В течение многих лет украинский футбол контролировали олигархи, которые после начала кризиса начали массово отказываться от своих спортивных «игрушек».

Еще несколько лет назад ситуация в украинском футболе выглядела как-то нелогично на фоне экономического положения страны. Для одного из беднейших государств Европы десятки миллионов долларов, которые тогда позволяли себе тратить даже аутсайдеры высшего дивизиона, выглядели очень странно. Особенно на фоне соседних Польши, Чехии, Словакии и Венгрии, которые, несмотря на намного более стабильное финансовое положение, не могли похвастаться сильными футбольными чемпионатами.

Увы, достойный уровень украинского чемпионата в период относительной стабильности с 2010 по 2013 год определялся вовсе не отличной работой с молодежью или грамотным финансовым менеджментом, а желанием украинских миллиардеров инвестировать в отечественный футбол. Пока олигархи купались в роскоши, они активно развивали свои футбольные проекты, но как только наступили сложные времена, футбольные дела для большинства из них отошли на второй план.

Новая футбольная карта

Сегодня украинская премьер-лига (УПЛ) выглядит очень скудно. Исторически низкое число команд-участниц (12, хотя до этого на протяжении многих лет в первенстве участвовали 16 клубов), непредставительные составы, переполненные вчерашними дублерами, скромные зарплаты и бюджеты…

Нынешнее первенство ничем не напоминает чемпионат четырехлетней давности, который по силе и уровню уступал в Европе только пяти топовым лигам и находился примерно на одном уровне с элитными дивизионами России, Голландии и Португалии. Украину покинули не только дорогостоящие легионеры, но и талантливые отечественные игроки. Одни клубы совсем прекратили существование, другие – возродились и начали свой путь с любительского первенства. Но украинский футбол не всегда жил в таких суровых условиях.

Примерно с сезона 2003/2004 в нем началась фаза благоденствия. Бюджеты клубов росли очень быстро, тренерам и футболистам предлагали головокружительные контракты, благодаря чему в Украину начали ездить не только малоизвестные игроки, но и состоявшиеся звезды. К примеру, в 2004 году донецкий «Шахтер» подписал лидера итальянской «Брешии» Франселино Матузалема за 14 млн евро. Годом ранее киевское «Динамо» купило у загребского «Динамо» за 5,5 млн евро полузащитника Йерко Леко. Отметим, что уже в те времена трансферы двух украинских грандов в пределе 5–6 млн евро мало кого удивляли.

Вслед за лидерами на миллионные покупки вышли и другие команды. В сезоне 2004/2005 донецкий «Металлург» приобрел за 3,7 млн евро защитника из Кот-д’Ивуара Игоря Лоло. Спустя несколько лет крупными покупками начал удивлять днепровский «Днепр», а позже и харьковский «Металлист», принадлежавший еще Александру Ярославскому.

Уровень чемпионата постоянно рос, украинские клубы показывали хорошие результаты на европейской арене. Казалось, все идет хорошо, однако не обошлось без одного «но». В определенный момент стало очевидно, что украинский футбол оказался под контролем нескольких миллиардеров. Больше остальных преуспели в наращивании своего влияния в отечественном футболе Ринат Ахметов и Игорь Коломойский. Например, в последнем благополучном для украинского футбола сезоне 2012/2013 Ахметов, кроме родного «Шахтера», влиял на ситуацию в ряде других клубов – донецком «Металлурге», мариупольском «Ильичевце» и луганской «Заре». Игорь Коломойский тоже не отставал от главного конкурента и, кроме своего «Днепра», через партнеров по бизнесу финансировал киевский «Арсенал», луцкую «Волынь», львовские «Карпаты» и криворожский «Кривбасс».

В результате 9 из 16 команд элитного дивизиона оказались зависимыми от двух человек. Как только у миллиардеров начались финансовые проблемы, второстепенные для них команды сразу же прекратили участие в премьер-лиге.

Сегодня УПЛ выглядит совсем по-другому. Ахметов ограничивается поддержкой «Зари» (правда, СМИ говорят, что президент «Шахтера» приобрел у погрязшего в долгах Леонида Климова одесский «Черноморец»). Игорь Коломойский, кажется, вовсе утратил интерес к футболу. После завершения прошлого сезона он распустил основой состав «Днепра» и перевел команду в режим повышенной экономии. Очень сомнительно, что сейчас днепровский миллиардер как-то поддерживает «Волынь» и «Карпаты». Президент «Динамо» Игорь Суркис на данный момент также сосредоточен на том, чтобы удержать свою команду на плаву, а не на создании фарм-клубов.

Таким образом, впервые за много лет украинский футбол отображает реальное положение экономики страны, а не выглядит словно пир во время чумы. Сейчас эта ситуация кажется шокирующей для многих болельщиков, но наш футбол теперь имеет шанс спасти себя самостоятельно, вместо того чтобы подключаться к аппарату искусственного дыхания, которым служила экспансия отечественных миллиардеров.

«Чтобы перезапустить футбол и нормализировать расходы, недостаточно сократить финансирование, – считает футбольный аналитик Артур Валерко. – Нужна системная работа: приглашение сильных спортивных менеджеров, налаживание спортивного маркетинга, инвестирование в долгосрочные перспективные проекты, а не обычное «проедание» меценатских средств. Сокращение расходов в связи с кризисов не имеет ничего общего с началом жизни по возможностям. Для украинского футбола топ-трансферами были бы не разные безымянные легионеры, а менеджеры с опытом работы в топ-клубах, топ-лигах, Международном олимпийском комитете, УЕФА и так далее».

Научиться жить по средствам

Украинский футбол в течение многих лет жил исключительно благодаря деньгам олигархов. Доморощенные толстосумы руководствовались разными мотивами: кто-то рассматривал футбольные клубы как имиджевые проекты, а кто-то по-настоящему любил футбол. Но при этом все понимали, что, в отличие от ведущих европейских чемпионатов, футбольная команда в Украине – это априори убыточный проект. Безусловно, все можно было изменить благодаря кардинальным реформам наподобие тех, которые в свое время произошли в английском футболе, когда местную премьер-лигу превратили в мощные коммерческие соревнования. Но в проведении этих реформ никто не был заинтересован по-настоящему, тем более в условиях, когда отечественный футбол делился на два полюса.

Даже создание УПЛ, которая в идеале должна была значительно улучшить материальное положение клубов элитного дивизиона, не принесло ожидаемых результатов. Футбольное противостояние Ахметова и Коломойского сказалось на новой структуре и вылилось в невозможность создания единственного телевизионного пула. А ведь именно телевизионные трансляции являются основным источником прибыли для клубов из развитых европейских стран.

В начале 2016 года главные телетрансляторы украинского чемпионата – медиагруппы «1+1» и «Украина» – сделали УПЛ коммерческое предложение на сумму 102 млн гривен (примерно 3,5 млн евро по текущему курсу). Для сравнения, в соседней Польше телеканалы заплатят клубам за нынешний сезон 35,7 млн евро, а в России – 32 млн евро. Самый сильный в Европе чемпионат, английская премьер-лига, и вовсе предлагает клубам космические 2,2 млрд евро за сезон. Если ведущие клубы Европы получают примерно 30–40% своего бюджета за счет продажи прав на трансляцию матчей, то в Украине этот показатель даже для топ-клубов никогда не превышал 10%.

Реализация билетов и атрибутики тоже не позволяет украинским клубам зарабатывать. Средняя цена билета на стадион сейчас составляет около 50 гривен. При среднестатистической посещаемости в 5 000 зрителей клуб за один матч зарабатывает около 250 тыс. грн (8,5 тыс. евро по текущему курсу). Спонсорские и рекламные контракты в украинских реалиях давно ограничились нанесением на форму клубов логотипов компаний, принадлежащих их владельцам.

Реально заработать можно только на участии в еврокубках и продажах футболистов. В текущем сезоне выход в групповую стадию Лиги чемпионов гарантировано приносит 12,7 млн евро, а участие в групповом турнире Лиги Европы – как минимум 2,6 млн евро. Сейчас для украинских клубов это огромные деньги. Безусловно, на участие в Лиге чемпионов могут реально претендовать только «Динамо» и «Шахтер», однако для всех остальных команд даже призовые Лиги Европы могли бы покрыть значительную часть бюджета. Впрочем, в нынешнем сезоне во втором по значимости еврокубковом турнире Европы играет только луганская «Заря».

Продавать своих воспитанников в хорошие времена украинские клубы не привыкли. Но плачевное финансовое положение заставило многих попрощаться с лучшими игроками. Даже «Шахтер», который можно считать островком стабильности и благополучия, в последние несколько лет распродал всех своих ключевых игроков.

Общая стоимость игроков украинских команд в сравнении с сезоном 2013/2014 снизилась почти в 2,5 раза. При этом две трети этой суммы обеспечивают гранды – «Динамо» и «Шахтер». Идущая третьей луганская «Заря» стоит почти в 10 раз дешевле «Шахтера».

В благополучные 2010–2013 годы общий бюджет клубов украинской премьер-лиги достигал порядка 350 млн долларов. По неофициальным данным, в 2011 году только бюджет топ-четверки составил 233 млн долларов («Шахтер» – $80 млн, «Динамо» –0 $65 млн, «Днепр» – $58 млн и «Металлист» – $30 млн). Сегодня по приблизительным подсчетам общее финансирование клубов УПЛ составляет около 120–140 млн долларов, при этом бюджеты «Шахтера» и «Динамо» в 10–15 раз превосходят бюджеты других команд.

Ветер перемен

Сложно сказать, какая судьба ждет УПЛ, но сейчас очевидно что украинский футбол находится на переходном этапе. Многие эксперты говорят, что в конечном итоге отечественный чемпионат перейдет на футбольную модель, которую сейчас успешно применяют такие страны, как Чехия, Польша и Хорватия. Ее суть заключается в скромных бюджетах команд, которые значительную долю прибыли получают благодаря выращиванию собственных футболистов и их продаже в более сильные европейские чемпионаты.

Первые шаги в этом направлении сделали львовские «Карпаты». По данным сайта Tribuna.com, прошлый сезон львовская команда смогла закончить с прибылью в 7,5 млн грн. Ее расходы составили 70 млн грн, а доходы – 77,5 млн грн. При этом 49,2 млн грн дохода «Карпатам» обеспечили трансферы игроков. Примечательно, что вторая по значимости статья доходов – продажа прав на телетрансляции – пополнила казну львовского клуба только на 16 млн грн.

Более или менее сбалансированным в течение последних двух лет был бюджет донецкого «Шахтера», который является единственным украинским клубом в премьер-лиге, публикующим финансовые отчеты (по крайней мере их доходную часть). В сезоне 2014/2015 команда Ахметова заработала 1,6 млрд грн или около 75–80 млн долларов по прошлогоднему средневзвешенному курсу. По данным СМИ, расходы «Шахтера» в том сезоне составляли привычные 80 млн долларов, так что бюджет, скорее всего, был сведен с минимальным дефицитом. Тем не менее, такой результат, как и в случае с «Карпатами», обеспечили продажи игроков.

В прошлом году «Шахтер» и вовсе сорвал трансферный куш, продав своего лидера Алекса Тейшейру в китайский «Цзянсу Сунин» за 55 млн долларов. Сегодня это примерно 70–75% бюджета донецкой команды. Впрочем, такие громкие сделки случаются очень редко, поэтому даже команда самого богатого украинца вынуждена аккуратно взвешивать все свои расходы.

Пока что украинский футбол вернулся примерно на 15 лет назад, когда в отдельной реальности существовали «Динамо» и «Шахтер», а где-то в параллельной вселенной – все остальные клубы. Лидеры двух грандов получают большие зарплаты, чем бюджет некоторых клубов УПЛ, а сами топ-команды выглядят на голову сильнее остальных участников футбольного первенства.

И все же главный вопрос о будущем украинского футбола заключается не в том, что будет с «Динамо» и «Шахтером». С учетом текущей ситуации в ближайшей перспективе их позициям не сможет угрожать никто. Гораздо важнее выглядит дальнейший вектор развития всех остальных команд чемпионата. В свое время они подсели на олигархическую иглу, которая для многих клубов завершилась печальными последствиями. Теперь у них появился шанс создать эффективную бизнес-модель, которая гарантирует клубам стойкость к непредвиденным кризисным ситуациям. Но смогут ли отечественные клубы добровольно отказаться от поддержки олигархов – сложный вопрос.

«Я не считаю, что украинский футбол избавился от влияния олигархов, – говорит Артур Валерко. – Как и раньше, этот способ финансирования остается самым желанным для отечественных клубов. Просто состоятельные люди сейчас более экономно относятся к своему капиталу, поэтому и уменьшают расходы на футбол.»

По словам Валерко, другие способы ведения футбольного хозяйства в украинском футболе находятся в зачаточном состоянии и вряд ли дадут результат в ближайшем будущем.

«Так называемая практика «народных команд» вообще испытала крах, поскольку даже на уровне низших лиг финансирование футбольных клубов оказалось для болельщиков непосильным бременем. Кроме того, возникают отрицательные моменты «дикой демократии», из-за чего даже небольшая группа совладельцев не может достичь консенсуса. В итоге клубы становятся неуправляемыми, а самые простые решения принимаются с огромными трудностями», – говорит футбольный аналитик.

Как бы то ни было, поиск новых моделей финансирования для украинского футбола это не вопрос приспособления к новой реальности. Это вопрос жизни и смерти. Если отечественные команды и дальше будут надеяться на протекцию миллиардеров, то вскоре в украинском футболе останутся только две команды – «Динамо» и «Шахтер». В этом случае большинство клубов УПЛ повторят судьбу «Металлиста», донецкого и запорожского «Металлургов», «Кривбасса» или, при более оптимистических раскладах, днепровского «Днепра», который только после долгих уговоров Игоря Коломойского заявился на нынешний чемпионат с урезанным примерно в 10 раз бюджетом.