Каковы перспективы космической отрасли Украины?

Все мы периодически отрываем свой усталый взгляд от окружающей нас грязи, побитого асфальта и разбросанного вокруг мусора, чтобы взглянуть на звезды, неуверенно поглядывающие на нас в просветах между крышами многоэтажек.

Они нас манят к себе, интригуют, восхищают, безмолвно мигая в ночной мгле. Но затем нам все равно приходится возвращаться к обыденной рутине, к продажным политикам и алчным чиновникам, к высоким тарифам и еще более и более высоким налогам. Однако есть люди, которые решили плюнуть на всё это рутинное безобразие, и избрали себе путь в космическую отрасль (да, у нас, согласно Госстату, она все еще числится такая промышленность).

Впрочем, как оказалось, в этой сфере все также беспросветно, как и везде – коррупция, откаты, недофинансирование, склоки и митинги. Тем не менее – чиновники рапортуют о «беспрецедентном» увеличении финансирования исследовательских центров и предприятий космической отрасли, в то время как сотрудники по полгода не видят своих зарплат. Так есть ли у нас, как у государства, «космические» перспективы или тут уже тоже «все пропало» и виднеется очередная «зрада»? Это особенно интересно на фоне заявлений из США и Европы, где на полном серьезе готовятся к полету на Марс и строят туристические космические корабли для коммерческого использования.

Непосредственным информационным поводом для написания статьи являются заявления новоназначенного главы Государственного космического агентства Украины (ГКАУ) Любмира Сабадоша, которого цитирует «Интерфакс-Украина».

Чиновник заявляет, что с этого года изменились приоритеты для отрасли – теперь ГКАУ и отечественные ученые будут работать над созданием новых ракетных технологий: новых двигателей, спутников и, собственно, ракетоносителей. Все это увязывается с потребностями оборонной сферы, хотя, по словам Сабадоша, на военные разработки приходится всего треть средств.

Так, глава ГКАУ сообщил о намерении развивать «группировку спутников дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ) «Сич». При этом важнее другое заявление – чиновник анонсировал развитие «наземной инфраструктуры». Это важнее и интереснее, т.к. ДЗЗ «Сич-2» уже был запущен 17 августа 2011 года – то есть еще правительством опального ныне Азарова со товарищи. И о запусках «Сич-3» или хотя бы ««Сич-2,5» пока речи не было. А вот развитие наземной инфраструктуры – другой вопрос. Очевидно, Кабмин на это средства уже выделил. Неужели у Украины появится свой космодром? Или может модернизацию заводов проведут? Хотя бы частичную?

Продолжая эту тему, Сабадош сообщает, что планируется налаживание отечественного сегмента международной системы использования данных аэрокосмического мониторинга, к которой как раз и будет подключен спутник «Сич». Цель подобных мероприятий – интеграция в Европейское исследовательское пространство.

Все это в ГКАУ считают вполне реалистичным, поскольку в этом году, впервые за шесть лет, государственным бюджетом предусмотрено финансирование потребностей национальной космической программы в полном объеме – на уровне 223 миллионов гривен. Это в 4,5 раза больше, чем в предыдущем году.

Оборонные заказы составляют треть от общего финансирования, но будут финансироваться не напрямую из бюджета, а из спецфонда. Еще 56% всех расходов пойдут на выплаты по долговым обязательствам – за 2016 год необходимо вернуть кредиторам 1,85 млрд грн. Деньги эти брались на развитие Национальной спутниковой системы связи и разработку РКК «Циклон-4». Для сравнения: в 2015 году было выплачено 1,43 млрд грн, а в 2014 - 2,08 млрд грн долгов.

Зная, что 1,85 млрд грн это 56% мы получаем общую сумму более 3 млрд грн. Треть из них (т.е. около 1 млрд) приходится на оборонные заказы, а 1,85 млрд грн – на выплаты старых долгов. Из них вычитаем 223 миллиона на национальную космическую программу. Вот собственно и весь бюджет на 2016 год (плюс-минус 100 миллионов гривен, которые вполне могли бы пойти на выплаты долгов по зарплатам).

Любмир Сабадош не теряет оптимизма и надеется на привлечение инвестиций и новых кредитов, что позволит «усилить» бюджетное финансирование. Еще одним источником доходов чиновник назвал выплаты от зарубежных организаций, на которые Украина претендует как член международных космических программ. Одновременно с этим, глава ГКАУ главным риском для отрасли видит возможность сорвать «реальное и своевременное выделение предусмотренных основным финансовым законом средств в полном объеме», т.к. одного только планирования в бюджете мало (он ведь сверстан с беспрецедентным дефицитом, а значит на чем-то Кабмин будет экономить). Если реальное финансирование будет приостановлено, то проекты агентства будут поставлены под угрозу, вплоть до «потери актуальности задачи».

В целом, эти заявления главы ГКАУ выглядят довольно оптимистично т.к. финансирование космической отрасли, ставшей «локомотивом» сферы высоких технологий на Западе, у нас традиционно финансировалось по остаточному принципу. Но важно понимать, на фоне каких событий все это сказано.

Тот же «Интерфакс» 11 февраля сообщал, что в Днепропетровске прошел митинг работников «Южмаша» (основы отечественного ракетостроения) с требованием погасить долги по зарплате. Требовали это почему-то не у руководства завода, а у стен Днепропетровской областной государственной администрации с привлечением активистов из различных политических и околополитических групп. И самих протестующих было всего 150 человек, что для такого мощного завода очень мало. Резонно, что замглавы обладминистрации порекомендовал обратиться с этим вопросом непосредственно к руководству предприятия.

Там заявили, что уровень задолженности зависит от выплат по контрактам от их заказчиков, таких как «Орбитал ЭйТиКей», для которой «Южмаш», согласно меморандуму, будет строить ракетоноситель «Антарес». Долги по зарплатам за прошлый год обещают погасить к концу марта. При этом замглавы обладминистрации Станислав Кужман заявил, что других источников финансирования для завода, кроме выплат по контрактам, согласно информации от руководства завода, «не предусмотрено».

Более того, у предприятия возникли перебои с электроснабжением, что, вероятно, является признаком долгов и в этой сфере. Не лучше ситуация и на других предприятиях отрасли, которых явно не балуют госзаказами, да еще и выплачивают средства наверняка с задержками (это характерно для всей сферы госзакупок и нет оснований полагать, что здесь ситуация иная).

Безусловно, днепропетровские митинги были больше политической акцией, нежели искренней борьбой за судьбу заводчан. Свидетельством этого была хорошая организация мероприятия, обилие политических плакатов, флагов, и разного рода активистов в камуфляже. Тем не менее – «нет дыма без огня». Недофинансирование отрасли велико, и экономия, как это чаще всего бывает, приходится почему-то на зарплаты рядовых сотрудников. При этом зарплаты их и так недостаточно велики, из-за чего молодежь скорее уезжает за границу, чем остается здесь, что также характерно для всей отечественной науки.

Так жива ли космическая отрасль? С одной стороны мы видим глобальные планы руководства госструктур, а с другой – «голодного» сотрудника, который получает зарплату с большими задержками (размер её оставим за скобками). Итак, вывод – отрасль, как всегда, на грани краха, но оборонные заказы могут вдохнуть в неё жизнь. Если, конечно, не произойдет так, как с харьковскими танкостроительными предприятиями, которым государство никак не может перечислить средства за ремонт пострадавших на Донбассе боевых машин, не говоря уже о полноценном запуске производства пока еще не устаревших окончательно моделей танков.

Вопреки заблуждению, бытующему в Украине, что тяжелая промышленность не нужна «информационному обществу» к которому мы стремимся, и что все эти остатки «совка» нужно распилить на металл, опыт других стран (прежде всего Дальнего Востока и Юго-Восточной Азии) показывает, что делать этого категорически нельзя. Создание нового производства обойдется не только намного дороже, но и займет не одно десятилетие. Однако и в нынешней ситуации космическая отрасль походит больше на «чемодан без ручки», который нести тяжело, и бросить жалко. Что делать?

Чтобы исправить ситуацию необходимо не только заниматься глобальными вопросами, но и пытаться заниматься смежными отраслями. Например, кто бы знал о такой компании как «Моторолла», если бы она не создала для NASA радиосистемы? Так вот – эта компания обанкротилась в период финансового кризиса 2008-2009 годов. Значит на рынке стало посвободнее. Что мешает пойти по их же стопам, занять не эту, так смежную нишу? Тем более, что в Украине активно развивается IT отрасль, а кооперация промышленных предприятий с коммерческими компаниями уже налажена – свидетельство тому та же «Сич-2». То есть отрасль пока еще «скорее жива, чем мертва», но еще год два – и будет уже поздно что-то менять.

Все что нужно для изменений – выйти за рамки консерватизма и обратиться к отечественному бизнесу – тому ведь тоже отчаянно нужны новые возможности для работы как в Украине, так и за рубежом. Пример уже тоже есть. Причем родом из 90-х. Это всем известная «тачка-кравчучка», которая, судя по обнищанию населения, вновь становится актуальной. Мало кто знает, что её до гениального простую технологию пытались использовать китайцы и европейцы, но у них не вышло – конструкция получалась нестабильной и большой вес она не выдерживала. Секрет нашей тачки был в том, что при её создании использовались наработки из отрасли космических технологий. Что мешает сделать в наше время технологичную «тачку-яценючку»? Или дешевый аналог двухколесного электросамоката (они очень популярны на Западе, но имеют цену до 3000 долларов, что мало кому по карману). Кооперация - наше всё!

Впрочем, хоть у нынешней власти, хоть у «попередников», «креатив» был замечен только в деле политических манипуляций и махинаций, но никак не развития отечественного бизнеса и сохранения когда-то огромного промышленного потенциала нашей страны, работающего на благо простых граждан, а не «аффилированных» олигархов.