Этой осенью политическая и деловая жизнь в Одесской области бурлит сильнее, чем в любом другом регионе страны.

В начале ноября ушел в отставку губернатор Одесской области Михеил Саакашвили. Неделю спустя его примеру последовала глава Одесской таможни Юлия Марушевская. После ухода оба чиновника не особо подбирали слова в адрес нынешнего правительства и президента, обвинив их представителей в тотальной коррумпированности и сознательному препятствию действиям реформаторов. На фоне этих заявлений в СМИ регулярно появляются сообщения о повышенном внимании правоохранительных и регуляторных органов к портам Одесской области и компаниям, которые их контролируют.

Что это – просто совпадения или же в Одессе начался скрытый передел сфер влияния? Пока второй вариант имеет право на существование только в качестве гипотезы, но все же многие украинские олигархи с неприкрытым интересом смотрят в сторону «жемчужины у Черного моря» и главного актива региона – Одесского припортового завода, который в начале декабря, также по удивительному совпадению, вновь попытаются продать.

Политические маневры

За последний год политическая обстановка в Одессе изменилась до неузнаваемости. Еще в мае 2015 года Михеил Саакашвили стал губернатором Одесской области, придя в регион в статусе доверенного лица Петра Порошенко. Сейчас же Саакашвили перешел в ряды украинских оппозиционеров. Буквально на прошлых выходных он собрал митинг в Киеве с требованием распустить Верховную Раду. Перед своим уходом с поста губернатора Одесской области Саакашвили заявил, что президент отдал регион в руки местных криминальных кланов.

У Михеила Саакашвили с первых дней работы не заладился диалог с крупными одесскими бизнесменами. Более того, влиятельные одесситы отнеслись к импульсивному губернатору достаточно враждебно и с помощью подконтрольных СМИ организовали против него кампанию по дискредитации.

В октябре 2015 года протеже Саакашвили Саша Боровик уступил на выборах мэра Одессы Геннадию Труханову, главному оппоненту украинско-грузинского политика в городе. В марте нынешнего года был уволен прокурор Одесской области Давид Сакварелидзе, которого в Одессу приглашал сам Саакашвили. В сентябре депутаты Верховной Рады обвинили губернатора в создании преступной группировки на ОПЗ и подали на него заявление в Генеральную прокуратуру. В октябре ушел в отставку глава полиции Одесской области Гиорги Лорткипанидзе.

В этих условиях президент Порошенко не встал на защиту Саакашвили, который начал стремительно терять союзников в доверенном ему регионе. В итоге губернатор понял, что нужно искать другие варианты для продолжения политической карьеры. Сначала он сделал ставку на возвращение в Грузию, но его партия «Единое национальное движение» на выборах в октябре набрала только 27% голосов. После этого у Саакашвили остался лишь один путь – в большую украинскую политику.

Грузинский реформатор объявил о создании партии «Рух новых сил», и сейчас, на фоне неудовлетворенности большинства жителей Украины действиями нынешней власти, новая политическая сила имеет неплохую стартовую позицию для того, чтобы претендовать на место в парламенте на следующих выборах. Но это возможно только в том случае, если Саакашвили не впутается в очередные скандальные истории, как это часто с ним случалось на посту губернатора.

Хотя Михеил Саакашвили и заявляет, что украинские СМИ с подачи президента начали его игнорировать и не позволяют ему высказаться, но пресс-служба политика сама не горит желанием общаться со СМИ – вопросы Ageyenko.ua так и остались без ответа.

Ситуация с портами и эпопея вокруг приватизации ОПЗ

На фоне политических пертурбаций в Одессе и области за последний год случилось несколько крупных скандалов с местными портами. Летом 2016 года подозрения в коррупции выдвинули руководителю Администрации морских портов Андрею Амелину. Более года правоохранительные органы расследуют дело экс-руководителя Илличевского порта Юрия Крука, которого обвиняют в незаконной сделке с компанией «Транс-Сервис», связанной с членами его семьи. Компания обязывалась за свой счет модернизировать некоторые портовые объекты, но в действительности все работы оплачивал сам порт.

В середине ноября СБУ начала расследование деятельности группы «ТИС» – самого крупного частного оператора портовых услуг в порту «Южный». Примерно в это же время появилась информация о том, что Министерство инфраструктуры собирается продать частной компании буксирный флот Одесского порта за 50 млн долларов. 12 судов буксирного флота якобы намерена приобрести компания P&O Maritime FZE из ОАЭ. Эксперты называют сумму потенциальной сделки откровенно заниженной. Эксплуатация флота ежегодно приносит Одесскому порту около 15 млн долларов, что ставит под сомнение целесообразность продажи одного из самых прибыльных активов. Но все эти скандалы затмевает история с ОПЗ.

Одесский припортовый завод – многолетний флагман украинской химической промышленности, однако государству с каждым годом становится все сложнее держать его на плаву. Экономический кризис последних лет только усугубил положение ОПЗ, поэтому прошлогоднее решение Кабмина включить предприятие в список объектов для приватизации ни у кого не вызвало удивления. Разумеется, ОПЗ стал одним из самых лакомых активов, и крупные бизнесмены возобновили стратегическую борьбу за завод.

Первая попытка приватизации ОПЗ состоялась еще в 2009 году, но она закончилась скандалом. В конкурсе участвовали три компании – «Нортима» Игоря Коломойского, «Фрунзе Флора» Константина Григоришина и российская «Азот-Сервис», связанная с «Газпромом». Стартовая цена была установлена на отметке в 4 млрд грн. В конкурсе победила фирма Коломойского, которая предложила за завод 5 млрд грн, но буквально через полчаса после завершения торгов Фонд государственного имущества отменил их результаты, увидев сговор в действиях участников конкурса. Тогда ФГИ заявил, что реальная стоимость ОПЗ составляет 8–9 млрд гривен (фактически миллиард долларов по тогдашнему курсу). При этом где-то «растворились» залоговые деньги (по 400 млн гривен), которые Коломойский и Григоришин внесли за возможность участия в торгах. В результате олигархам пришлось возвращать свои средства через суд.

Менее чем через год, уже при Викторе Януковиче, была предпринята еще одна попытка продать ОПЗ. Тогда химическим гигантом очень активно заинтересовался Дмитрий Фирташ. Премьер-министр Николай Азаров даже озвучил предположительную сумму сделки – 10 млрд грн. Но судебные разбирательства стали непреодолимым барьером на пути к организации торгов. Хотя за последние семь лет ОПЗ только два раза заканчивал год с прибылью, он по-прежнему интересует крупных украинских бизнесменов.

Завод занимается производством аммиака и карбамида, которые ОПЗ экспортирует более чем в 30 стран. Однако мощное химическое производство – не единственный козырь предприятия. Завод распоряжается перевалочными мощностями, позволяющими принимать химическую продукцию и грузить ее на морские суда. Кроме того, ОПЗ занимает монопольное положение на украинском рынке услуг по приему, охлаждению и погрузке аммиака. В этом контексте также стоит упомянуть, что завод является частью аммиакопровода «Тольятти–Горловка–Одесса». С его помощью ОПЗ поддерживает промышленную связь с такими крупными предприятиями, как отечественный «Стирол» и российский «Тольяттиазот».

Впрочем, специфика деятельности ОПЗ и рыночная конъюнктура поставили отечественного лидера химического производства в затруднительное положение. Стоимость продукции ОПЗ сильно зависит от цены на природный газ. Когда она начала повышаться, у предприятия возникли существенные проблемы. Падение стоимости химических удобрений на внешнем рынке только усугубило ситуацию. К примеру, стоимость украинского карбамида на глобальном рынке опустилась до 10-летнего минимума (172 доллара за тонну). Несмотря на то, что прошлый год ОПЗ даже удалось закончить с прибылью, в 2016 году все вернулось на круги своя: только за первые полгода убытки предприятия составили 244 млн грн. В августе ОПЗ даже временно остановился из-за проблем с оплатой счетов за газ.

Первая в нынешнем году попытка пустить завод с молотка не увенчалась успехом – потенциальных инвесторов якобы отпугнула высокая стоимость актива. В середине декабря Одесский припортовый завод снова попытаются продать, но существуют риски, что и на этот раз инвесторы назовут цену высокой. Дело в том, что вместе с заводом новый владелец получит и его долги, общая сумма которых составляет почти 300 млн долларов. Только компании Ostchem Holding Limited Дмитрия Фирташа предприятие задолжало 251 млн долларов. Еще 31 млн долларов составляет задолженность завода перед кредиторами.

В начале осени глава ФГИ Игорь Билоус заявил журналистам, что стартовая цена ОПЗ не должна превышать 150 млн долларов. При этом рыночную стоимость завода он оценивает в 400–450 млн долларов. Но с учетом долгов предприятия и необходимости привлекать стартовый капитал инвесторы вряд ли согласятся платить рыночную цену.

В режиме ожидания

Пока что все события вокруг Одесского припортового завода играют только на руку потенциальным инвесторам, которым даже ничего не нужно делать, чтобы сбить цену. За них это делает государство, которое никак не может организовать прозрачную процедуру продажи завода. Долги перед Фирташем и постоянные скандалы практически лишили завод шансов быть купленным крупными западными компаниями.

ФГИ также накладывает свои ограничения на продажу крупного промышленного актива. Участниками конкурса не могут стать компании, в которых государству принадлежит более 25% акций, офшорные фирмы, а также компании, акциями которых владеют резиденты страны-агрессора и лица, попавшие под действие соответствующих санкций. Кроме того, претенденты на ОПЗ должны подробно раскрыть структуру собственности компаний, включая данные о конечных бенефициарах.

Сейчас на ОПГ реально претендуют две компании – кипрская Glenshee Holdings Limited, которую связывают с группой DCH Александра Ярославского, и ЧАО «Укрнефтебурение», которую эксперты приписывают Игорю Коломойскому и Виталию Хомутыннику. Именно днепровского олигарха называют главным претендентом на ОПЗ. Во-первых, Коломойский охотится за заводом еще с 2009 года. Во-вторых, приватизация ОПЗ по выгодной для олигарха цене может стать частью неформального договора между Коломойским и правительством по поводу возможной национализации «ПриватБанка». Вторая версия объясняет, почему государственные органы так пассивно подошли к поиску иностранных инвесторов.

«Сегодня есть три потенциальных инвестора, которые потребовали все необходимые документы для приватизации, – говорит нам первый заместитель директора ОПЗ Николай Щуриков. – Это компании Ярославского, Коломойского и еще одна польская фирма. Слова Игоря Билоуса о семи компаниях не имеют ничего общего с реальностью. На завод будут претендовать те же покупатели, что и раньше. Я предполагаю, что с учетом судебного процесса, в который втянута фирма «Нортима», ОПЗ приватизирует компания Ярославского, но конечным бенефициаром все же окажется Игорь Коломойский. Впрочем, нельзя исключать и того, что Александр Ярославский купит ОПЗ для себя».

По словам Николая Щурикова, не стоит ожидать, что иностранные компании проявят интерес к ОПЗ. Ранее заводом интересовалась крупная арабская компания, но активность бывшего губернатора Саакашвили и изменение ситуации на мировых рынках удобрения заставили потенциального покупателя усомниться в целесообразности участия в конкурсе. При этом Николай Щуриков считает, что дальнейшее снижение стоимости ОПЗ все равно выглядит необоснованным.

«Миллиард долларов – это совершенно справедливая цена, – убежден Николай Щуриков. – Но надо делать поправку на задолженность предприятия перед Фирташем и другие проблемы. Сумма в 500 миллионов долларов, названная при первой попытке приватизации ОПЗ, является вполне оправданной. Но главная проблема заключается в том, что в Украине нет условий, чтобы пришел иностранный инвестор. Как только возникает такая возможность, завод кладут на лопатки.

Фонд госимущества довел процесс приватизации до того, что иностранные компании сюда не придут, разве что офшорные фирмы. Сам завод снова можно легко сделать прибыльным. Нет проблемы в ОПЗ, есть проблемы на высшем уровне. Политики и чиновники говорили, что знают, как сделать правильно, но после их действий с завода все ушли. Существующая система уничтожает все. Если говорить о регионе в целом, то ему необходимо переформатироваться и отойти от грузинских реформаторов. Чтобы исправить ситуацию, достаточно поставить сюда нормального хозяина. В городе сейчас спокойная ситуация, а вот в области наблюдался разгул по всем направлениям и процветание бандитизма».

Заявки на участие в конкурсе по приватизации ОПЗ принимаются до 6 декабря. За это время у Коломойского и Ярославского могут появиться конкуренты. К примеру, уже сейчас СМИ пишут, что свою заявку подал конгломерат оманского султана Кабуса Бин Саида Suhail Bahwan Group (Holding) LLC. Тем не менее, эксперты очень сдержанно оценивают интерес иностранных инвесторов к украинскому заводу.

Против предприятия играет постоянное снижение цен на сырьевых рынках, огромная задолженность перед сомнительными компаниями и необходимость инвестировать значительные суммы денег в модернизацию завода. Даже причастность к аммиакопроводу «Тольятти–Горловка–Одесса» больше не выглядит убедительным аргументом для инвестора вследствие украинско-российского конфликта. К тому же Россия начала строить альтернативный порт для переправки судов с химической продукцией.

Большинство экспертов считает, что государству очень повезет, если Одесский припортовый завод удастся продать в 2016 году. Чем дольше затягивается этот процесс, тем высшими становятся шансы на окончательную остановку завода. Естественно, подобный сценарий может отпугнуть инвесторов и предприятие придется отдавать за бесценок.

Многое в истории с приватизацией ОПЗ зависит и от того, с какой целью придет будущий владелец. Если он запланирует реанимировать предприятие, то ОПЗ получит шанс на возрождение. Если завод приобретут только ради того, чтобы он не достался конкурентам, то его перспективы будут выглядеть крайне сомнительно. В любом случае, у государства было семь лет, чтобы извлечь уроки из первой попытки приватизации ОПЗ и продать его по адекватной цене. Но в результате завод, скорее всего, разыграют между собой те же люди, что претендовали на него в 2009 году. Только стоимость актива в долларовом эквиваленте на этот раз будет почти в три раза меньше.

P.S. По последним данным, компания из Омана все-таки может принять участие в приватизационном конкурсе. Арабы подписали соглашение о конфиденциальности, но окончательное решение пока не приняли. В частности, эту информацию на своей странице в Facebook подтвердил Николай Щуриков. Правительство обещало продать ОПЗ иностранному инвестору, поэтому ФГИ и Кабмин сейчас будут вести переговоры со всеми иностранными компаниями, которые проявляют хоть малейший интерес к заводу. Но даже если иностранцы примут участие в конкурсе, то их роль, наверное, будет сводиться исключительно к психологическому давлению на украинских претендентов на ОПЗ.