Продолжатель славных традиций всемирно известных швейцарских банкиров.

UBS Group AG является одной из крупнейших в мире корпораций, чей основной интерес сосредоточен целиком в сфере финансов. В основе структуры корпорации лежит одноименный банк, чью историю, в первую очередь, мы сегодня и рассмотрим.

UBS расшифровывается как «Union Bank of Switzerland». Но так было не всегда. Сначала это был просто банк – без названия. Название ему особо не требовалось т.к. он был первым и единственным на тот момент банком городка Винтертур на севере Швейцарии. Город был «столицей» одного из не самых крупных кантонов, но, в целом, можно сказать, что это была отдаленная европейская провинция. Впрочем, на то он и швейцарский город – даже на периферии там были сильны банкирские традиции. Постепенно банк Винтертура стал писаться как банк и стал именем собственным. «Банк Винтертура» был основан 25 июня 1862 года (педантичные швейцарцы в точности зафиксировали это событие). С этого момента и ведет свою историю UBS Group.

Впрочем тот факт, что поначалу он не имел четкого названия не означает, что банк был мелким – его для своих нужд учредили 13 крупнейших швейцарских семейств предпринимателей. Им как раз и нужно было тихое спокойное место, вдали от суеты, ведь деньги любят тишину… Среди корпораций, которые вложили свой капитал в этот банк, были такие известные в стране бренды как Sulzer, Reinhardt, Rieter, Volkart и т.д. Его начальная капитализация составила 5 миллионов швейцарских франков, что было по тем временам было действительно огромной суммой.

Планировался он как финучреждение для обеспечения кредитования и инвестиций всей швейцарской промышленности. Поскольку в конце века как раз и началась очередная «промышленная революция», то банкиры Винтертура работали не покладая рук. Начав с инвестиций в текстильную промышленность и железнодорожный транспорт, они расширились до, фактически, всех остальных сфер экономики, инвестируя во все, что могло посулить хорошую прибыль.

Такой подход был настолько эффективен, что к 1906 году Банк Винтертура смог открыть филиал в столице Швейцарии Цюрихе. Да, может показаться, что 40 лет это долго, но, учитывая что речь не о рядовой стране Европы, а о Швейарии – «стране банкиров и часов», то это огромный успех. Не самому крупному финансовому заведению страны, пусть и с поддержкой в среде промышленников, было трудно тягаться с банками, кредитующими целые государства и армии. Однако Банк Винтертура смог их превзойти, инвестируя преимущественно во внутреннюю швейцарскую промышленность, что для ориентированных на обслуживание иностранцев швейцарцев казалось удивительным.

Дела в банке шли хорошо, но для уверенного выхода на зарубежные рынки и для успешной конкуренции внутри страны нужны были дополнительные ресурсы. Для этого Банк Винтертура решил объединиться с банком Тоггенбурга – своей почти точной копией (это, на самом деле, было типично для Швейцарии). Их объединенный банк получил название «Союз Швейцарских Банков». В оригинале оно звучит как Schweizerische Bankgesellschaft (SBG) или Union Bank of Switzerland (UBS) – на английском. Так, в 1912 году, учреждение получило свое современное имя. Его уставный капитал тогда вырос уже до 35 миллионов франков.

Но вскоре случилась Первая мировая война. Для нейтральной Швейцарии это стало воистину «звездным часом». Туда несли свои деньги зажиточные люди со всех враждующих сторон. Более того, тысячи дворян из Российской империи, которые бежали в Европу от ужасов Революции, также вкладывали свои средства в банковские банки. В это же время из-за океана в Европу определился сильнейший приток американского капитала. Поскольку американцы также участвовали в войне, то им нужно было обеспечивать свои вооруженные силы, а также инвестировать и скупать задешево активы разрушенного войной «Старого Света». Все это позволило UBS очень сильно увеличить свою капитализацию. К тому же профиль банка оказался как нельзя кстати – всем понадобились деньги на восстановление Европы. А где их взять? В банке конечно! Так многие и сделали, превратив пусть довольно успешный, но все равно провинциальный банк в одно из крупнейших финансовых учреждений не только Швейцарии, но и всего мира.

В знак своего нового статуса уже в 1918 году UBS переносит свой центральный офис в Цюрих – отныне он «лицо» Швейцарии. Пока, впрочем, перенос был не полный – оставив формальный статус «центра» за своим родным городком, но где у банка бухгалтерия, его «сердце» - там у него и центр. Формально центральный офис был перенесен после Второй мировой войны, когда эта страна вновь была нейтральной и смогла «продать» этот нейтралитет еще дороже. С этого момента Швейцария становится финансовым центром не только Европы, но и всего мира, а UBS – становится центром Швейцарии.

Финансовую экспансию по другим регионам UBS начал еще после Первой мировой. Так, были скуплены отдельные провинциальные банки во всех регионах страны, что позволило очень быстро расширить свою сеть филиалов на всю страну. Помимо банков скупались и другие мелкие фирмы, работающие в финансовой сфере. Это превратил крупный банк в полноценную корпорацию, объединяющую самые разные направления деятельности.

В межвоенное время UBS все активнее выходит на зарубежные рынки заимствований. Наиболее активно он работал в Германии и странах Восточной Европы, став одним из крупнейших их кредиторов. При этом, будучи банком, UBS больше накапливал средства, чем тратил. Это позволило компании накопить огромные резервы, и подойти к кризису перепроизводства 1928-32 годов во всеоружии. Многие швейцарские банки пострадали от кризиса, но UBS не только не обанкротился, но и продолжил экспансию, скупая менее удачливых конкурентов.

Тем не менее, он проигрывал борьбу гонку еще более удачливому конкуренту. В 1854 шесть малых банков в Базеле подписали соглашение о совместной выдаче ссуд. В 1872 году они произвели слияние, став называться «Базельское банковское объединение». Их профиль был тот же, что и у Банка Винтертура – инвестиции в промышленность и кредитование железнодорожной отрасли. Однако, поскольку в виде единого учреждения они вышли на рынок Швейцарии позднее конкурентов, то им пришлось вести свою экспансию еще более жестко и бескомпромиссно.

Так, в 1895 они поглотили столичное Цюрихское банковское объединением, в следующем году – Санкт-Галленский Швейцарский союзный банк. Еще через год под их натиском пал Базельский депозитный банк. Все это были не малые фирмы, как у UBS, а влиятельные игроки рынка, поглощая которые Базельское банковское объединение смогло стать самым крупным банком страны подвинув всех своих конкурентов. Поглотив всех, до кого руки дотянулись, в 1897 году было объявлено о создании «Швейцарского банковского объединения» (Schweizerischer Bankverein — SBV). Тем не менее, UBS сдавать свои позиции на рынке не собирался. Под знаком дружественной конкуренции этих крупнейших финансовых институтов и прошла вторая половина ХХ века.

Нельзя сказать, что борьба эта была непримиримой. После первоначальной экспансии базельцы «остепенились» и стали вести свою деятельность очень осторожно, чтобы не потерять достигнутое. К тому же обе компании все больше ориентировались на зарубежных партнеров (в маленькой Швейцарии им давно стало тесно), а мир велик – клиентов на всех хватит. Постепенно, раз за разом, банки стали все чаще участвовать в совместных проектах, пока не зашла речь о строительстве грандиозного железнодорожного проекта – тоннеля под альпийским горным массивом Готард. «Просверлить» в скальной породе 15 километров пути было до тез пор никому не под силу. Однако UBS и SBV взялись за это дело, вложив совместно 227 миллионов франков. Это произошло еще в 1872 году (начало строительства – оно затянулось до 1882 года). С тех пор банки хоть и были прямыми конкурентами, но непосредственно друг против друга не выступали, поглощая раз за разом все больше более мелких конкурентов.

В 1945 году UBS купило Eidgenössische Bank (EIBA) увеличив таким образом объем своих активов до небывалых ранее 1,5 млрд франков. В этом же году SBV поглотило Basler Handelsbank, увеличив свои активы до 2 миллиардов франков, вновь обогнав UBS и опять заняв позицию крупнейшего банка Швейарии. «План Маршалла», американское присутствие в Западной Европе, её перестройка после кровопролитной Второй мировой войны – все это было на руку швейцарцам, чью территорию разруха обошла. И не просто обошла, а позволила накопить колоссальные ресурсы. И эти ресурсы они стали инвестировать в самые разные сферы, получая огромную прибыль.

Однако швейцарцы не учли одного – точно также стали вести себя и американские банки, которые обладали не меньшим объемом капитала, но были более пассионарны и агрессивны. Постепенно, к 1970-м годам, американцы смогли подвинуть Швейцарию на «пьедестале почета» мирового финансового рынка. Еще хуже дела пошли у банковских корпораций, когда в 70-е разгорелся очередной мировой финансовый кризис. На этот раз даже изоляция Швейцарии и огромные резервы компаний не спасли их от ослабления. Нет, о банкротстве речи не было, но свои позиции они на мировом рынке они на время потеряли.

Тем не менее, швейцарцы не собирались сдаваться без боя американцам. Они искали возможности для своего расширения – выходили на новые рынки, в новые страны. SBV даже осмелилось выпустить первые банкоматы в 1967 году, несмотря на то, что уровень технологий пока не позволял им эффективно работать. Однако это лишь замедлило их развитие. Преодолев первые годы кризиса, они поняли, что стоит вести себя как американцы. С этого началась масштабная скупка активов SBV и UBS по всему миру: Австралия, Сингапур, Гонконг, ЮАР, Канада, Бразилия, Мексика и т.д. Швейцарцы осмелились даже посягнуть на рынок США, где нанесли своим американским конкурентам сильнейший удар – сначала открыв офис в Чикаго, затем в Сан-Франциско, а затем и в «святая-святых» финансового рынка США – Нью-Йорке.

Но американцы также не собирались сдаваться – за одним конкурентом шел другой, за другим третий и т.д. Степенные швейцарцы не успевали реагировать на то, как банки в США успевали открыться, развернуться, став едва ли не крупнейшими в мире, и благополучно «лопнуть» во время очередного кризиса. Так, например, ряды банков основательно прочистил строительный кризис 1980-х, который произошел сразу после финансового кризиса 1970-. История банковской сферы второй половины ХХ века может уместиться в три слова: «кризис после кризиса».

В 1990-е годы финучреждения США вновь стали заняли первые позиции в мировых рейтингах. Причина – ставка на информационные технологии, которые в конце 80-х и начале 90-х буквально «выстрелили», утянув за собой на финансовую вершину мира и местные банки, инвестирующие в новые сферы. Да, очередной кризис (на этот раз доткомов) в конце 90-х их ряды опять проредил, но суди дела это не изменило – швейцарцы были слишком консервативны для конкуренции с американцами. Осознавая это, менеджмент SBV и UBS принял решение о слиянии под вывеской последней. Это произошло в 1997 году, создав крупнейший в мире финансовый конгломерат.

Чтобы не отстать от американских конкурентов, обновлённый UBS стал заниматься не только своими традиционными сферами, но и ипотечным кредитованием, финансовым сопровождением бизнеса (в том числе работой с налогами) и т.д. Стремление заработать любой ценой привело к ряду скандалов. Больше всего их было в США, что и не удивительно – конкуренция там была очень жесткой, и местные игроки активно использовали против швейцарцев законодательство США. Тем более, что и сами швейцарцы сплошь и рядом давая поводы для финансовых расследований американских госструктур. То они были замечены в уклонении от налогов, то покрывали финансовых мошенников, то еще что-то. Вообще вся история UBS в 2000-е годы – это история судов и препирательств с контролирующими органами США.

Не намного лучше ситуация была и в Европе – там также один суд плавно перетекал в другой. Наиболее громкий скандал был с «еврейскими счетами». Во времена Гитлера, многие зажиточные евреи лишились свих счетов, которые были в UBS, а после этого были казнены в концлагерях. В 90-е годы их потомки решили отсудить счета и компенсации за все эти годы. После длительных тяжб UBS вынужден был выплатить им 1,2 миллиардов долларов. Одних процентов за 70 лет набежало на астрономическую сумму. После этого UBS судился с органами Франции, Великобритании и даже своей родной Швейцарии, где банк обвинили в махинациях с LIBOR – межбанковской ставкой кредитования.

Тем не менее, агрессивная экспансия по всему миру и работа по принципу «деньги не пахнут» позволила UBS выйти на лидирующие в мире позиции, пережив даже кризис 2008 года, который был для многих их конкурентов фатальным. На данный момент у банка свыше 2,5 миллионов частных клиентов и, что еще более важно, 143 тысячи корпоративных. Тем не менее, первое место в мире или даже Европе UBS так и не смог занять. По крайней мере – пока. В ЕС она занимает второе место по капитализации с показателем активов в 940 миллиардов долларов, а также собственного капитала на 55 миллиардов.