История возникновения и развития крупнейшего немецкого банка.

После развала империи Карла Великого, наследники разделили его три части. Одна стала Нынешней Францией, а две другие разделились еще на несколько мелких княжеств и герцогств, которые формально образовали Священную Римскую империю германской нации. По сути это был довольно свободный союз местных князей, император над которыми практически был не властен. Позднее силу набрал «Восточное государство» или Австрия, а еще позже, на севере – в Прусское королевство. Спустя несколько столетий неугомонный канцлер Пруссии Отто фон Бисмарк смог добиться поглощения соседних княжеств. Причем без войны. Произошло это в 1870-е годы. После этого немецкие земли севернее Австрии оказались под «рукой» одного лидера – прусского короля. Объединив немецкие земли, он провозгласил себя императором, а также создание единой Германии (до этого такого государства не было), хотя название «Прусская империя» существовало еще вплоть до 1918 года.

К чему столь длинное и пространное предисловие? К тому, что Германия до 1870 года никогда не была единой. Каждый князь вводил свои законы, налоги, пошлины, а также таможни. Все это сильно тормозило развитие экономики и промышленности, хотя на севере страны были сильны торговые гильдии (наподобие Ганзейского союза), но они конкуренцию иностранным компаниям также проигрывали. И вот, практически единовременно (пара лет в историческом масштабе – почти ничего), маленькая Пруссия увеличилась до размеров нынешней Германии. Падение Берлинской стены воспринимается ныне как удивительное событие, но представьте, что каждый регион был обнесен такой стеной! Да, все провинции (экс-княжества) сохраняли сильную автономию, но таможен между областями уже не было. Предприимчивые немцы поняли, что «пора делать деньги»…

Не в последнюю очередь экономическому процветанию новой Германии способствовала политика Бисмарка и короля Пруссии. В частности, 10 марта 1870 года с его высочайшего соизволения был основан «Немецкий банк» или – Deutsche Bank. Таково его название не случайно – это было первое финансовое учреждение, которое планировалась как всегерманская структура, а не мелкая княжеская контора. Капитал его составил 5 млн талеров, а главой был назначен Георг фон Сименс.

Задача банка была проста – помочь в объединении Германии под руководством Прусской короны. Бисмарк и король намеревались объединить страну не военным путем, а экономическим, что им успешно удалось, не в последнюю очередь при помощи Deutsche Bank. В 1871 году талер сменили «золотой» маркой. Эта валюта стала «национальной», поскольку ранее у каждого князя было право чеканить собственную монету.

После объединения банк стал ключевым инвестором промышленности страны, а также главным местом для хранения депозитов, куда складывали те самые новые марки. Поскольку банк был крупнейшим в объединенной Германии, то его рост начался очень быстро. Уже за первые два года он открывает филиалы в ключевых торговых городах страны – Гамбурге и Бремене. Более того – развивающаяся Прусская империя требовала себе места в мире, для чего активизировала колониальные войны по всей планете. Но для быстрого расширения колониального домена требовались деньги – и Deutsche Bank их обеспечил. Это позволило ему открыть филиалы в Шанхае и Йокогаме, сделав его первым по-настоящему международным банком. Интересно, что только после этого банк начал финансовую экспансию в Европе. И начал он не откуда-нибудь, а с Лондона – столицы Британской империи – главного (после Франции) оппонента Пруссии. Произошло это уже в 1873 году. Тогда же капитал банка увеличился до 15 миллионов талеров.

В 1873-75 годах произошел один из первых масштабных финансовых кризисов, который, впрочем, на Deutsche Bank сказался скорее благосклонно. Пока его конкуренты «лопались» один за другим, DB активно скупал за бесценок фирмы по всей Германии. А потом, в 1876 году, Deutsche Bank купил своих самых главных конкурентов – Berliner Bankverein и Deutsche Union-Bank. После этого тягаться с DB в Пруссии никто уже не осмеивался. При непосредственном участии Deutsche Bank в 1877 году был создан первый крупный немецкий синдикат – «Прусский консорциум». Он был создан для оказания финансовой помощи целым государствам (немецкий аналог МВФ того времени). Так, в 1899 году консорциум выдал заем Пруссии сначала на 125 миллионов марок, а позднее – еще на 75 млн марок. С этого времени уже не Deutsche Bank зависит от прихотей прусской короны, а наоборот.

В конце века Deutsche Bank все активнее выходит на международную арену, поскольку в Германии уже взяты практически все возможные высоты. И хорошим поводом для экспансии стало строительство железных дорог по всему миру. При этом в колониях ЖД-пути были не просто дорогами. Банк получил право для охраны этих путей, получив в свое распоряжение небольшую армию, продвигавшую колониальные интересы Пруссии все дальше и дальше.

Но не колониями жил в то время банк. Он активно осваивал не только европейский рынок финансовых услуг (а это учреждение было универсальным, оказывая практически все виды услуг доступные в то время). Так, Deutsche Bank профинансировал разработки Edison General Electric в США – благодаря этой компании, напомним, мир узнал о лампе накаливания. Там же банк «построил» Northern Pacific Railroad. После этого вложил средства в строительство Аргентинской электростанции, Турецкой железной дороги и т.д. В начале ХХ века банк продолжил свое расширение. К 1914 году его активы оценивались 200 млн марок, резервы – 112,5 млн марок, а также 1,58 млрд марок депозитов и кредитов. Все это богатство (а вместе с депозитами капитал банка превышал капитал казны Прусской империи) обслуживали сотни сотрудников в 46 филиалах по всему миру.

Однако дальнейшие планы по расширение остановила Первая мировая война. Нет, сами военные действия банку поначалу были очень выгодны, как и захваты новых территорий прусской армией. Но вот поражение в войне стало для Deutsche Bank, как и для всей страны, стало тяжелейшим ударом. Стоит сказать, что марка обесценилась в несколько миллиардов (!) раз. Так, в 1923 году за 1 доллар США давали 4 млрд 200 млн немецких марок. Это заставило ввести так называемые «рентные марки», равнявшиеся по курсу 1 млрд обычных марок. То есть за 1 доллар давали 4,2 рентной марки. По сути, на этот шаг правительство заставило пойти то, что на банкноте просто закончилось место, куда можно дописывать нули…

В таких условиях все резервы Deutsche Bank очень быстро сгорели, хотя финансовая активность в стране не прекратилась. Пользуясь дешевизной немецких ресурсов, наличием квалифицированной низкооплачиваемой рабочей силой (многие немцы были согласны работать просто за еду) и других факторов, на послевоенную Германию все больше стали обращать внимание зарубежные инвесторы, и не в последнюю очередь – из-за океана. Именно реализация плана Дауэса, а также некоторое замирение с Францией, позволили немцам выбраться из той ямы, в которой они оказались. Этот период даже назвали «золотыми двадцатыми».

Такому звучному названию способствовало еще и то, что в Германию стали возвращаться выданные еще во время войны кредиты и инвестиции. А «наследить» Прусская империя успела практически по всему свету. Ориентация на заграницу позволила выжить и Deutsche Bank. Однако говорить о какой-либо экспансии тогда уже нельзя было. Банк просто выживал, как выживала и вся страна. Совет директоров даже вынужден был пойти на слияние со своим злейшим конкурентом – Disconto-Gesellschaft. Объединив обе сети филиалов, закрыв дублирующиеся отделения и собрав воедино общие активы, Deutsche Bank (эту вывеску решили сохранить) смог дожить до начала 30-х, когда к власти пришел Адольф Гитлер.

В отличие от подавляющего большинства других крупных немецких корпораций, в Deutsche Bank власть нацистов восприняли без энтузиазма. Да, с одной стороны, Гитлер смог превратить беднейшую страну Европы в самую зажиточную. И это за неполные десять лет – немцы не просто так боготворили своего «вождя-фюрера», и были готовы пойти за них хоть в Ад. Впрочем, с началом Второй мировой войны – туда они и отправились, утянув за собой едва ли не весь мир.

Deutsche Bank вынужден был смириться с Гитлером и правлением немецких нацистов, даже несмотря на то, что троих членов советов директоров пришлось уволить – они были евреями. После этого банк делал все, что от него требовали новые власти – отбирал счета евреев, финансировал строительство концлагерей и т.д. Впрочем, те кто был против такой государственной политики долго не жили. Уже в 90-е годы банк добровольно перечислил жертвам нацистских репрессий 5,2 миллиарда марок, что стало рекордом для коммерческой структуры.

После войны и раздела Германии на западную и восточную, Deutsche Bank также был разделен. Из него выделили Berliner Disconto Bank AG, Norddeutsche Bank AG, Rheinisch-Westfälische Bank AG и Süddeutsche Bank AG. Центральный офис перенесли в Гамбург. В таком разделенном состоянии он существовал до 1957 года, когда вновь был объединен в единую структуру со старым названием – Deutsche Bank AG. Офис вновь переехал – на этот раз во Франкфурт. Активы банка на тот момент были более 8 миллиардов марок. В 1960-е и 1970-е годы банк начал восстанавливать свои былые контакты, возвращаясь на свои традиционные рынки в Америке и Азии. Вместе с другими европейскими банками он принял участие в создании European-American Bank & Trust Company для экспансии на рынке США. Позднее был создан «Евро-азиатский банк» - Eurasbank. Свое влияние «как в лучшие времена», банк смог восстановить, фактически, только к началу 90-х.

На 90-е годы приходится один из самых успешных для Deutsche Bank периодов. Он агрессивно расширяет свое присутствие в разных странах мира. При этом ставку делает на постсоветском пространстве: Россия, Польша, Болгария, Чехия, Венгрия. Еще активнее банк работает на рынке США, успешно конкурируя с местными финансовыми конгломератами. Там и в Европе он продолжает скупать ценные активы, среди которых и довольно серьезные конкурирующие структуры. Так, в Англии была куплена Morgan Grenfell, в США – Bankers Trust Corp (одна из самых крупных американских корпораций).

В двухтысячные годы, вместе с остальными финансовыми компаниями, Deutsche Bank увлекся фондовыми торгами. Начал с работы на Нью-Йоркской фондовой бирже, а затем и на азиатских площадках. Эта деятельность поначалу приносила финансовой корпорации (уже не просто банку) огромную прибыль, которую вкладывали в скупку ценных компаний по всему Свету. Так были куплены американская Scudder Investments, швейцарская Rued Blass & Cie, Российская Объединённая финансовая группа и пр. Очень активно Deutsche Bank вел себя и на родном немецком рынке, купив практически одновременно Norisbank, Deutsche Postbank и Berliner Bank.

Однако планам о дальнейшей экспансии помешал финансовый кризис 2008-2009 года. После чистой прибыли в 6,5 млрд евро за 2007 год, в 2008-м финансовая группа показала убыток почти на 4 млрд евро. Рентабельность собственного капитала ушла в «глубокий минус» составив -29% (после положительных 30% годом ранее). Однако уже через год банк вполне оправился от нанесенных потерь, продав или ликвидировав массу нерентабельных филиалов, практически прекратив выплаты дивидендов и т.д.

К 2011 году Deutsche Bank вновь начал поглядывать на «лакомые» предприятия, хотя говорить о полном оздоровлении финучреждения было преждевременно. Но, в 2012 году, не успев оправиться от кризиса 2008-го, финотчетность конгломерата вновь пошла вниз. Да к тому же едва ли не быстрее, чем в 2008-м. Причина – ставка на сырьевую экономику Восточной Европы. Обвал цен сначала на горно-металлургическую продукцию, а затем и на нефть сделал банк, конечно же, не убыточным, но его доходы сократились до минимума. Лишь в 2014 году Deutsche Bank смог продемонстрировать более-менее положительные финпоказатели, однако обвал нефтяных котировок в 2015 вновь все испортил.

Капитализация Deutsche Bank по итогам прошлого года составила порядка 35 миллиардов евро, активы – около 1709 млрд евро, собственный капитал – до 70 млрд евро. Все эти показатели продолжают расти, хотя довольно медленно. Но вот чистая прибыль… По итогам 2015 года корпорация показала убыток на 6 миллиардов евро, хотя годом ранее могла похвастаться прибылью в 1,6 миллиардов. Это заставило банк сокращать сотрудников, продолжать избавляться от «плохих» кредитов и т.д. О полноценной экспансии речь уже точно не идет.

Тем не менее, Deutsche Bank является один из крупнейших в мире конгломератов, влияющих на всю мировую финансовую систему больше, чем многие ведущие государства. Безусловно, конгломерат сейчас переживает не самые лучшие времена, но «посыпать голову пеплом» еще слишком рано – что для такого банка сырьевой кризис, если он выжил в Германии 20-х годов?