Путь к успеху владельца 120 изданий, кинокомпаний и издательств на 4-х континентах, а также состояния в $14 млрд.

Легко ли запустить одно издание? Не важно – традиционное, интернет-портал или даже просто тематическую группу в соцсетях. Очевидно, что очень непросто. Еще сложнее сделать то же самое со 120-ю изданиями одновременно, одной из крупнейших в мире кинокомпаний и нескольких смежных фирмах на четырех континентах. И не просто управлять ими, вкладывая свои средства, но еще и зарабатывая на них в условиях общемирового кризиса СМИ из-за резкого падения доходов от рекламы. Причем зарабатывая не мелочь «на мороженое», а вполне ощутимые суммы, исчисляемые миллиардами и десятками миллиардов «вечнозеленых». Еще более важно, понимание афоризма: «кто владеет информацией – тот правит миром», ведь СМИ формируют общественное мнение, создают повестку дня для каждого из нас, заставляют быть «потребителем», в чем-то нас «оболванивают», но в чем-то и развивают, свергают одних политиков, чтобы посадить на их места других таких же, и т.д. Все это касается не сотен отдельных человек, а одного конкретного – медиамагната Руперта Мердока.

Говоря о том, как трудно запустить собственноручно успешное СМИ в предыдущем абзаце мы слегка слукавили. Это, безусловно, непросто, но наш нынешний главный герой практически не запускал газеты, журналы, сайты и т.д. Во-первых – на момент своего вхождения в эту сферу в 1952 году у него уже был приличный задел – унаследованная от отца компания, владеющая несколькими изданиями разного пошиба, в том числе и довольно крупными. Впрочем, акционеры сразу после скоропостижной смерти отца Мердока отобрали у его семьи практически все, кроме одной практически обанкротившейся газеты с минимальными тиражами. Да, стать «принцем без королевства» это не такой уж большой задел, но это все-равно не то же самое, что начинать что-либо с нуля.

Во-вторых – Мердок прославился не столько как успешный новатор в медиа-сфере или талантливый журналист с острым слогом, сколько как бизнесмен с очень агрессивной политикой по отношению к конкурентам. Большинство из своих 120 изданий он купил, а некоторые «приобрел» при помощи судов или иных не вполне конкурентных средств. Один недавний скандал с прослушками высокопоставленных лиц в Великобритании и США чего стоит: бескомпромиссность и агрессивность (в плане бизнеса), в сочетании с готовностью использовать любые, даже самые «черные» методы, для достижения цели характеризуют личные качества Мердока. Однако нельзя судить строго человека, не узнав его предысторию, которую мы и начнем, как водится, с начала.

Родился Кейт (Кит) Руперт Мердок 11 марта 1931 года в австралийском Мельбурне в семье известного в англоязычном мире журналиста Кита Артура Мёрдока, получившего огромную известность в качестве военного корреспондента на просторах битв Первой мировой войны. Артур смог конвертировать свою известность в капитал, запустив несколько газет в Австралии. Позднее он смог создать даже некое подобие медиа-империи в масштабах одной страны, но довести до успеха свою деятельность не смог – в дело вмешалась смерть…

В это время Руперт заканчивал обучение в Оксфорде, где получил степень магистра. Срочно бросив все дела на научном и политическом поприще (он был активистом Лейбористской партии), Мердок вернулся домой, в Мельбурн, чтобы возглавить осиротевшее дело отца. Однако не все оказалось так просто: пока он вступал законные права наследника, партнеры отца отобрали практически все газеты, оставив лишь убыточную и погрязшую в долгах The Adelaide News. С этого времени целью в жизни Руперта стала месть обидчикам (иногда даже заранее) и возврат всех отцовских СМИ, которые считал своими по праву.

Начал свое управление Руперт с реорганизации довольно слабой газеты. Применив все свои навыки, полученные в Оксфорде, а также природные смекалку и умение добиваться своих целей любыми средствами, он смог не просто возродить The Adelaide News, но и сделать высокодоходной. Однако накопленный капитал вместе с семейными сбережениями он потратил не на развитие этого издания, а на агрессивное расширение её позиций: вместо того, чтобы изыскивать какие-то особые стратегии для преодоления конкурентов, он просто решил их купить либо дискредитировать. Мердок активно включился и в политическую жизнь Австралии, однако не на стороне лейбористов, которых активно поддерживал до смерти отца, а на стороне консерваторов. Этот принцип «работы» с конкурентами – покупку бизнеса при лоббировании своих интересов в политических кругах – стал основной тактикой на всю оставшуюся жизнь бизнесмена.

Скупив подавляющее большинство конкурентов он сделал свою медиа-сеть самой популярной в Австралии. Лишь после этого он решил замахнуться на Sydney’s Daily Mail – на тот момент крупнейшее издание страны. Только расчистив путь, Мердок запустил свой полноценный и самостоятельный проект – первую общенациональную газету The Australian, которая начала выпускаться в 1964 году.

Тут же следует сказать и о другой особенности бизнес-методики Мердока. Он сконцентрировался не на серьезных нишевых изданиях, а, в первую очередь, на таблоидах и прочей «желтой прессе». Народ, как известно, испокон веку требует хлеба и зрелищ. Если по второй проблеме Руперт бы не помощник, то с решением вопроса зрелищ у него сложностей не возникало. Публикуя в своих изданиях не всегда проверенные, но зато скандальные материалы, он быстро добивался узнаваемости бренда газет и их популярности. «Плохой пиар – это тоже пиар», а «небольшой скандал еще никому никогда не мешал», – вероятно, так размышлял Мердок на заре своего становления как бизнесмена. Судя по тому, что он стал мультимиллиардером, а о его конкурентах все забыли еще в средине прошлого века, то эти идеи имеют право на жизнь, хотя далеко не каждый осмелится взять их на вооружение.

Впрочем, покорение медиа-рынка Австралии отнюдь не было целью Руперта Мердока – это был лишь успешный старт. Выход на международную арену для него начался с приобретения в 1968 году лондонской газеты News of the World. К тому моменту наш герой владел в Австралии уже не только газетами и журналами, но телеканалами, что в то время было делом новым, но, несомненно, передовым (можно сравнить с модными ныне планшетами – появились буквально пару лет назад, но используются уже повсеместно).

В 1970-е годы Мердок уже мог говорить о своем бизнесе, как о транснациональной империи, хотя и не столь уж масштабной. Тем не менее, с ним стали считаться не только в Австралии, но и во всем Западном мире (в первую очередь – в Британском сообществе наций). Сам же он продолжил поддерживать консервативные политические силы, поспособствовав их многочисленным победам в разных странах. За двадцать лет он сильно изменился, о чем может свидетельствовать смена взглядов от либеральных и лейбористских, до жестко консервативных.

Осознав необходимость централизации в управлении всей своей медиа-империи, Мердок создал News Corporation (News Corp.), являющуюся ныне одним из самых крупных в мире медиа-конгломератов, влияющих на умы и желания англоязычных читателей. Он занял пост в 1979 году и с тех пор контроля над корпорацией не терял, лишь перейдя с оперативного на более глобальное управление в 1991 году – тогда он сменил должность на председателя наблюдательного совета News Corp. Это дало ему возможность заняться более глобальными вопросами, оставив рутинное управление процессами на «выращенный» им же менеджмент компании. Впрочем, это случилось еще не скоро – на 1970-е и 1980-е пришелся пик активности Мердока.

При этом он не изменял своим принципам в конкурентной борьбе, продолжая агрессивную экспансию по западному миру. Сначала медиамагнат приобрёл в США газету The New York Post и журнал New York Magazine – так он смог выйти на рынок СМИ с самой высокой степенью капитализации. Одновременно с этим он «прошелся» по крупнейшим изданиям Великобритании, купив по очереди The Sun, The Times и The Sunday Times.

Как ярый сторонник консервативных ценностей он вел бескомпромиссную борьбу не только с конкурентами, но и с профсоюзами, отказываясь идти на малейшие уступки своим сотрудникам. Впрочем, эту борьбу он скорее проиграл т.к. в конце концов Мердок вынужден был согласиться на изменения рынка труда в США и Великобритании. Да, лет на 10-15 позже, чем остальные СМИ, но все же согласился, нажив при этом массу противников среди собственных подчиненных. Так, используя новейшие на тот момент технологии по изданию прессы, он просто выставил на улицу всех недовольных своим жестким правлением. А это несколько тысяч человек в одной только Великобритании. Удивительно, как имея такие армии противников и настолько негативное отношение в обществе и политикуме он умудрился достичь таких высот. Причем главными его врагами стали представители Лейбористской партии Англии, к которой он в студенческой молодости питал самые нежные чувства…

Настоящий прорыв для Мердока произошел в 1980-е годы, когда уровень технологий позволил сделать телевидение по-настоящему общедоступным, а также, что немаловажно, цветным и разнообразным. Чтобы развиваться в этой сфере Руперту даже пришлось в 1985 году принять гражданство США т.к. законодательство этой страны запрещает владеть местными каналами иностранцам. Проделав большую работу по подготовке в выходу на телерынок Соединенных штатов, Мердок не изменил себе и здесь – вместо создания чего-то абсолютно нового он купил фирму Metromedia. Реорганизовав её (в первую очередь, распрощавшись с «лишними» сотрудниками и наняв новых) он создал на этой базе телекорпорацию Fox Broadcasting. Сейчас она известна нам как Fox News.

С 1996 года он, также как ранее в Австралии и Великобритании, начал пропагандировать консервативные идеи в США, для чего даже создал новый канал новостей. Сконцентрировав в своих руках огромную машину пропаганды, Мердок стал все активнее влиять на политическую ситуацию в западном мире. Так, поддержке его СМИ обязаны Маргарет Тэтчер, Джон Мейджор и многие другие британские политики. При этом сам Мердок не брезговал поддерживать одновременно и консерваторов, и лейбористов, если ему была от этого выгода. Так, вопреки своим консервативным взглядам, Руперт привел к власти «нового лейбориста» Тони Блэра. В США Мердоку своим восшествием на политический трон обязаны Рональд Рейган и оба Джорджа Буша. Младший из них, к тому же смог организовать военную кампанию в Ираке – именно Мердок взял на себя «обработку» общественного мнения США и всего мира в поддержку военной интервенции в эту страну. И он победил – военное вмешательство произошло, что запустило острейший и глобальнейший кризис на Ближнем Востоке, который мы имеем возможность наблюдать и сегодня.

Однако когда популярность Буша-младшего из-за этой же войны резко пошла вниз, Мердок стал оказывать поддержку его противникам из Демократической партии, чем приблизил крах Республиканцев на следующих выборах. Ныне правящие в США демократы во многом обязаны Мердоку т.к. ему удалось сильно увеличить спонсорские поступления этой партии благодаря агитации на своих каналах и в газетах.

В двухтысячные годы медиамагнат продолжил экспансию на мировом рынке СМИ, выйдя за пределы англоязычного сегмента. Так, он приобрел медиа в Европе, Латинской Америке, Азии и т.д. Пожалуй единственный континент, который остался практически без внимания Мердока – это Африка (Антарктида не в счет – популяция местных ученых не столь высока, чтобы сделать там прибыльное СМИ).

Руперт Мердок в это же время стал все больше переориентироваться с таблоидов на серьезные деловые и политические издания. Он это объяснял тем, что просто устал. При этом медиамагнат открыл для себя новую сферу – кинематограф. Более того, в последние годы именно каналы группы Fox смогли создать тренд на дорогие телесериалы, по своим бюджетам сопоставимые с «большим кино». В этом сегменте самыми заметными покупками являются 20th Century Fox и Fox Television. Помимо этого Мердок все больше стал интересоваться книгоизданием, приобретя Harper Collins Publishers.

В 2007 году он сделал «сделку века» на рынке прессы США – приобрел The Wall Street Journal. Причем не только само издание, но и весь холдинг Dow Jones, которому газета и принадлежала. После этого успеха он замахнулся даже на кинокорпорацию Time Warner, однако этим планам помешал финансовый кризис 2008-2009 годов, который основательно подкосил состояние Мердока, и изрядно проредил перечень его газет. Столь плачевная ситуация в отрасли заставила его перевести большинство своих СМИ с печатной на электронные версии (сократив при этом толпы сотрудников), а сам электронный контент сделать платным – до него на таком уровне никто не пытался продавать газетный интернет-контент без самих, собственно, газет, которые можно потрогать в живую.

Сейчас медиа-империя Мердока включает в себя сотни компаний и изданий по всему миру, а его состояние оценивается «Форбс» в 13,9 миллиардов долларов - №77 в списке крупнейших мировых миллиардеров. Однако этот успех был сопряжен с множеством скандалов и проблем. Из-за особенностей своей экспансии Мердока не критиковал только ленивый. Ему ставили в вину агрессивное поглощение качественных изданий и замена их на «вульгарный массовый продукт», обвиняли в уникальной системе оптимизации налогов при помощи офшоров (он практически не платил корпоративных налогов) и т.д.

Опыт медиамагната может оказаться интересным для многих предпринимателей, ведь он, так или иначе, добился вершин в своей сфере. Поддерживая или протестуя против его манеры ведения дел, однако никто не сможет отрицать факт успешности Руперта Мердока на медиа-рынке. А если кто и осмелится, то рискует стать «врагом номер 1» для сотен его газет и каналов…