Чтобы дойти до успеха, нужно выйти из Одессы, пройти транзитом через США и Россию, а затем стать самым богатым жителем Лондона.

Как добиться всего, не произведя ничего? Нужно пойти в финансы. Пусть другие производят, а мы «правильно» посчитаем. Безусловно, на одних финансах можно подняться (иногда это даже легко – при правильном прочтении рыночной конъюнктуры), но стать действительно самодостаточным крупным предпринимателем очень проблематично, хотя есть в мире и такие примеры. Чтобы начать подъем в бизнесе, надо чтобы в стране вашего проживания бизнес как таковой был бы разрешен. Если же он не разрешен, то можно вспомнить о своих корнях и на чужбине уйти в исследования информационных технологий, конвертировав положительный результат этой деятельности для скупки всего ценного на своей родине. К чему все это сказано? К биографии Лени Блаватника, конечно же – скромного парня из советской Одессы, уехавшего с мамой и папой на ПМЖ в США, чтобы стать достопочтенным миллиардером Леонардом. Начнем мы, однако, не с этого.

Начинать, как водится, следует с самого начала: родился Леонид Блаватник в 1957 году в «Южной Пальмире» в еврейской семье (впоследствии этот пункт серьезно повлияет на жизнь героя статьи). Последний пункт таки важен, поскольку сыграл немалую роль в жизни будущего американо-британского миллиардера. Учиться юный Лёня уехал в Москву – столицу своей большой советской родины. В 1974 году он окончил местную физико-математическую школу, уже тогда проявив немалые таланты по этому профилю. После школы попутался поступить в МГУ, однако безуспешно.

Это, впрочем, сыграло возмужавшему Леониду на руку – его приняли в Московский институт инженеров транспорта на факультет «Автоматики и Вычислительной Техники». Там он освоил профессию «Автоматизированные системы управления», став, таким образом, частью нового на то время движения первых советских IT-специалистов. Его однокурсником, кстати, был Виктор Вексельберг – еще один представитель нынешних российских олигархов. Но доучиваться в Москве Блаватник не стал, уехав на четвертом курсе на постоянное место жительства в США вместе со своими родителями. Произошло это в 1978 году, когда советским евреям было разрешено выезжать в Израиль и США на ПМЖ.

В США он поступил на аналогичное направление Колумбийского университета (Нью-Йорк), где доучился до степени магистра компьютерных наук. Там же в 1981 году получил гражданство Соединенных штатов, сменив при этом имя на Леонарда. Сразу по окончании вуза Леонарду предложили работу торговой сети Macy’s – там от него требовалось наладить систему информационных служб. Блаватник с задачей справился настолько успешно, что директор компании даже дал рекомендации для Гарвардской школы бизнеса, где наш герой получил степень магистра делового администрирования (MBA) в 1989 году.

Но одной учебой он не занимался. Поработав в аудиторской компании Arthur Andersen, Блаватник решил основать собственную компанию. Несмотря на свои компьютерные и финансовые таланты, для первого дела он выбрал грузоперевозки. Очевидно, сказалась работа в сети магазинов – его первом рабочем месте. Впрочем, добиться каких-либо высот в этой сфере Леонарду не удалось. В 1986 году он создал свою вторую фирму. На этот раз это была инвестиционная компания, получившая название Access Industries. Он занял там сразу две должности – президента и председателя правления.

Л.Блаватник - самый богатый житель Лондона
Л.Блаватник - самый богатый житель Лондона

Еще одним поворотным моментом в судьбе Блаватника как предпринимателя стало участие в выставке, посвященной нефтяной промышленности. Там он встретил своего давнего приятеля Вексельберга. Можно предположить, что планы о работе в коммерческой сфере они вынашивали еще в студенческие годы, т.к. к моменту встречи в 1987 году оба уже были заняты в бизнесе. Только Вексельберг работал пока в государственной компании, работающей на экспорт. Блаватник же больше преуспел в этой сфере т.к. в США, помимо прочего, предпринимательская деятельность была хотя бы разрешена.

При встрече они обсудили свои планы на жизнь, и пришли к выводу, что нужно наладить сотрудничество, создав совместное предприятие по поставкам американских компьютеров в СССР. Это и было сделано спустя два года, когда в стране, наконец, разрешили вести открытую коммерческую деятельность. Годов позднее – в 1990 году ими же была создана инвестиционная компания «Ренова», работающая на сырьевом рынке РСФСР, а затем и суверенной России. Впрочем Блаватник вскоре продал свою долю Вексельбергу в совместном предприятии. Точнее – обменял на другие российские активы. При этом изначально не планировал инвестировать непосредственно в российские предприятия, участвовать в приватизации т.к. это были рисковые активы. Однако под влиянием Вексельберга он свое мнение сменил, что и стало залогом его будущего капитала.

Так, в 1994 году Access Industries выкупила контрольный пакет акций Владимирского тракторного завода. Однако эта сделка разочаровала Блаватника, и он поспешил избавиться от проблемного актива. Тем не менее, «аппетит приходит во время еды» - вновь отказываться от приватизации по дешевке ценных российских предприятий он уже не отказывался, увидев в этом серьезные перспективы. В частности, для работы на сырьевом рынке в 1996 году была создана корпорация Сибирско-Уральской алюминиевой компании более известная под аббревиатурой СУАЛ. Имея в собственности 47,5% акций компании, Блаватник получил право занять должность члена совета директоров СУАЛа. После этого произошло слияние с «Русским алюминием». Леонард также вошел в объединенный совет директоров «Русала». Эта компания стала базовой с точки зрения состояния Блаватника, так как принесла ему наибольший доход.

Инвестор Леонард Блаватник
Инвестор Леонард Блаватник

Наибольший – не значит единственный. Access Industries Блаватника продолжала скупку у государства ценных активов. Для того, чтобы эта деятельность приобрела наибольший размах, он договорился в 1997 году с давним партнером Вексельбергом (Renova) и Михаилом Фридманом (Альфа-Групп) о совместном участии в приватизации. Эта группа акционеров даже получила общее название – AAR (Access, «Альфа» и «Ренова»). Воспользовавшись российским экономическим кризисом и дефолтом, они стали еще активнее скупать обесценившиеся государственные активы. Наиболее заметным среди всех приобретений того периода является покупка в два этапа 90% акций Тюменской нефтяной компании (ТНК).

Леонард занял позицию во главе совета директоров компании. Причем он сохранил свой пост и после 2003 года, когда произошло слияние на паритетных началах с British Petroleum (BP) с ТНК. Так появилась одна из крупнейших в мире нефтегазовых корпораций ТНК-BP, где Блаватник через Access Industries владел 12,5% акций. Несмотря на ряд корпоративных скандалов и внутренних противоречий между акционерами, этот актив, несомненно, можно назвать очень ценным, так как открыл Леонарду выход на мировой рынок «черного золота».

В том же 2003 году Блаватник с Вексельбергом создали «Единую торговую компанию» (ЕТК), занимающуюся продажей каустической соды промышленным предприятиям России. Но долго зарабатывать в этой сфере им не удалось – едва ли не монопольная деятельность компании вскоре привлекла внимание российских контролирующих органов, и предприниматели поспешили избавиться от «вредного» актива. В это же время они стали акционерами компании «Совлинк», работающей в той же химической промышленности, но почти одновременно с продажей ЕТК избавились и от неё, по традиции – не продав, а обменяв активы на другие. Так Блаватник стал совладельцем банка «Альба Альянс», имеющего в своей структуре инвестиционное направление, близкое к интересам Леонарда еще со времен запуска Access Industries.

Несмотря на скандалы с акционерами и «судебную войну» с другим акционером «Русала» - Олегом Дерипаской, «империя» Блаватника расширялась. Да, конфликт между СУАЛом Блаватника и En+ Дерипаски за контроль над «Русалом» несколько снизил темпы экспансии, но не остановил её. Даже несмотря на то, что из-за скандала Вексельберг даже вынужден был покинуть пост председателя и члена совета корпорации «Русал», чем заметно ослабил позиции своего ключевого партнера Блаватника (т.е. фактически борьбу за «Русский алюминий» Блватник с Вексельбергом проиграли, хотя и не в «чистую»). Алюминиевые активы остались по-прежнему важнейшими в структуре собственности Блаватника, хотя он и переключился на другие сферы сырьевого бизнеса. Такие, например, как угледобыча (шахта «Богатырь» в Казахстане). Однако все они были сопутствующими к металлургическим активам, т.к. уголь необходим для производства металла из руды. Следовательно – это лишь работа над построением вертикально интегрированной структуры бизнеса, а не смена рода деятельности.

Одновременно с этим, Блаватник стал все больше обращать внимание на медиа-активы. Вполне вероятно, что на это повлиял конфликт с Дерипаской, который разворачивался как раз «на виду у всех» - посредством масс медиа. И победа, пусть и неполная, Дерипаски была результатом склонения на свою сторону, в том числе, и общественности. Безусловно, это вряд ли повлияло на скупку компаний по производству телесериалов, но первоначальный интерес очевидно был именно к телевидению как источнику информации. Так, Блаватник покупает сначала британскую телекомпанию Top Up TV, затем российскую «Амедиа», а в последствии и всемирно известную Warner Music Group (за 3,3 миллиарда долларов).

В этой связи ему стала интересна сфера телекоммуникаций. Сначала была приобретена шведская Svenska Bredbandsbolaget AB, потом российские «Связьинвест» и «Комстар-ОТС». Причем 25% акций первой были выкуплены у Джорджа Сороса за 625 миллионов долларов, а затем перепродана уже за 1,3 миллиарда долларов. Сорос в своем более позднем интервью признавался, что это была его «самая неудачная сделка в карьере».

Однако медиабизнес и сфера телекоммуникаций сосуществуют параллельно с другими активами, которые Блаватник успешно скупает и перепродает. Британская химическая компания LyondellBasell Industries, израильская Rochester Gas & Electric, консалтинговой фирмы Eurasia Group и пр. Часть из них ему уже не принадлежит, а часть осталась в собственности. Он активно скупает и перепродает также дорогую недвижимость и т.д.

На данный момент Блаватник является владельцем состояния в 13 миллиардов фунтов стерлингов (около 20 миллиардов долларов), что делает его самым богатым жителем Лондона по оценке британской Sunday Times на 2015 год. Интересно, что в последнем рейтинге «Форбс» его «бизнес империя» оценивается уже в 16,3 миллиарда долларов, что может считаться влиянием кризиса, охватившего сырьевую сферу по всему миру (а там сосредоточены основные активы предпринимателя). Впрочем, в сравнении с конкурентами, он пострадал едва ли не меньше всех. Все-таки свои плоды дает диверсификация инвестиций в самые разные сферы.

Бизнесмен, инвестор и меценат Л.Блаватник
Бизнесмен, инвестор и меценат Л.Блаватник

Сейчас Леонард несколько снизил свою бизнес-активность, выжидая более благоприятной конъюнктуры, отстаивая свои интересы по многочисленным искам, а также занимаясь меценатской деятельностью – помогая через фонд Blavatnik Family Foundation, американским вузам и еврейской общине США. Он также входит в президиум Российского еврейского конгресса.

Подводя итог, можно выделить основные черты Леонарда Блаватника. Он является классическим предпринимателем-эмигрантом, живущим за рубежом, но активно эксплуатирующим российские активы. При этом является человеком своего времени – оказавшись в нужном месте с нужной суммой, заработанной в США, он смог скупить задешево ключевые российские и советские предприятия, а затем продать их подороже или оставить в своей собственности, если они генерируют стабильный доход. Впрочем, для этого тоже нужно иметь талант.

Еще одной чертой его бизнеса можно назвать ориентацию на сырье – такой тип обогащения в последние годы считается менее престижным, т.к. не основан на развитии новых технологий или каких-либо инноваций, а на простом эксплуатировании российских недр. К тому же в последние годы мы видим серьезнейший кризис сырьевой сферы в целом, что не могло не сказаться на таком типе предпринимателей. Тем не менее, имея крупные финансовые резервы, он вложить их в любую другую сферу. Так, в СМИ появилась информация об интересе Блаатника к американской сфере биотехнологий, что может говорить о попытке еще сильнее развить уровень диверсификации своих капиталовложений. Насколько это будет успешным – покажет время.