет «комната для прослушивания из поливинилхлорида» с логотипом Shinola на вращающейся платформе.

Однако прямо сейчас Shinola теряет деньги. Картсотис говорит, что это нарочно: создание массивного бренда олицетворяющего образ жизни стоит дорого. «Мы сейчас теряем миллионы, и я нормально к этому отношусь», поясняет он. Предприниматель надеется поднять еще один раунд капитала в течение следующего года, и сделать материнскую компанию Shinola Bedrock Manufacturing, открытой в течение ближайших пяти лет.

«Я никогда не видел бренд, который имеет такой потенциал в нескольких товарных категориях, в разных географических регионах», - объясняет он свои амбиции. Он прекрасно понимает, что ореол американского производства имеет еще более высокую репутацию и финансовые возможности за рубежом, чем малое предприятие в США.

Но, поскольку Картсотис «проехался катком» по категориям далеко за пределами своей основной компетенции, то всегда есть риск, что Shinola движется слишком быстро во многих направлениях сразу. Этой осенью, он представит свою следующую большую продуктовую линейку – аудио-устройств. В том числе высококачественные наушники, которые в конечном итоге будут производиться на бывшем (в 1915 году) маслодельном заводе в Детройте.

«Я думаю, что аудио-бизнес может принести прибыль в размере 25 млн. долларов за первые 16 месяцев, - говорит Картсотис, вдохновленный, в частности, открытым с шумом рынком Beats. Тем не менее, он также знает, что существует риск, особенно когда речь идет о «смертельном номере» его бренда. – Я мог бы откусить больше, чем могу проглотить, создавая категории, которые не являются подлинными, и навредить бренду, делая что-то глупое. Я все еще могу облажаться!».

В последнее время Картсотис искал места, которые бы могла колонизировать Shinola за пределами Детройта, посещая другие забытые города по всей стране. Он рассматривает строительство завода по производству защитных очков на южной стороне Чикаго и новый завод кожаных изделий в Бронксе. Чтобы выбрать места расположения заводов, как утверждает Картсотис, он следует внутреннему инстинкту, и оценивает, до какой глубины опустошены города.

«Я мог бы пойти в Юту, чтобы построить там завод по производству защитных очков, но у них нет такой безработицы, как в Чикаго», - говорит он. Как обнаружил Картсотис, борьба городов за место под солнцем является самым большим достоянием Америки. Южная часть Чикаго вскоре может снабдить Shinola большим количеством рабочих, но это уже другая история, и имеет целый кладезь новых маркетинговых возможностей.

Происхождение зарубежных брендов

Эти бренды были позаимствованы из-за рубежа, а вместе с ними и истории, которые сопровождают их на протяжении десятилетий.

Dos Equis Происхождение зарубежных брендов У проживающего в 1897 году в Германии Вильгельма Хассе была одна мечта: стать мексиканской пивоваренной легендой. Через три года и 7000 миль он представил миру Dos Equis Ambar. Сегодня это главный продукт Синко де Майо, несмотря на то, что это легкое пиво в венском стиле.

Tresemmé

Исчезающий бренд по уходу за волосами во Франции, но на самом деле он был создан в Сент-Луисе в 1947 году, и назван в честь бывшей представительницы бренда по уходу за волосами – Эдны Л. Эмме. Французское произношение Tresemmé переводится как «очень любимый».

Häagen-Dazs

Этот 55-летний бренд мороженого на самом деле родом не из Скандинавии, а из американского Бронкса. Ее основатель, Рувим Маттус, дал датско-звучащее название, потому что он передал «ауру старого мира традиций и мастерства», и Дания, по его словам, «единственная страна, которая спасала евреев во время Второй мировой войны».

«Ирландская весна»

Несмотря на рекламу с участием мужчин, которые соревнуются в кельтских военных играх, бренд «Ирландская весна» (Irish Spring) не имеет реальных связей с Ирландией. Выпущенное в Германии в 1970 году мыло имело первоначально только один аромат, которое получило название внутри компании «аромат Ольстера», в честь самой северной провинции «Изумрудного остров»а – Эбигейл Барон.  

ФОТО: YouTube.
ФОТО: YouTube.