История ведущей в мире страховой компании MetLife.

Все мы чего-то боимся. Кто-то боится свою руку сломать, кто-то ногу, а кому-то страшна сама мысль о старости в нищете. Страх – наверное, самая благодатная почва для бизнеса…

Воспользовавшись многочисленными страхами американцев, MetLife стала одним из самых успешных в мире страховых конгломератов. Причем стала не вчера или позавчера, а еще на рубеже XIX и XX веков, символом чего является один из старейших Нью-Йоркских небоскребов – Мет Лайф Тауэр, построенный в далеком 1909 году в качестве штаб-квартиры одноименной компании. Он определил лозунг компании: «Никогда не гаснущий свет». Подразумевая на помощь от компании в самых трудных ситуациях.

Полное название корпорации звучит как Metropolitan Life Insurance Company, Inc. Сейчас они занимаются практически всеми видами страхования: от пенсионного и медицинского до «лайфового» (страхование жизни) и, даже, от несчастных случаев. Присутствуют на рынках всех континентов, кроме Африки. Помимо, собственно, страхового бизнеса в структуру корпорации входят банки, пиар-агентства и прочие компании, занимающие смежные отрасли. Но так было не всегда. Началом всему этому стала Гражданская война в США…

В 1860-е годы США буквально захлестнула волна насилия (война есть война). После жестоких столкновений на поле боя армий Юга и Севера, в мирную жизнь попала армия еще одна – армия инвалидов, людей с многочисленными болезнями, страхами и т.д. И большинство из них требовало социальной защиты, однако, постойте – на дворе XIX век, о каком соцпакете может идти речь? Платили бы пенсион – это тогда уже считалось за счастье. Впрочем, так думали далеко не все.

До войны бизнес страхования в США развивался довольно активно, но, откровенно говоря, «звезд с неба» их представители не хватали. А вот во время и после войны те, кто в этой сфере активно трудился, буквально, озолотились – все более-менее обеспеченные люди, а также владельцы предприятий, стали заботиться о защите своего здоровья, имущества, в конце концов – самой жизни. Знавший всю подноготную как войны, так и «околовоенного» бизнеса (на войне не только страховщики активно зарабатывали) доктор медицины с характерным именем Джеймс Д. Доу основал компанию National Union Life and Limb Insurance Company («Национальная объединённая компания страхования жизни и здоровья»). Это произошло в 1863 году.

Кстати об имени основателя – оно действительно знаменательное. В англоязычной культуре есть традиция всех неизвестных называть «Джон Доу». Нашли тело погибшего на войне без документов? Его записывают как Джон Доу. Подбросили ребенка в детский дом? Знакомьтесь – это тоже Джон Доу. Истец в суде хочет сохранить свое имя в тайне? Значит будет Джоном Доу. У истца есть «безымянный» сын? Это Бэби Доу. Жена – Джейн Доу, а брат или другой родственник мужского пола, чьи данные неизвестны, будет зваться Джеймс Доу. И именно так, по удивительному стечению обстоятельств (или не случайному…) и звали основателя и директора MetLife – Джеймса Д. Доу…

Покончив с «минуткой конспирологии» перейдем непосредственно к официальной и канонической истории компании. После основания в 1863 году она едва не закрылась в том же году – за год был «спущен» весь капитал в 100 тысяч долларов (по тем временам – огромная сумма), да еще и получен по итогам финансового года убыток в 1400 долларов. Свой первый год жизни «лайфовая» страховая компания закончила на «почетном» 27 месте (или 1-м с конца) в рейтинге страховщиком штата Нью-Йорк. Однако не все так, на самом деле, плохо было у компании. Они смогли подписать 17 контрактов на страхование жизни и 56 – на страхование от несчастных случаев. Как бы слабо это не выглядело на фоне остальных компаний, MetLife выстояла.

Проведя за пару лет череду реорганизаций, Джеймс Доу смог вернуть компанию к жизни. Для этого пришлось отказаться от страхования от несчастных случаев (судя по всему, Америка времен Гражданской войны была полна неприятных неожиданностей) и переименовать фирму. С 1868 года компания получила название Metropolitan Life Insurance Company, что и было впоследствии сокращённо до привычных нам MetLife. К тому времени будущая «гроза страховщиков всего мира» расширила свой штат аж до шести сотрудников и заняла двухкомнатный офис на Манхэттене.

Еще в течение двух лет компания продолжала расти, однако в 1870-е годы разразился экономический кризис. MetLife вновь взялись реорганизовывать. На этот раз за этот процесс отвечал президент компании Джозеф Ф. Кнапп. Он решил выйти на новый для компании рынок – работа с корпоративными клиентами по промышленному страхованию. Эта практика была широко распространена в Великобритании и называлась «рабочим страхованием», хотя сути это нисколько не меняло. Процесс перехода на «британские рельсы» затянулся до 1879 года. Тогда в компанию были приглашены английские менеджеры, а своим клиентам MetLife предложила дешевые «рабочие» полисы с еженедельными выплатами. Переориентация на страхование рабочих сразу целыми предприятиями и по дешевке дала свои плоды – уже к 1880 году количество проданных полисов возросло до миллиона. Это дало прибыль в 1 миллион долларов. К тому времени уже никто и не вспоминал, что менее 10 лет назад MetLife едва балансировала на грани краха.

С этого начался бурный рост компании. У 1909 году она вышла на первую позицию по всем показателям в США. Символом успеха и расцвета стало строительство в Нью-Йорке того самого Мет Лайф Тауэр, определившего ландшафт Манхэттена на долгие годы. Он задумывался как самое высокое здание мира, и был таковым до 1913 года.

Ориентация на массовое и дешевое страхование рабочих слоев американского общества еще не раз спасало компанию от краха. Так, в 1929 году произошел сильнейший биржевый обвал в США, приведший к банкротству десятки, если не сотни, американских компаний. Однако MetLife прошла период кризиса без потерь т.к. работники реального сектора экономики (их основные клиенты) и так с финансовыми «пузырями» дел особо не имели. Следовательно – они удержали на плаву и MetLife.

Благодаря этой же стратегии компания смогла пережить «Великую депрессию» не просто сохранив свою капитализацию и долю на рынке, но и приумножив её. Причина – компания вела активную социальную политику, обеспечивая льготное страхование даже социально незащищенным слоям населения. К 1930 году компания стала настолько популярна, что каждый пятый житель Северной Америки (уже не только США) был клиентом MetLife.

Использовав свои навыки при строительстве собственного небоскреба, MetLife начала оказывать новый вид услуг – страхование в строительной сфере, а также непосредственно выдача займов для этих же целей. Так, на их деньги были построены Эмпайр-стейт-билдинг и Рокфеллер-центр.

Когда началась Вторая мировая война, MetLife стала активно поддерживать антигитлеровскую коалицию. Причем как словом, так и делом – 51% собственных активов она обменяла на военные облигации. Это не только сделало образ компании положительным в глазах общественности, но и сделало должником компании само правительство США и Министерство обороны. Это также позволило ей активно вести экспансию на территориях, которые освобождались армией США от немцев и их союзников. Так MetLife в послевоенный период сделала возможным расширить свое присутствие едва ли не во всех странах мира. Однако первоначально явной экспансии не было – свои филиалы она использовала очень ограничено вплоть до 1980-х годов, сосредоточившись на внутреннем рынке США, развивая пенсионное и корпоративное страхование.

К полноценной экспансии крайне консервативный и осторожный менеджмент компании «созрел» к выходу «в Свет». И действительно, в двухтысячные годы все ранее намеченные направления были расширены, а новые добавлены. Начав с Филиппин, Индии, а также Польши, компания пришла к выходу на рынок Китая. Тем не менее, по-настоящему успешной можно назвать только работу в Индии, где доля компании на рынке приближается к 3,5% (учитывая количество местного населения – большое преимущество).

Гораздо более успешной оказалась экспансия в Латинской Америке – Мексика, Чили, а также Бразилия позволили MetLife выйти там на лидирующие позиции. Позднее к ним подключилась Япония и Южная Корея. Затем настала очередь Испании других стран «Старой Европы». В это же время компания начала скупать по всему миру компании с аналогичным предложением. Так, были куплены 59% Banco Estado Corredora de Seguros, Travelers Life & Annuity, профильное подразделение Citigroup и т.д.

Во время кризиса 2008-2009 годов компания продолжила экспансию с новой силой. Ориентация на массовые дешевые полисы, а также традиционная для менеджмента консервативная политика относительно участия в финансовых операциях на бирже, позволили сохранить капитал. Поскольку остальные не были так предусмотрительны, то MetLife начала скупать конкурентов. Первой «пала» American Life Insurance Company (Alico) – её купили за 16,2 миллиарда долларов. Благодаря этой покупке корпорация увеличила свое присутствие с 17 стран мира до 64-х. При этом сама Alico была сохранена в структуре MetLife с определенным уровнем автономии. Действительно, зачем ломать то, что и так приносит хороший доход?

На данный момент компания является одной из крупнейших в США как по капитализации, так и по объему активов. Количество клиентов оценивается почти в 100 миллионов в более чем 50 странах мира, капитализация – около 60 миллиардов долларов, а объем активов по итогам 2015 года оценивался более чем в 900 миллиардов долларов.

Главный посыл, который нам демонстрирует история этой компании, это то, что страхование не любит спешки, а также требует консервативного подхода. Также не стоит гнаться за богатством и делать ставку исключительно на богатых слоях населения – количество тоже неплохой вариант, и со временем непременно переходит в качество.