Как работает финансовая модель современной индустрии гонок?

В последнее воскресенье ноября, 27 числа, завершился финальный этап чемпионата этого года. Напряженная концовка гонки подарила нам нового, 33-го по счету обладателя короны – Нико Росберга, который всего через неделю объявил о завершении карьеры.

Новоиспеченный чемпион.
Новоиспеченный чемпион. (Источник: https://www.formula1.com)

Гонка запомнится фанатам также грязными действиями Льюиса Хэмилтона, пытавшегося оттормозить коллегу по команде, бросив его под атаки Себастьяна Феттеля, накатывавшего на более свежих покрышках. Хотя, положа руку на сердце, такие действия британского экс-чемпиона не предсказывали только мало знакомые с отраслью люди. И все же, его планам не суждено было сбыться вопреки всем махинациям. Анализируя события прошедшего чемпионата, Ageyenko.ua решил выяснить, как же работает бизнес-модель современной «Формулы 1»? Пилоты борются только за честь или тут замешаны большие деньги? Ведь чтобы использовать «грязные» методы борьбы в наше время, когда за гонщиками ежесекундно наблюдают миллионы «глаз» телекамер, нужно быть либо на грани отчаяния, либо цель должна оправдывать все средства.

Отметим, что не так давно – прошедшей осенью – материнская структура была продана за рекордные для автомобильного спорта 8 млрд долл. Значит деньги в этой сфере все-таки есть, и немалые. Получится ли украинцам приобщиться к этой сфере?

Есть ли у «Формулы 1» бизнес-модель?

Фанаты с большим стажем, наверняка согласятся с утверждением, что нынешние гонки стали больше средством для зарабатывания денег, нежели чистым спортом, которым были соревнования еще несколько десятилетий назад. Сегодня это прежде всего шоу. Однако в таком подходе владельцев прав есть рациональное зерно. Без четкой бизнес-модели серию невозможно было бы сделать самой популярной на планете. Узнаваемость обеспечивают телевизионные и интернет-трансляции, которые нельзя организовать без привлечения инвестиций.А чтобы их вернуть заемщикам – нужно иметь высокий доход от продажи зрелища зрителям. Исходя из этого, становится понятно, что гонки не могут быть просто соревнованием, они должны приносить деньги.

Довольными от этого остаются все. Владельцы прав получают свои проценты по акциям. Команды выигрывают призовые, за счет которых добрая половина коллективов и существует. Остаются также средства для повышения привлекательности разных видов трансляций, отчего и выигрывает конечный потребитель возле экрана. Подобные вложения ведут к увеличению охвата аудитории, и, как следствие, повышению популярности этого вида спорта.

Да, бизнес-модель Формулы 1 не идеальна, но она работает.Этот факт уже доказан временем. Интересно, что разработал систему всего один человек, сделавший гонки целью своей жизни: Берни Экклстоун. Благодаря этому английскому бизнесмену соревнования стали одним из самых популярных видов спорта на планете. Он всячески поощряет элементы шоу, вроде небольших аварий, борьбы, скандалов и прочих ярких зрелищ.

Берни Экклстоун.
Берни Экклстоун. (Источник: https://www.forbes.ru)

Основатель современных «формульских» гонок жив и поныне. В свои 86 лет Берни продолжает выполнять промоутерские функции. Популяризировать спорт бизнесмен начал с 1982 г., разделив коммерческие и спортивные права. Он взял в свои руки контроль по распределению доходов от телевизионных трансляций. Многие нынешние популярные этапы начали проводиться в странах именно по его инициативе. Берни и сейчас прилагает максимальные усилия по расширению географии соревнований.

Доходы и расходы команд-участниц

Чтобы быть на плаву в мире большого бизнеса, к которому относится, как ни странно, и сфера гонок, каждому коллективу необходимо играть по правилам. Первое, что обеспечивает командам возможность выступления в Формуле 1 – это бюджет. Необходимо оплачивать работу персонала, логистику и разработку болидов. Кроме того, спортивный и технический регламенты требуют больших расходов.

Данные по 2016 г. еще не обнародованы, поэтому можно проиллюстрировать ситуацию с помощью данных за прошлый год. Действующий обладатель Кубка конструкторов Mercedes тратит за сезон 467 млн. евро. Столько же составляет бюджет у RedBull – 468 млн. евро. Немного меньше тратит McLarenHonda – 465 млн., однако, пользы от этого не особо много, хотя ее пилоты в этом году регулярно попадали в очки. Четверку самых богатых коллективов замыкает Ferrari с 418 млн. евро. Часть этих средств компенсируется за счет спонсорских вливаний. Больше всего их у RedBull Дитриха Матешица– 266 млн. евро. На втором месте идет Ferrari с 208 млн. Тройку замыкает McLarenHonda, располагающая 144 млн. евро. Из лидеров Mercedes пользуется наименьшей спонсорской поддержкой – всего 122 млн. евро.

Считается, что оставшуюся сумму необходимо покрывать за счет призовых. Однако это утверждение не совсем справедливо. В «Формуле 1» крутятся огромные суммы, позволяющие обеспечивать нормальное финансирование всех 11 команд, но этого не происходит. Главный недостаток системы бизнеса в том, что большие суммы получают команды-победители. Частные коллективы довольствуются малым объемом поступлений. Команды, занявшие последние 4 места в Кубке конструкторов не покрывают свои расходы. Призовых они получат в 2-3 раза меньше, чем потратят на соревнования.

Какой же размер премий получают команды? Профильный ресурс Autosport.com.ru приводит данные по запланированному размеру выплат в 2016 г. Больше всего получит Ferrari – 192 млн., т.к. автопроизводитель гарантировано имеет 70 млн. за историческую значимость марки. Команда ведь непрерывно выступает в Формуле-1 с 1950 г. Действующий победитель Mercedesимеет меньше поступлений – 171 млн. долл. Ситуация с RedBullнесколько хуже, и запланированный объем выплат составляет 144 млн. долл. Частный коллектив Williams довольствуется 87 млн., чего естественно не хватает для полноценного финансирования. Денежным вопросом можно аргументировать мотивы приглашения в качестве боевого пилота канадца Лэнса Стролла 1998 г.р. По неофициальной информации, его отец Лоуренс Стролл готов вложить в коллектив до 80 млн. долл., что позволит команде оставаться на плаву.

Лэнс Стролл.
Лэнс Стролл. (Источник: http://www.williamsf1.com/)

McLarenHonda получит 82 млн., но у них не наблюдается особых проблем с внешним финансированием. ForceIndia получит всего 67 млн. долл. Учитывая небольшой бюджет и поступления, 4 место в Кубке конструкторов по итогам чемпионата выглядит впечатляющим достижением. Заводской коллектив Renaultобладает внушительным бюджетом, который дополнят 64 млн. призовых. Дочерняя компания ToroRosso получит 57 млн. долл. Однако, учитывая поддержку основной команды RedBull, финансовых трудностей не предвидится. Sauber с 54 млн. и Manor с 47 млн. не окупают расходы. Оставаться на плаву малым коллективам позволит только приглашение рента-драйверов. Гонщики получают место в кокпите, если имеют спонсоров, готовых делать финансовые вливания. Да, это противоречит принципам честного спорта, но иного способа выжить у команд нет. Суммарный объем призовых, выплаченных коллективам, составляет более 900 млн. долл.

Доходы владельцев коммерческих прав на «Формулу 1»

Возникает закономерный вопрос: откуда берутся такие суммы? Отметим, что почти 1 млрддолл было потрачено только на призовые команд, а это близко к той сумме, которую вся Украина год добивалась от МВФ, и ради чего правительство ввело страну в тарифный, банковский, политический, социальный и массу других кризисов помельче, конца которым пока не видно. То есть деньги это немалые. Если команды получают столько, то каковы же доходы организаторов?

Ответить на этот вопрос достаточно просто. Аудитория «Формулы 1» составляет приблизительно 400-600 млн. человек по всему миру. Каждый из этих зрителей тратит по 2 часа своего времени в воскресеньена просмотр увлекательного зрелища, которое потом можно обсудить с друзьями в пабе или на форуме. И это не считая практик и квалификации, которые также транслируются для фанатов.

Учитывая огромную зрительскую аудиторию, напрашивается первый очевидный способ монетизации – реклама. Команды и владельцы бренда «Формулы 1» заключают договора с крупными мировыми компаниями, на размещение названий, логотипов брендов и регулярное их попадание в кадр. В качестве основных можно выделить часовую компанию Rolex, UBS банк, авиакомпанию Emirates, страховую Allianz и многие другие. Логотипы регулярно мелькают в кадре крупным четким планом. Жажда заработка на рекламе уже привела к тому, что автомобили, стадионы и сами пилоты буквально целиком покрыты логотипами рекламодателей.

Старт гонки в Абу-Даби.
Старт гонки в Абу-Даби. (Источник: http://www.formula1.com/)

Такие контракты приносят около 400 млн. долл. в год, что, впрочем, составляет лишь 20% от общей суммы доходов. Чтобы увеличить размер поступлений, необходимо расширять зрительскую аудиторию. Поэтому регулярно в календаре появляются новые этапы. Сейчас наиболее привлекательными для проникновения считается ближневосточное, азиатское и американское направление.

Вторым источником дохода являются платные трансляции. Высокие рейтинги вынуждают вещателей заключать многомиллионные договора. Их доля составляет около 30% от общего числа поступлений, или около 600 млн. долл. в абсолютных цифрах. При этом наблюдается тенденция ухода Формулы 1 с бесплатных каналов. Показ зрелища в развитых государствах осуществляется по закрытым кабельным сетям. По такому пути пошли на британском, итальянском, финском, французском ТВ. В странах с невысоким уровнем благополучия это негативно сказывается на рейтинге, ведь зрители не имеют возможности платить за трансляции.

Третьим и основным источником получения прибыли являются денежные взносы организаторов этапов за право принимать гонки. Такая система приносит до 40% поступлений или около 700 млн. долл. Берни Экклстоунсоздает конкуренцию у желающих принять гонки. В каждом интервью он подчеркивает, что многие страны могут принять соревнования, но за это нужно платить. За одну гонку – в районе 40 млн. долл. Такая сумма не для всех стран является подъемной, поэтому многие гонки исчезают из календаря из-за своей неокупаемости.

Так, например, произошло с индийским, турецким, корейскими, вероятно, немецким этапами. В Малайзии и Сингапуре также хотят отказаться от соревнований из-за непомерных финансовых аппетитов владельцев «Формулы 1». Примечательно, что все затраты на проведение гонки являются заботой владельцев автодрома. Поэтому в Европе все чаще отказываются от организации гонок. Легендарные в прошлом этапы заменяются ближневосточными. В этих странах организация гонок – государственная программа, а деньги не являются проблемой, ввиду высоких доходов от продажи нефти. В 2016 г. это привело к абсурду, когда гран-при Европы проходил в Азербайджане.

Трасса в Азербайджане.
Трасса в Азербайджане. (Источник: http://www.formula1.com/)

Не стоит также забывать и о продаже абонементов. Многие известные личности со всего мира приезжают на этапы посмотреть гонки или лишний раз попасть в кадр, напомнив о себе поклонникам. Берни резервирует VIP-ложи на каждой трассе. За право пропуска на элитные трибуны, располагающиесявозле главной прямой, желающие охотно платят по 4 тыс. долл. за билет. Это позволяет персонам чувствовать себя исключительно важными, а за тщеславие редко кто откажется заплатить, если есть деньги. Таких абонементов легко можно реализовать до 5 тыс. за один этап. Это приносит владельцам 200 млн. долл. в год. Эффективность таких вложений составляет больше 1000%. Разместив гостей в VIP-зоне с кондиционерами и предложив им фуршет, требующий минимальных затрат, получаешь большую прибыль.

Vip-места на трассе Яс-Марина в Абу-Даби.
Vip-места на трассе Яс-Марина в Абу-Даби. (Источник: http://www.avanti.travel/)

Но и это еще не все. Зарабатывать можно также на продаже лицензионной формульной атрибутики. Сувениры приносят организаторам чемпионата до 100 млн. долл. ежегодно. Всегда найдутся желающие перед входом на автодром приобрести символ любимой команды, чтобы поддержать пилотов.

Сувенирный магазин во время гран-при Монако.
Сувенирный магазин во время гран-при Монако. (Источник: http://traveltheworld.com.ua/)

А кто же выгодополучатели?

Правильным будет задать вопрос: а кто сейчас владеет коммерческими правами на данный вид спорта? Собственники «Формулы 1» уже менялись неоднократно, хотя предприимчивый Экклстоун о сих пор сохранял свою небольшую долю в материнской структуре.

Изначально все коммерческие права принадлежали именно Берни Экклстоуну. В 1996 им же была создана холдинговая компания SLEC, собравшая под одной крышей все коммерческие структуры «Формулы 1». Часть акций была передана жене, с которой Берни позднее развелся. Она вложила их в семейный бизнес, который оформлен на дочерей. Это стоило ему 1.3 млрд. долл., да и права пришлось делить. Во время неприятной судебной тягомотины, контрольный пакет акций чуть было не оказался в третьих руках, но Берни сумел удержать контроль.

Но затем англичанин продал 75% акций Лео Кирху, немецкому медиамагнату. В 2001 г. специалисты оценивали сделку в 1.8-2 млрд. долл. однако удивительным остается тот факт, что Экклстоун оставил себе все коммерческие права, несмотря на 25% акций. Кирх должен был контролировать трансляции гонок, но его идея платного канала провалилась. Магнат брал кредиты у Bayerische Landesbank, Lehman Brothers и JP Morgan Chase, которым в итоге и достались 75% акций, ставших частью залога.

Такой поворот дел не устраивал Берни, поэтому он организовал продажу контрольного пакета инвестиционному фонду CVC Capitals. В итоге, 35 % ценных бумаг оказалось у CVC, 5% – у Берни, остальные распределились между различными инвестиционными компаниями – Waddell & Reed, Norges Bank, BlackRock.

Последней грандиозной сделкой в ноябре этого года стала продажа компании Formula One Group (FOG), владеющей правами на «Формулу 1», корпорации Liberty Media Corporation, принадлежащей американскому миллиардеру Джону Мэлоуну. Сейчас компания находится на 525 месте рейтинга Fortune 500 с суммарной стоимостью активов в 4.7 млрд. долл. Новый владелец планирует выкупить 99% акций к средине 2017 года, когда и будет закрыта сделка на сумму 4.4 млрд. долл. Рыночная стоимость активов «Формулы 1» оценивается в 8 млрд. долл.

Однако даже после этого 1% бумаг останется в руках FIA. Liberty Media также возьмет на себя все долги, которые образовались у прежних владельцев. Берни, разменявший уже 9-й десяток лет, сохранит за собой пост исполнительного директора. Новым председателем Formula One Group станет Чейз Кэри, который сменит Питера Брабека-Летмата. Его переведут на другую должность в совете директоров компании.

Как видим, «Формула 1» это уже, прежде всего, бизнес, а гонки лишь во вторую.

Украина – в стороне планеты всей

Разобравшись с работой бизнес-модели Формулы 1 можно задаться вопросом: «Получится ли в нашей стране организовать этап?». С одной стороны – мы живем в бедной стране бесконечного кризиса, но с другой – многие используют гонки как масштабный информационный повод для привлечения туристов. То есть, фактически, для заработка на туристах. Интересно, что этапе проходили уже едва ли не в половине всех стран мира. Есть хотя бы теоретическая возможность провести «королевские гонки» в нашей стране? Ageyenko.ua обратился за комментарием к Дмитрию Жайворонку, чемпиону Украины по картингу 2011 г., чемпиону Украины в шоссейно-кольцевым гонках 2015 г.

Дмитрий Жайворонок. Фото из личного архива.
Дмитрий Жайворонок. Фото из личного архива.
  • А:

    Реально ли в Украину привезти этап «Формулы 1»?

  • Д: К сожалению, нет, ведь у нас отсутствуют подходящие трассы. Есть одна – автодром «Чайка», но она не попадает под сертификацию FIA. Максимум что можно сделать – провести демонстрационные заезды по Крещатику.
  • А:

    Возможно стоит «Чайку» модернизировать? Или проще заново построить новый автодром?

  • Д: Под хороший европейский трек, думаю, можно, а вот под «Формулу 1» – вряд ли. «Чайку» всю вокруг застроили, не будет места для инфраструктуры.
  • А:

    Может в центре Киева организовать городскую трассу по типу той, что была в Баку в этом году?

  • Д: В городе реальней. Только покрытие на этом участке должно быть как стекло. Но нужно смотреть план безопасности FIA для того, чтобы понимать, есть ли у нас соответствующие улицы по длине, ширине и т.д.
  • А:

    Является ли тема проведения этапа в нашей стране актуальной сейчас?

  • Д: Идея далеко не самая актуальная на сегодняшний день т.к. автоспорт у нас переживает не лучшие времена. Чтобы привлекать в Украину зарубежные серии, и тем более «Формулу 1», нужно сначала развить внутренний чемпионат, а также автоспортивную культуру в стране. И уже после этого ставить подобные задачи.
Джон Мэлоун.
Джон Мэлоун. (Источник: https://www.gazeta.ru)

Анализируя привлекательность бизнес-модели «Формулы 1» не возникает вопросов в плане ее бесперебойного функционирования. Однако, из-за того, что заработок ставится на первое место, часто страдает привлекательность самого зрелища. Чемпионат становится похож на яркое цирковое представление, а не спортивное состязание. Остается все меньше спорта, за который «Формулу 1» так любят преданные фанаты. Излишняя безопасность соревнований, вечно зажатый правилами регламент приводят к тому, что гонщики не атакуют на пределах возможностей. Шоу выглядит красиво по телевизору, но вот первозданного шарма и риска уже нет.

В нашей стране приблизиться к соревнованиям в ближайшее время не удастся. Автоспорт в Украине находится в неважном состоянии, поэтому идея проведения этапа является сверхамбициозной. Кроме того, гонка потребует постройки стационарного автодрома, а это расходы на уровне 200-300 млн. долл. Дешевле обойдется организация городской трассы. Ее можно попробовать временно проложить в центре, но требуется полный демонтаж дорожного покрытия и укладка нового идеального асфальта. Сложнее будет со свободным местом под строительство временного паддока, ведь незанятой земли в столице очень мало. Поэтому единственное, что остается украинцам – смотреть соревнования по платным российским каналам либо через нелегальное торрент-телевидение. Ведь даже заплатить 3-4 млн. долл. за сезон никто из отечественных каналов не может. Да и не хочет.